ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Чего ты от меня хочешь? Моего мнения?

– Гораздо большего, Кира Ты, похоже, не отдаешь себе отчета, что, впрочем, вполне естественно – подобные вещи в глаза не бросаются… Экологическая система не очень-то уживается с роботами и компьютерами; нет необходимого взаимодействия. Жизнь развивается быстрее, чем мы предполагали. Она ускользает из-под нашего контроля, что ведет к катастрофам, и не только в пограничных районах, но и на освоенных территориях. Я имею в виду различные болезни, которые поражают растения и животных. Чаще всего это случается на уровне микроорганизмов, поэтому неспециалисты ни о чем не подозревают. Однако для специалистов происходящее означает полный крах. Повсюду на планете экологическая система становится невероятно сложной и хаотичной, эволюция теряет направление. Если мы не вмешаемся и не обуздаем стихию, наши дети не увидят зеленой травы. А раз так, стоило ли переселяться на Деметру?

– М-м… Я, конечно, кое-что слышала, но…

– Составить ясное представление не так-то легко. Однако у ребят Рудбека оно имеется; они вовсе не скрывают своих данных, но и, разумеется, не кричат о них на каждом углу. Нам нужны сведущие люди. Знаешь, мне вспоминаются возрожденцы… Да, мы тщательно отбирали колонистов; к тому же, их слишком мало, чтобы учинить беспорядки, но лучше перестраховаться.

– Понятно. Но при чем тут я?

– В систему надо внедрить разум. Не набор алгоритмов, а именно разум, который станет ею управлять, объединит части в единое целое. Короче, необходим человеческий мозг.

– А искусственный интеллект не годится? – спросила Кира. – По-моему, земные софотехи уже превзошли людей.

– Достанет ли у них интуиции, чтобы справиться с подобной ролью? И потом, времени в обрез, ждать некогда. Пока прибудет корабль с Земли, пройдет лет двадцать-тридцать, а за это время здесь все провалится в тартарары.

– Значит, ты хочешь… заткнуть дырку модулем?

– Верно Я не просто хочу, я должен ее заткнуть.

– Но почему именно мной? Ты уверен, что Пилар не подходит?

– Уверен. Мне будет очень жаль, когда она уйдет, но тут уже ничего не поделаешь. Того, кто настроился уйти, переубедить невозможно. А у тебя подобного настроя нет и в помине.

– Как и квалификации, которая тебе нужна.

– Ерунда. Тебя подключат к настолько мощной системе, что освоиться не составит труда.

– Если она, несмотря на все свои возможности, не в состоянии выполнить задачу, какой толк может быть от меня?

– Не знаю. Надо попробовать, чтобы удостовериться, что мы выбрали правильный путь. Из теоретических выкладок следует, что модуль, то есть разум, окажется своего рода катализатором. А мой опыт подсказывает мне, что никому другому, кроме тебя, такое не по плечу. Ведь необходима Женщина с большой буквы.

– Спасибо за комплимент, шеф, – рассмеялась Кира. – Ловко у тебя получается морочить голову, раз – и готово.

– Ты согласна?

– Ладно уж, попытаюсь. Я все-таки многим обязана «Файерболу». И тебе, Энсон.

Окрестности комплекса, благодаря неустанной заботе, ничуть не пострадали от болезней, которые опустошали округу. Время не пощадило людей; впрочем, Бейзил Рудбек – поседевший, постаревший – по-прежнему руководил всеми работами. Оборудование же лаборатории совершенствовалось с каждым годом.

– Bienvenidos, – поздоровался Рудбек. – Наверно, вместо кофе мне следовало бы предложить вам поболтать, – прибавил он с улыбкой, – однако, по-моему, вы сгораете от желания побывать на экскурсии.

– Лично я, – отозвалась Кира, – была бы совсем не против, если бы меня сразу подключили к сети.

– Честно говоря, сеньора, мне кажется, что вам необходимо сначала составить общее представление о системе. Думаю, вы знаете, что речь идет не о простой комбинации «компьютер-датчики-манипуляторы». Эта система охватывает всю планету, включает в себя множество подсистем и метеорологических спутников.

– Иными словами, она – не только мозг, но и органы чувств, нервы, железы, клетки, и так далее, – заметил Гатри. – Тебе нужно познакомиться… с собой.

