ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– И тебе того же. – Валенсия поклонился.

Ей не оставалось ничего другого, как протянуть ему руку. Какая теплая ладонь… У Киры закружилась голова, она чуть было не посторонилась, пропуская Неро в дом, но вовремя спохватилась.

– Vaya con Dios.

Неро улыбнулся, повернулся и пошел прочь. Стоя на ветру, Кира глядела ему вслед, пока он не исчез из виду. Солнце скрылось за холмами. Небо на востоке потемнело, и Фаэтон засверкал ярче прежнего. Рядом с ним мерцала крохотная искорка – один из искусственных спутников, собратья которого затерялись среди звезд. Гатри как-то заявил, что не желает видеть в небесах над Деметрой ничего, что не напоминало бы звезды…

Как там Хью? Кира вернулась в дом. Маленькие комнаты, скудная обстановка… Чтобы дом стал домом, нужен не один год. К тому же, ее дом остался на Земле…

Она назвала ребенка именем своего отца. Малыш мирно посапывал в колыбельке. Безотцовщина… Мальчику нужен мужчина, которым он восхищался бы, с которым спорил бы и соглашался, которому мог бы подражать и со временем подарить внуков. Черт побери!…

Раздался звонок. В каждой комнате имелся свой видеофон; чего-чего, а всякой техники в колонии хватало с избытком. Интересно, подумала Кира, а не начнем ли мы когда-нибудь ею торговать. Она нажала на кнопку. Экран остался темным.

– Buenas tardes, – произнес ее собственный голос. – Выделишь мне пару минут?

– Что стряслось?

– Да так, надо потолковать.

– Знаешь, ты с каждым днем перенимаешь у Гатри все больше его словечек.

– Bueno, мы ведь работаем рука об руку. – Похоже, модуль слегка обиделся. – В принципе, разговор не срочный, но я подумала, что тебя это наверняка заинтересует. Ко мне попал повторный анализ климатических условий. В нем учитываются новые данные – кольца кораллов, пропорции изотопов на морском дне, и тому подобное; с деталями ознакомишься потом. Так вот, анализ позволяет предположить, что в северном полушарии наступает нечто вроде сезона дождей. По идее, растения должны приспособиться, но у меня вызывают опасение те, что на побережье. Как по-твоему?

– Черт возьми! – воскликнула Кира, стискивая кулаки.

– Ничего страшного, – заверил модуль. – Просто включи в свои вычисления новый фактор.

– Знаю, но… – Кира не докончила фразы и уставилась в окно, за которым густели сумерки.

– Но?

– Послушай, ты знаешь, что у нас до сих пор нет ничего хотя бы отдаленно похожего на метеорологическую службу. – Кира заставила себя повернуться к темному экрану. И по вполне понятной причине, подумалось ей: чересчур много неизвестных, избыток переменных, значения которых быстро меняются. – Из твоих слов следует, что в северном полушарии в любой момент может разразиться буря. Я собиралась взять Хью с собой на полевые исследования, но теперь не рискну. Однако кто присмотрит за ним в мое отсутствие?

– Робот, естественно, не годится, нужен человек, а где его взять?

– Да, проблема… – Кира ждала, прислушиваясь к шепоту ветра.

– Может, я? – неожиданно предложил модуль.

– Что?

– Разумеется, в подходящем корпусе – мягком, симпатичном…

– Но у тебя и так хватает дел. Или я ошибаюсь?

– Дел хватает у всех. Но дети важнее. За ними будущее. Снова Гатри, подумала Кира.

– Меня почти перестали куда-либо посылать, – продолжал модуль. – В основном я получаю доклады полевых групп, поддерживаю связь, принимаю решения, отдаю приказы. И потом, почему бы мне не поиграть в няньку? В конце концов, твой ребенок не последний; значит, надо привыкать.

– А справишься?

– Справлюсь и других научу. Я разумею модулей.

– Я прикидывала, что нас ждет, – проговорила Кира. – Колония маленькая, люди валятся с ног от усталости… Это вряд ли принималось в расчет.

– По-моему, следует изменить правила. Дети должны расти в нормальных семьях, так? Возможно, слово «семья» обретет новый смысл.

Не семья, а коммуна? Общие дети, общие жены, общие мужья… Кира не отважилась поделиться своими мыслями даже с собственным двойником.

– Bueno, я… Мы становимся другими.

– Разве на свете есть что-нибудь вечное?

– Не знаю. – Кира перевела дух. – Спасибо за информацию и за предложение. Я подумаю. Что еще? Все? Тогда спокойной ночи.

