ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Наследник, добро пожаловать домой, — для него не было формальным действием преклонить колени и обнять хвост вновь прибывшего, и Брехдан чувствовал, что упрекать его за поспешность неуместно.

Элвих Быстрый шел к своему отцу в черной с серебром форме военно-морского флота. Капитанский дракон был пришит к его рукаву. Флаги Дангодхана пылали над его головой. Он остановился на расстоянии четырех шагов и отдал честь.

— Приветствую, Протектор.

— Приветствую, Правая рука, — Брехдану хотелось прижать его к себе. Их глаза встретились. Молодой моргнул и заулыбался. И это было хорошо.

— Родственники в порядке? — спросил Элвих с чрезмерной взволнованностью, как спрашивал он, когда звонил с ближайшего спутника, едва его корабль прибывал в отпуск.

— Да, конечно, — ответил Брехдан.

Они могли бы уже пойти на женскую половину замка повидаться с семьей. Но на них смотрел охранник. Владыка и наследник решили показать ему пример, поговорив сначала о вещах, касающихся всей расы. Тем не менее им не нужно быть слишком уже торжественными.

— Удачно добрался? — поинтересовался Брехдан.

— Не совсем, — ответил Элвих, — у нашего основного компьютера по противопожарному контролю случилось что-то вроде желудочной боли. Я подумал, будет лучше остановиться в Вориде на ремонт. Внутриимперская ситуация, ты же знаешь, а он мог взорваться, и земной объект мог быть рядом с нами.

— Ворида? Я что-то не припомню…

— Не удивительно. С чего бы ее помнить. Во вселенной полным-полно планет, а это — блуждающая в секторе Бетельгейзе. Мы там держим базу. Но что случилось?

Элвих заметил, что отец чем-то поражен.

— Ничего, — сказал Брехдан. — Я полагаю, земляне не знают об этом небесном теле.

Элвих засмеялся:

— Откуда им знать?

Действительно, откуда? Так много блуждающих тел, они такие маленькие и темные, а космос такой огромный.

Считается, что размеры тел, которые конденсируются из первичного газа, приблизительно обратно пропорциональны частоте из распространения. На одном конце шкалы атомы водорода наполняют галактику около одного на кубический сантиметр. На другом вы сами можете сосчитать чудовищные светила, типа О (вы можете расширять шкалу в обоих направлениях от кванта до квазара, это не имеет значения).

Маленьких красных карликов, типа М, примерно в десять раз больше, чем звезд, типа Джи, таких, как Корих или Солнце. Вероятность того, что в ваш космический корабль ударит камешек в один грамм в тысячу раз больше вероятности удара килограммовым булыжником. Темные планеты встречаются чаще светил. Обычно они путешествуют группами, тем не менее их не видишь, пока не окажешься верхом на них. Они не представляют никакой опасности — независимо от их количества, вероятность того, что одна из них пройдет через определенную точку в космосе, буквально астрономическая, а из тех, чьи пути известны, можно сделать удобные гавани.

Брехдан почувствовал, что должен скорректировать неполный ответ.

— Мельчайшие вибрации корабля, находящегося в сверхпередаче, можно уловить с расстояния в один световой год, — сказал он, — земляне или бетельгезийцы могли оказаться на таком расстоянии от твоей Вориды.

Элвих вспыхнул.

— А предположим, один из наших кораблей оказался по соседству. Что доказало бы это обнаружение, кроме того, что там еще один корабль? — Отец шлепнул его по руке, что означало — такие вещи и юнец должен учитывать. Сын тоже ответил шлепком — юнец и сам может все продумать. Брехдан не мог не улыбнуться. Элвих — тоже. А шлепки могут быть и знаком любви.

— Сдаюсь, — сказал Брехдан. — Расскажи мне о своей командировке. Мы получали там мало писем, особенно последние месяцы.

— Там, где я был, писать было довольно трудно. Впрочем, сейчас я могу сказать тебе: Саксо-5.

— Старкад? — воскликнул Брехдан. — Ты, строевой офицер?