– Знаю, знаю, – ответила Кира – Я же сделала домашнее задание… Извините. Сама не понимаю, чего мне неймется. Вы правы, никакие модели не заменят действительность. Что ж, ведите.

Робот держал ее на руках. Линзы модуля вращались из стороны в сторону, из динамика так и сыпались вопросы. Наконец Кира очутилась там, где ей отныне предстояло находиться. Техники подключили ее к системе. Ученые не спускали глаз с приборов и дисплеев, напряженно прислушивались, изредка обменивались мнениями.

Нынешняя система была гораздо сложнее той, к которой когда-то подключился Гатри. Однако Кира обладала достаточным опытом, чтобы не растеряться в подобной ситуации: ей не раз и не два приходилось работать в паре с компьютером. Если можно так выразиться, нечеловеческое не было Кире чуждо. Разумеется, она не могла в мгновение ока стать составным элементом системы, однако чувствовала, что со временем обязательно этого добьется.

– Ну как? – спросил Гатри.

– Не знаю. Настолько все непривычно… Дай мне собраться с мыслями.

– Но ты хочешь жить дальше?

– О да!

56

«Мы не собираемся посылать новые экспедиции за пределы Солнечной системы. Чтобы зонд долетел, до любопытного с точки зрения астрофизики небесного тела, понадобятся века или даже тысячелетия. К тому же, подобные мероприятия представляются излишними, поскольку, как правило, данные, которые сообщают зонды, полностью совпадают с теоретическими выкладками. Теория также доказывает, что органическая жизнь встречается во вселенной крайне редко, и позволяет моделировать практически все возможные формы этой жизни. Лишь немногие люди испытывают чувства, схожие с теми, которые привели к поистине невероятному (по затраченным средствам) исходу на Деметру; вдобавок, среди них не найдется таких, кто сумел бы повторить попытку Энсона Гатри. Лучшие человеческие умы постепенно объединяются с софотехами в стремлении изучить интеллект и избавить его от всяческих ограничений».

Многие из колонистов приспособились к условиям жизни на Деметре, сменив свой суточный ритм с двадцати четырех на тридцатичасовой. Они спали ночь и добрую половину утра, около полудня просыпались и брались за дела. Остальные бывшие земляне и большинство детей жили по деметрианским биологическим часам. Поначалу привыкание шло туго, но – только поначалу.

Хью Дэвис проснулся незадолго до рассвета. Трава на окруженной лесными деревьями лужайке блестела от росы. В предутренней тишине раздавались робкие трели каких-то пичуг. На востоке, над макушками деревьев, розовели облака, над которыми, в свою очередь, сверкала утренняя звезда – Афродита, еще одна планета альфы.

Хью наблюдал, как светлеют небеса, и думал о матери. Она где-то там, в космосе. Поскорей бы вернулась, рассказала бы о новых приключениях… Он выбрался из спальника, вдохнул прохладный, чуть сыроватый воздух. Болотистая почва пружинила под ногами. Хью напился из ключа, вода которого имела железистый привкус. Взошла альфа, и лес тут же облачился в зеленый наряд самых разных оттенков. Нет, подумалось Хью, с матерью он, пожалуй, не поменяется.

Он присел на корточки, развел костер и принялся готовить завтрак. От аромата, который распространял вокруг себя бекон, у Хью потекли слюнки. В полевых условиях каждый прием пищи превращался в подобие пира. Жаль, что не с кем разделить угощение. Сошла бы и мужская компания, хотя женская, конечно, предпочтительнее. Но лесничих постоянно не хватает, поэтому в районах, которые считаются безопасными, они работают поодиночке. Если с ним что-нибудь случится – а возможно, разумеется, всякое, – он просто вызовет спасателей. Если же погибнет – что ж, ему прекрасно известно, что подобной опасности никто не исключает; ну и ладно, это не слишком высокая плата за жизнь, которую он ведет.

Хью поел, вымыл посуду, умылся сам, собрал рюкзак, вскинул его на спину и двинулся в путь. Он собирался пройти вдоль гребня до Изумрудного озера, а затем по течению реки спуститься в долину и заночевать уже в ней. Как далеко удастся добраться, зависело от того, что попадется ему на пути. Судя по сделанным со спутника снимкам, маршрут вполне позволит изучить экологию данной местности.

115
{"b":"1559","o":1}