ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лувр делает Одесса
Гридень. Из варяг в греки
Профиль без фото
Когда говорит сердце
Под знаменем Рая. Шокирующая история жестокой веры мормонов
Время – убийца
Половинка
Завоевание Тирлинга
Город лжи. Любовь. Секс. Смерть. Вся правда о Тегеране
A
A

– Нет, не ребенок – эмбрион, – поправил Рудбек. – Распространяется он крайне медленно, сейчас его территория составляет шестьсот-семьсот квадратных километров. Причем он годится только для здешних климатических условий. Тем не менее, в пределах своих возможностей, он способен на многое – и учится. К примеру, нам сообщили, в тех областях, где холодные ночи, кусты можжевельника, посаженные рядом с побегами осины и ольхи, словно защищают деревья – укрывают их корни от стужи. Bueno, мы заметили, что эти породы и сами стараются расти поблизости друг от друга. А после проверки программ для роботов, которые сажают семена, выяснилось, что параметры в них постоянно изменяются! – В тоне директора явственно прозвучала гордость. – Иными словами, система расширяется самостоятельно. И слава Богу! Порой ей будет требоваться помощь, но, думаю, не слишком часто. Она приспособится к экологии Деметры, я вряд ли доживу до этого времени, но в конце концов на планете возникнет биосфера, нечто вроде гигантского живого организма.

– Обширней и медлительней империй* [Строка из стихотворения английского поэта Э. Марвелла (1621-1678) «К стыдливой возлюбленной».], – произнесла Кира. – Простите? – переспросил Рудбек.

– Строка из старинного стихотворения. Я думала о сигналах, которые будут пересекать континенты и океаны.

– Поймите, их перемещения не ограничиваются скоростью химических процессов. Вы же видели – в системе присутствуют электронные, фотонные, механические элементы. Со временем мы внедрим в нее искусственный интеллект, что, естественно, потребует дальнейшего усложнения системы, но тут я рассчитываю на помощь земных психонетиков.

– Ждать ответа на вопрос придется девять лет, – напомнил Гатри. – А твой ребенок должен расти и развиваться. Если хочешь, чтобы система приняла искусственный интеллект, заранее предусмотри в программе возможность его использования.

– Разумеется, – кивнул Рудбек. – Между прочим, мы готовы хоть сейчас подключить к системе модуль, чтобы проверить, как она работает. А что касается остального – что ж, будем ждать, пока появится настоящий кибермозг.

– Почему?

– Надо отработать все до мелочей, чтобы ни у кого не возникало ненужных опасений.

– Опасений? Значит, существует какой-то риск?

– Вряд ли. Впрочем, точно сказать не могу, поскольку попросту не знаю, чего можно ожидать.

– И не узнаешь, пока не попробуешь. Слушай, подключи меня!

– Вы серьезно, шеф?

– Честно говоря, за этим я к тебе и явился. Поначалу меня одолевали сомнения, но, прослушав твою лекцию и увидев лабораторию, я принял решение. Ну, чего мнешься? Или доброволец не подходит?

– Вы можете пострадать.

– Чепуха! Если бы ты только мог представить, что мне довелось пережить! Эта штуковина всего-навсего позволит мне понять, пускай смутно, зато изнутри, что чувствует твой организм. А разобраться в чем-то новом никогда не помешает.

– Я вас не пущу! – воскликнула Кира. – Давайте лучше поменяемся местами.

– Черт побери! – взревел Гатри. – Что за разговоры, Дэвис? В «Файерболе» не принято рисковать жизнью подчиненных. В конце концов, я – ваш хозяин, будьте любезны слушаться. После стольких лет, – прибавил он негромко, – что-то новое, не кивира, а действительность… Ну, Рудбек?

Гатри пресек возражения, но обсуждение мер предосторожности и подготовка к подключению затянулись до вечера. Наконец сотрудники лаборатории подключили модуль к системе. Миновал час, на протяжении которого тишину нарушал только шепот людей, что не сводили глаз с датчиков; на небе появились звезды. Едва время истекло, Гатри тут же извлекли наружу.

– Я не могу этого описать, – произнес он вполголоса. – Нужен поэт… Если хотите, на какой-то миг мне почудилось, будто я ожил.

Люди явно нуждались в отдыхе, поэтому Кира с Гатри попрощались и двинулись туда, где оставили флайер. Шаги Киры гулко отдавались в ночи.

– Я бы вас не останавливала, если бы вы не уничтожили своего двойника, – проговорила она, глядя на покрытую инеем вершину холма.

– Я его не трогал, – откликнулся Гатри. – Он во мне, со всеми своими воспоминаниями.

