ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Бьюсь об заклад, эти самки наверняка бы забыли».

Вражеская ракета повредила обшивку не очень сильно. Но она угодила в корпус как раз посредине. Под сильным давлением кислорода огонь взлетел под небеса.

Флэндри нажал на гашетку. Его орудие рявкнуло и откатилось. Взвился фонтан воды, смешанной со щепками. Одна из запряженных рыб прыгнула, метнулась и умерла. Остальные уже плавали брюхом вверх.

— Готов! — издал вопль Флэндри.

Драгойка сыграла сигнал. Большая часть команды отложила оружие и стала тушить пожар. По каждому борту стояли ручной насос, ведра с привязанными к ним веревками. Паруса спускали, мочили и оттаскивали от рубки. Сквозь шум голосов, ветра, волн, сквозь дым и огонь раздавался крик Ферока или чей-то еще.

Ситролли взбирались с противоположного борта. Они, должно быть, подняли сети (лучше бы изобрели другое предупреждающее устройство, — пронеслось в голове у Флэндри). У них было мерсеянское снаряжение, которое позволяло вести боевые действия и на суше, в любом месте на Старкаде. Наполненные водой шлемы покрывали их тупые головы, черные абсорбирующие кожаные костюмы поддерживали все тело во влажном состоянии. От блока питания шли насосы, заставляющие циркулировать атмосферный кислород. Конденсаторы давали энергию ногам, но ситролли были все же неуклюжими. Тела их были «запряжены» в поддерживающую конструкцию, два плавника и хвост контролировали четыре металлических конечности. Ситролли шли, согнувшись, по палубе, огромные, мощные, держа в руках копья, топоры и пару подводных автоматических пистолетов. С дюжину их уже были на борту.

«Сколько матросов можно снять с тушения пожара?»

Просвистела пуля. Ситролли ответили свинцовым дождем. Тигерийцы пали духом. Кровь их была такого же цвета, как и у людей.

Флэндри забил еще один снаряд и выстрелил недалеко в море.

— Зачем? — пронзительно крикнула артиллеристка.

— Может быть, их там еще много, — сказал он. — Надеюсь, гидростатический шок добьет их. — Он не заметил, что говорит на англиканском.

Драгойка метнула свой четырехзубец. Один из обладателей пистолета упал, царапая древко. Трещали винтовочные выстрелы, щелкали арбалеты, заставляя воинов искать убежище между рубкой и спасательной шлюпкой. Разгорелся яростный бой, прыгали тигерийцы, неуклюже ковыляли ситролли; меч против топора, пика против копья; хлопки, лязг, хрюканье, вопли — сплошной хаос на палубе. Некоторые «пожарные» схватились за оружие, барабан Драгойки приказал им вернуться назад. Ситролли кинулись за ними, чтобы сбросить их и дать кораблю сгореть. Вооруженные тигерийцы пытались защитить «пожарных». Автоматические пистолеты врага держали стрелков курсовикян прижатыми к палубе за мачтами и швартовыми тумбами, нейтрализуя их. Бой шел своим ходом.

Пуля расколола доску в метре от Флэндри. На мгновение он в панике застыл на месте. Что делать, что делать? Он не мог умереть, он не должен умереть. Ведь это он, Доминик. Впереди еще целая жизнь. Стоит ситроллям посеять панику, чтобы огонь вышел из-под контроля, и тогда он погиб.

«Мама! Помоги мене!»

Без всякой на то причины он вспомнил лейтенанта Даниэльсона. Ярость охватила его. Он устремился вниз, к лестнице, через палубу. На него замахнулся ситролль. Он уклонился и побежал дальше.

Дверь Драгойки была под ютом. Он отодвинул панель в сторону и ворвался в ее каюту. Она была обставлена с варварской роскошью. Солнечный свет прорвался сквозь овальное окно, коснувшись бронзовых канделябров, тканого гобелена, примитивного секстанта, морских карт и навигационных таблиц, начертанных на пергаменте. Он схватил то, что оставил здесь для удовлетворения их любопытства, — свой импеллер, — пристегнул прыгающими пальцами блок на спине и конденсаторы. Теперь меч, надеть который у нее не хватило времени. Он все перепроверил, включил контроль и поднялся.

Вверх, к рубке! Ситролль с автоматическим пистолетом залег около рубки, командуя всем боем, от носа до кормы. Он был неудобной мишенью для винтовки. Флэндри обнажил меч. Существо услышало легкий шум и неуклюже пыталось поднять головы. Флэндри ударил. Он не попал по руке, но пистолет все-таки выбил, и тот отлетел в сторону. Флэндри с шумом понесся к корме, разя врагов сверху.

