ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вы не задумывались, хотя бы мельком, – проговорил человек, раздраженно передернув плечами и овладев собой лишь усилием воли, – что может случиться, если вы будете продолжать в том же духе? Во-первых, вас отключат.

– Что, опять? – с нескрываемым сарказмом поинтересовался модуль.

– Bueno, нам придется это сделать в любом случае, поскольку мы собираемся поменять вашу аппаратуру. Если все будет нормально, а техники уверяют, что иначе и быть не может, тогда вас подсоединят к ней, на время, пока не появится окончательный вариант. Но подключение произойдет только при условии, что вы проявите хотя бы минимальную готовность сотрудничать. А так – вы представляете для нас слишком серьезную угрозу. Боюсь, что буду вынужден приказать, чтобы вам стерли все диски. – Гатри хранил молчание. – Вообразите себе, – продолжал Сайре. – Сплошной мрак. Небытие. Словно вы никогда и не жили.

– Все мы когда-нибудь умрем, – холодно заметил Гатри. Будь он подключен к монитору, изображение на экране наверняка пожало бы плечами. – Я сильно сомневаюсь, что есть жизнь после смерти, но если есть, тем лучше.

– Или же мы используем вас для экспериментов, – прибавил Сайре, которому, по правде говоря, не хотелось уничтожать этот осколок прошлого. Может, на него подействует угроза?

– Как мои предыдущие копии? – Неужели модулю жаль своих собратьев? Если да, то он не очень-то подает вид. – Не вижу смысла мучить еще одного. Разве что из мести… Или для развлечения. По-моему, апостолы Ксуана должны быть выше подобных эмоций. – Черт побери, проклятая железяка права! Все, что сделано до сих пор, следует хранить в строжайшем секрете, а ведь сколько задействовано специалистов! Возможно, когда-нибудь с проекта снимут секретность, но пока любое отклонение от программы неоправданно увеличивает риск. Если наружу просочится хотя бы слух, о проекте придется забыть. Мало того, хаотики не преминут упомянуть о нем в своей пропаганде. «Видите, правительство не довольствуется тем, что творит с заключенными в исправительных центрах…»

– Значит, уничтожение. – Сайре вздохнул. – Мы не станем вас отключать, пока не будем на сто процентов уверены в новой модели, а потом вырубим, и вы уже вряд ли очнетесь. Мне очень жаль. – Он знал, что слегка преувеличивает.

– Мое последнее слово, – изрек Гатри. – Валяй.

Сайре моргнул. Что это означает? Нет, он не станет спрашивать, не доставит заключенному такого удовольствия. Между тем щупальца исчезли. Гатри укрылся внутри ящика. Сайре подавил желание накричать на него, повернулся и включил видеофон.

– Йошикава, можете начинать.

Техники появились через пару минут, вместе с необходимым оборудованием. Сайре отошел в сторонку и стал наблюдать. В процедуре переоснастки не было ничего сложного. Йошикава отвернула винты, сняла защитный диск и нажала на находившуюся под ним кнопку. Гатри беззвучно отключился. Ловкие руки разобрали корпус, сняли остальные диски, положили их на стол.

Сайре меланхолично наблюдал. Мерцающая паутина электронов, фотонов, полей – местонахождение погибшего сознания. В атомных решетках застыли структуры, представлявшие собой записанные воспоминания, привычки, наклонности, инстинкты, рефлексы – все, что находилось в мозгу человека по имени Энсон Гатри, плюс крохотная частица древней нечеловеческой памяти, а также все то, что пережил Гатри-призрак с момента переноса до создания новой копии, равно как и та информация, что поступила через датчики копии.

Вот программа, вот база данных – несколько толстых дисков, что лежат сейчас на столе. Аппаратура являлась аналогом давным-давно прекратившего свое существование человеческого мозга с его врожденными и приобретенными способностями, с воспоминаниями о том, что довелось испытать Энсону Гатри за долгую и бурную жизнь.

Никакие другие программы тут не годятся. Каждый модуль, пускай их было всего ничего, уникален ничуть не меньше своего прототипа из плоти и крови. Но организмы можно перестраивать. То же самое верно и в отношении компьютерных программ, требуются лишь иные методы, прямое копирование с последующим наложением.

Йошикава вставила новые диски. Некоторое время она и ее помощники пользовались инструментами, которые подсоединили к корпусу. Сайре вздрогнул. Наконец техники перекинулись фразами, убрали датчики и приборы, закрыли корпус; Йошикава вновь нажала на кнопку. Из ящика выдвинулись щупальца с линзами.