– Но почему?…

– Разве ты не знаешь? Один из нас улаживал дела в Солнечной системе и готовил к старту корабли, а второй улетел на Деметру. Но когда мы оказались здесь оба, стало ясно, что двоим старым ворчунам вместе не ужиться. Впрочем, мы догадывались об этом с самого начала.

– Я имела в виду другое. Почему вы не сохранили вторую программу? С вашей тягой к приключениям…

– Елки-палки, неужели не понятно? Я пришел к выводу, что двоих Гатри слишком много. Рано или поздно колония окажется предоставленной самой себе. И если не уцелеет, значит, ничего иного и не заслуживает.

– Нам будет вас не хватать, шеф…

– Не бойся, я еще успею тебе надоесть! – рассмеялся Гатри. – Откровенно говоря, уходить просто жаль. А тебе?

– Не знаю.

– Тебе плохо? – спросил он, фокусируя линзы, словно хотел разглядеть ее лицо.

– Нет. Мне интересно то, чем я занимаюсь, но когда перестану быть нужной, с удовольствием отключусь.

– Пожалуй, тебе не помешает подлечиться у Рудбека. Знаешь, девочка, мне за тебя боязно.

– Извините, шеф, но я откажусь.

– Если не секрет, почему?

– Не хочу вспоминать прошлое.

– Ясно.

Остаток пути до флайера они прошли в молчании.

52

«Население Л-5 значительно сократилось. Космическими кораблями теперь управляли роботы, поэтому спутник утратил свое прежнее назначение и превратился в курорт на лунной орбите. Однако повсеместное распространение кивир привело к тому, что подобные ощущения можно было получить за куда менее внушительную сумму; к тому же, земляне не проявляли к ним особого интереса. Тем колонистам, которые еще оставались на станции, разрешили никуда не улетать, но предупредили, что заводить детей крайне нежелательно».

Даже на таком расстоянии альфа сверкала ослепительно ярко. Она излучала бело-голубое сияние, которое выхватывало из мрака кратеры и скалы на поверхности Перуна – астероида, к которому приближался «Мерлин». Поодаль чернел среди звезд Велес. Кире вспомнилось, что луняне совсем недавно вывели его на орбиту вокруг богатого никелем Перуна, чтобы иметь поблизости источник воды и органики Велес представлял собой типичный хондрит*. [Хондрит – каменный метеорит, содержащий хондры – сферические частицы размером от микроскопических зерен до горошин. По составу хондриты близки к земным горным породам, изобилуют оксидами железа, кремния, магния и других металлов.] Компьютер корабля по команде с клавиатуры слегка изменил курс. Времени до посадки оставалось достаточно, поэтому Кира решила понаблюдать с высоты за лунянами.

Прежде всего ее внимание привлек объект, который двигался по орбите следом за Перуном. Остов гигантского звездолета – шпангоуты, стрингеры – издалека напоминал диковинное серебряное украшение эльфийской принцессы. Увеличив изображение на экране, Кира различила боты, роботов и облаченных в скафандры людей, которые сновали вокруг корабля, словно выполняя фигуры какого-то танца. Интересно, под чью музыку? Моцарта, Штрауса, Нильсена?

Куда полетит этот корабль? К альфе? К проксиме? Или в глубокий космос? По слухам, луняне затевали нечто грандиозное, хотели модернизировать лазерные установки; но достоверно ничего известно не было. Хватит фантазировать, сказала себе Кира.

Ей подумалось, что на Перуне, диаметр которого составлял от силы несколько тысяч километров, никогда не возникнет такого количества городов и крепостей, как на Луне. Впрочем, поселений на его поверхности больше, чем она ожидала. Свои сведения о Перуне Кира почерпнула из отчета экспедиции, отправленной в свое время сюда, чтобы выяснить, как обстоят дела у лунян (скрытные по природе, те в разговорах по видеофону практически ничего не рассказывали). Все чрезвычайно удивились, узнав, сколько они успели создать, причем на пустом месте: ведь Перун не имел природных богатств Деметры. Что ж, скоро она увидит все собственными глазами.

109
{"b":"1559","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Метро 2033: Спастись от себя
Древние города
Стеклянное сердце
Индейское лето (сборник)
Адмирал Джоул и Красная королева
Искусство убивать. Расследует миссис Кристи
Один день из жизни мозга. Нейробиология сознания от рассвета до заката
На пике. Как поддерживать максимальную эффективность без выгорания
Идеальных родителей не бывает! Почему иногда мы реагируем на шалости детей слишком эмоционально