Она пожалела, что столь резко оборвала разговор, но что ей оставалось? Пригласить модуль на чашечку кофе?

Хотя подошло время кормления, Хью она будить не стала. Пускай спит; когда проснется, тогда и покормим. Завтра она пойдет в лабораторию, а оттуда в док и, как обычно, возьмет сына с собой. Он обожает гулять. Волосы у него черные, как у Боба, глаза карие, тоже как у Боба, но что-то он взял и от нее – быть может, черты лица.

Какие у нас планы на вечер? Приготовить ужин. К сожалению, гостей не предвидится, у всех знакомых свои семьи, с которыми они и проводят вечера. Напроситься к кому-нибудь в гости? Нет, не стоит. Да, правильно говорят, что космонавт без космоса – как рыба без воды. Космос… Ринндалир…

В комнате стало темно. Вместо того, чтобы зажечь свет, Кира вышла на крыльцо. Звезд на небе прибавилось, их блики дробились на морских волнах. Крыльцо вдруг показалось Кире мостиком парусного корабля; она стояла, прислушиваясь к ветру, который трепал ей волосы и шаловливо забирался под блузку. Мимо прошел человек. Присмотревшись, Кира узнала юного Джеффа Паккера.

– Buenas tardes, пилот Дэвис, – поздоровался юноша.

– Buenas tardes, – откликнулась она, провожая его взглядом. Симпатичный мальчик, и работы не чурается. Если то, о чем рассуждал ее двойник, осуществится, тогда… Сейчас невозможно даже представить, как это будет выглядеть на деле.

51

«Тщательно изучив проблему, Институт психосоциологии заявил, что возникновение религиозных и примитивистских движений, а также общин, которые объединяют сторонников подобных движений, не представляет собой опасности для общества. Как правило, общины немногочисленны и разобщены, а друг к другу относятся если не враждебно, то с подозрением. Некоторые движения возникают внутри древних культур, но большинство представляет собой неоконсервативные группировки, недовольство которых нынешним положением дел на Земле основывается не на фактах, а исключительно на эмоциях. Можно утверждать, что в ближайшем будущем число таких группировок значительно сократится, поскольку молодое поколение растет в мире, который стремится к полной рационализации сознания Тем не менее, институт рекомендует продолжать изучение проблемы с целью установить, какой смысл изначально вкладывался в старинное слово „духовность“ и как оно соотносится с первобытными человеческими инстинктами».

Климат северных нагорий Арголиды приблизительно соответствовал тому, который существовал на Земле в умеренном поясе. Здесь росли вереск и утесник; холодные ветры гнали над холмами и долинами, ручьями и озерами свинцовые тучи. Часто шли дожди; когда выглядывало солнце, над вершинами возникала радуга. Повсюду виднелись березы и ивы, в распадках шелестели листвой осины. Жужжали насекомые, на многочисленных паутинах серебрились капельки росы. Над землей вспархивали тетерева и утки, в воде плескались земноводные, в подлеске сновали крохотные зверьки, спасавшиеся от когтей ястреба и зубов лисицы.

Ситуация на Деметре отчасти напоминала тот период в истории Земли, когда закончилось оледенение, и на планете вновь забурлила жизнь. Правда, земная эволюция продолжалась сотни и тысячи лет, а деметрианская – от силы несколько десятков. Фауна и флора Деметры появились на свет благодаря человеку. Их появлению предшествовал труд сконструированных человеком машин, самых разных, от неизмеримо громадных до не различимых невооруженным глазом. Иными словами, здешние растительный и животный мир возникли и продолжали существовать благодаря передовым технологиям.

Почти посредине нагорья располагался исследовательский комплекс «Ливтрасир-Тор»*. [Тор – в германо-скандинавской мифологии бог грома, бури и плодородия Ливтрасир (букв. «пышущий жизнью») – в скандинавской мифологии мужчина, который вместе со своей женой Лив («жизни») спасся во время гибели мира и от которого снова пошел человеческий род.] Его окружал лес, похожий на ставшую явью мечту о будущем: там росли боярышник, клены и дубы, тополя и вязы. Кира приземлилась у подножия холма и двинулась вверх по дороге, что бежала по склону среди валунов, зарослей кустарника и полевых цветов. Вдалеке поблескивало озеро; металлический корпус модуля ослепительно сверкал на солнце. В руках Кира держала Гатри. Деревья, мимо которых она проходила, приветствовали ее шелестом листвы, игрой света и тени, легким дрожанием веток.

107
{"b":"1559","o":1}