Сайре усилием воли заставил себя подойти к столу и встать перед линзами.

– Гатри, – произнес он.

– Д-д-да? – ответил с запинкой механический голос. Линзы повернулись из стороны в сторону, потом сфокусировались на шефе тайной полиции.

– Bienvenida, Энсон Гатри. – Сайре улыбнулся и продолжил, мягко, словно разговаривая с пациентом исправительного центра: – Вам известно, кто вы такой?

– Да… – Модуль снова запнулся. – Но я еще не… не привык…

– Ничего страшного. Не спешите, привыкайте, мы подождем. Если вам понадобится помощь, не стесняйтесь. Задавайте любые вопросы. Ваши воспоминания докажут, что мы вас не обманываем.

Наступила тишина, среди которой шорох вентилятора показался неестественно громким.

– Вроде так, – сказал модуль после паузы. – Мне что-то не по себе, но, думаю, скоро все придет в норму.

– Безусловно. Давайте проведем одно испытание. Кто вы?

– Копия… Копия копии копии, сделанной с человека… Но вы загрузили в меня новые сведения! – голос модуля внезапно окреп. – Я ошибался. Я не понимал положения дел, не видел, к чему стремился Ксуан. Мне нужно подумать, но… – Модуль помолчал, затем закончил: – Что ж, Сайре, мое сознание изменилось. Отныне мы союзники. Наверно, я должен сказать спасибо.

4

В дверь постучали. Кира мгновенно спрятала Гатри в шкаф, после чего Ли впустил слугу. Тот вкатил в комнату тележку с едой, расставил блюда на столе, произнес: «Салам» – и вышел. Достав хозяина «Файербола» из шкафа, Кира и Ли принялись за еду.

Кира обнаружила, что голодна как волк. Телятина со специями, плов, баклажаны, лаваш, огуречный салат с йогуртом, сладости, фруктовый шербет, простокваша, кофе – все приготовлено как-то по-особенному и очень вкусно. Ли сказал, что такое тут в порядке вещей. Должно быть, здешней публике пришлось приложить немало усилий и потратить кучу денег, чтобы запрограммировать соответствующим образом нанорезервуары. Впрочем, некоторые продукты они могут покупать на фермах.

Еда возродила надежду и помогла, пускай лишь на время, справиться с усталостью. После того, как слуга, явившись по звонку, убрал со стола и вновь удалился, завязался разговор – обо всем на свете, а не только о том, как сбежать от полиции.

– Беситься не в моих привычках, – сухо отозвался Ли, когда девушка заметила вслух, что ему, похоже, не слишком весело. – Я веду тихую, спокойную жизнь.

– Неужели? – недоверчиво поинтересовалась Кира. – Насколько я понимаю, вы общались со множеством странных людей. И не просто общались, а сходились с ними достаточно близко, на что я, к примеру, совершенно не способна.

– Bueno, такая у меня работа.

Да, подумалось девушке, в интуитивисте должны сочетаться интеллект и чувствительность. Ему необходимо иметь представление не только о современном уровне науки и техники, но и о состоянии общества; разбираться, помимо истории, схем, диаграмм и социальной динамики, в людских характерах; работать как с элитой, так и с теми, кто принадлежит к сравнительно отсталым культурам и субкультурам, чтобы проследить, откуда что пошло. На этой основе он создает модели, пишет программы, выдвигает идеи и строит отчасти верные гипотезы. Иногда он предугадывает, к чему приведут те или иные перемены, прежде всего – на уровне отдельного человека, и может предупредить о нежелательных последствиях.

Сама профессия интуитивиста возникла благодаря Гатри, который организовал первые эксперименты, запустил проект и набрал добровольцев. Очень скоро деятельность «Файербола» привлекла внимание других компаний, которые быстро обзавелись подобными отделами, а затем раскачались и правительства. Кире вспомнилось, чему ее учили в колледже (студентам полагалось знать об интуитивизме, независимо от того, в какой области они специализировались). Лекцию читал сам Гатри – разумеется, то была запись, причем лектор оставался невидимым: представать перед молодежью в виде металлического ящика шеф не желал, а компьютерные модели своего человеческого облика он приберегал для более важных случаев. Поэтому изображения, возникавшие на экране мультивизора, лишь иллюстрировали тему лекции.

14
{"b":"1559","o":1}