— Я обезвредил его, — кричал он. — Я его обезвредил! Выходите и перестреляйте их!

Бой скоро закончился, и ему понадобилось еще немного энергии, чтобы помочь расправить мокрый парус, которым затушили пожар.

После того, как стемнело, Эгрима и Бурус вновь правили небесами. Они разбрасывали по воде дрожащие прогалины света. Очень мало звезд доносили сюда свой свет, но это не отвлекало от царящей в небе красоты. Корабль шел на север по журчащей глади воды.

Драгойка стояла рядом с Флэндри возле тотема. Она смотрела на него благодарным взглядом.

Курсовикянской религией было язычество, более рудиментарное, чем какое-либо из известных на древней Земле: умы тигерийцев, меньше, чем людские, занимали поиски первопричины, для них важен был ритуал.

Часть команды вернулась к своим вахтам, часть — отдыхала, и теперь они остались вдвоем. Ее мех искрился серебром, а глаза были словно озера света.

— Мы очень благодарны тебе, — сказала она мягко. — Я занимаю высокое положение в Сестринстве. Я им все расскажу, и они будут помнить о тебе.

— Да ладно, Флэндри шаркнул ногой и покраснел.

— А разве ты не подвергал себя опасности? Ты же рассказывал, как мало силы осталось в ящиках, которые поддерживают твою жизнь. Но ты ее потратил, чтобы летать?

— Ничего, если понадобится, насос можно привести в действие вручную!

— Я дам тебе помощников.

— Не нужно. Видишь ли, теперь я могу использовать блоки питания ситроллей. У меня в сумке есть инструменты для того, чтобы их приспособить.

— Хорошо, — некоторое время она смотрела на палубу, исполосованную тенями и светом. — Этот, у которого ты выбил пистолет… — голос ее был свистящим.

— Нет, мэм, — твердо сказал Флэндри. — Его нельзя трогать. Он единственный оставшийся в живых. И он должен быть целым и невредимым.

— Я просто хотела расспросить его об их планах. Я немного знаю их язык. За столетия мы научились ему от пленных и парламентеров. Он не сильно пострадает от этого, я думаю.

— Мои начальники в Хайпорте могут сделать это лучше.

Драгойка вздохнула.

— Как хочешь, — она прижалась к нему. — Я встречала раньше вас, землян, но ты первый, кого я действительно хорошо узнала. — Она виляла хвостом. — Ты мне нравишься.

Флэндри смутился.

— Я… ты мне тоже нравишься.

— Ты сражаешься, как мужчина, а думаешь, как женщина. Это что-то новое. Даже на дальних южных островах… — Она обняла его за талию. Ее мех был теплым и шелковистым. Кто-то говорил ему однажды, что если он вдыхал ее воздух неразжиженным, то почувствовал бы, что тигерийки пахнут свежескошенным сеном. — Мне хорошо с тобой.

«Гм-м… Что я могу сказать?»

— Жаль, что ты должен носить этот шлем, — сказала Драгойка. — Мне бы хотелось попробовать твои губы. Но в остальном ведь наши два вида несильно различаются? Может, пойдем ко мне в каюту?

В какой-то момент Флэндри охватило искушение. Он бы многое отдал, чтобы как-то ответить ей. В нем говорили вовсе не принципы, не прошлые лекции о том, чтобы стараться не оскорблять местные обычаи и привычки, и, конечно же, не разборчивость. Если на то пошло, ее непохожесть делала Драгойку еще более пикантной. Но он не мог предугадать, что ей придет в голову во время близких отношений.

— Я очень сожалею, — сказал он. — Мне бы хотелось, но я… как бы это сказать? Закодирован.

Она не оскорбилась и не очень удивилась. Она видела много разных культур.

— Жаль, — сказала она. — Ну, ладно. Ты найдешь, где носовой кубрик. Спокойной ночи.

Она бесшумно пошла к корме. По пути остановилась, чтобы забрать Ферока.

«А все-таки ее клыки страшноваты!»

5

Когда лорд Хоксберг прибыл в Хайпорт, Адмирал Энрике и верхний эшелон командования устроили официальный прием по поводу приезда высокого гостя и его свиты, как предусматривал протокол. Ожидали, что Хоксберг ответит тем же накануне своего отъезда. Эти мероприятия были скучны. Однако он пригласил различных офицеров на короткие встречи. Будучи проницательным и любезным гостем, он, таким образом, сгладил то презрение, которое неизбежно вызывал своими разговорами с переутомленными людьми и чрезмерным отвлечением вооруженных сил на службу безопасности.

9
{"b":"1556","o":1}