— Так получилось. Мой корабль направлялся с визитом вежливости к бетельгезийцам, когда прибыл курьер от Фодайха Рунея. Как-то земляне узнали о базе подводных лодок, которую он строил на архипелаге. Операция в целом была проста, примитивна, так что Морской народ мог обойтись своими подразделениями, но следовало помочь разрушить в этом районе пути сообщения у Народа суши. Никто не знает, как земляне получили информацию, но руней говорит, что у них чертовски хороший шеф разведки. Во всяком случае, они дали наземному народу химические глубинные бомбы и указали, куда плыть и где их сбросить. И волей злого случая взрывами убило несколько наших главных специалистов, которые наблюдали за строительством. Это обратило все в хаос. Нашей миссии там постыдно не хватает рабочих рук.

— В голосе его послышался гнев. — Руней послал гонцов на Бетельгейзе и на Мерсею в надежде найти кого-нибудь вроде нас, кто мог бы подменить специалистов, пока не прибудет настоящая замена. Я пересадил своих инженеров в гражданский корабль. И с тех пор превратил его в боевую единицу. Я тоже должен поехать.

Брехдан кивнул. Инвори никогда не посылали личный состав в пекло, сами не высовывались без указания верховного командования.

Он уже знал о несчастье, конечно. Но лучше Элвиху не говорить этого. Не пришло еще время, чтобы галактика узнала, насколько серьезно Мерсея заинтересована в Старкаде. Его сын, конечно, осмотрителен. Но лучше, чтоб он не знал ничего. Тогда он не расскажет ни о чем, если земляне поймают его и подвергнут гипнозондированию.

— У тебя, вероятно, было полно приключений?

— Да, пожалуй. Изредка развлечения. Интересная планета. — Гнев еще кипел в Элвихе. — Я утверждаю тем не менее, что наших людей предают.

— Как?

— Их недостаточно. Не хватает оборудования. Нет ни одного вооруженного космического корабля. Почему мы не поддержим их как следует?

— Тогда земляне поддержат свою миссию так, как нужно, — сказал Брехдан.

Элвих долго смотрел на своего отца. Шум водопада позади крепостных валов Дангодхана, казалось, усиливался.

— Мы собираемся по-настоящему драться за Старкад? — спросил он. — Или позорно уберемся оттуда?

Шрам пульсировал на лбу Брехдана.

— Кто служит Ройдгунам, не отступает. Но они могут заключать сделки, когда это оказывается полезным для расы.

— Так, — Элвих смотрел куда-то за него, сквозь туман, укрывавший долину. — Я понял. Вся операция свелась к торгам за столом переговоров, чтобы отвоевать что-то у землян. Руней сказал мне, что они пошлют сюда своего представителя.

— Да, его ожидают вскоре.

Поскольку дело было важным, касающимся вопросов чести, Брехдан позволил взять своего сына за плечи. Их глаза встретились.

— Элвих, — сказал Брехдан мягко, — ты молод и, возможно, но все понимаешь. Но ты должен понять. Служба нашей расе требует большего, чем мужество, большего, чем ум. Она требует мудрости. У нас, мерсеян, есть такие инстинкты: мы получаем активное удовольствие от боевых действий и склонность рассматривать их как самое цель. А это невероятно! Такой путь ведет к разрушению. Боевые действия — только средство для достижения конечной цели — гегемонии нашей расы. А это, в свою очередь, тоже лишь средство достичь самого высшего итога — абсолютной свободы для нашей расы делать в галактике все, что она захочет. Но мы не можем только воевать за свою цель. Мы должны работать, мы должны иметь терпение. Ты не доживешь до того времени, когда мы будем хозяевами галактики. Для этого нам, может, понадобится миллион лет. На такой шкале времени собственная гордость — очень маленькая жертва, которую можно принести, когда оказывается, что компромисс или отступление дают возможность достичь большего.

Элвих проглотил обиду.

— Отступление от Земли?

— Я думаю, нет. Земля — это первоочередная преграда. Долг вашего поколения убрать ее.

— Я не понимаю, — протестовал Элвих. — Что такое эта Земная Империя? Комок звезд? Старые, пресыщенные, развращенные люди, которые не хотят ничего, кроме того, чтобы сохранять завоеванное для них их отцами. Зачем вообще обращать на них внимание? Почему бы нам не распространяться вдали от них, вокруг них, пока они не будут поглощены?

6
{"b":"1556","o":1}