ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Да, «Файербол» – инородное тело, детище законченного индивидуалиста, чей призрак продолжает управлять компанией. Это не просто фирма, которая занимается прибыльными проектами – это общество, способ мышления и образ жизни, как когда-то сказал отец, государство. Государство, граждан которого поощряют думать, говорить и действовать самостоятельно; государство, присяга на верность которому сильнее всяких законов; государство, чей правитель, при всеобщем одобрении, подал пример поведения (неоправданного экономически, откровенно эгоистичного и полностью иррационального), не только организуя звездные экспедиции, чего требовала наука, но и лично отправившись к альфе Центавра. Bueno, пускай не лично, пускай полетела копия – какая разница? Ведь, если рассуждать логично, Деметра не сулила ни малейшей материальной выгоды: разве что когда пробьет ее час…

Компания отнюдь не пыталась в открытую свергнуть авантистов, которые зависели от «Файербола» ничуть не меньше, нежели Земля в целом. До поры до времени между правительством и компанией поддерживался хрупкий, но мир. Так почему же авантисты вдруг словно с цепи сорвались? Почему сначала захватили североамериканскую штаб-квартиру, а затем и всю собственность «Файербола» на территории Союза?

Потому что узнали про двойника Гатри и решили использовать его для своих целей, а первый шаг привел к следующему. Так или иначе, они явно поступили опрометчиво. Хотя – куда им было деваться?

Авантизм как движение – образчик тоталитаризма со всеми вытекающими отсюда последствиями. Кира помнила о тоталитаризме из школьных уроков истории, правда, довольно смутно. Династия Цзин, инки, коммунисты и тому подобное. Разумеется, она слышала о злоупотреблениях властью, а однажды встретила человека, которого преследовали власти и который бежал в Бразилию. До ареста он был ученым-физиком и во всеуслышание высказывал собственное мнение. Ему устроили «промывку мозгов», после которой он стал зарабатывать на жизнь физическим трудом. Правда, в некоторых других странах с диссидентами обращались ничуть не лучше.

Надо было поподробнее расспросить родителей насчет того, почему они переселились в Россию. Надо было поразмышлять над тем, почему правительство Союза объявило свободомыслие преступлением, почему организовало тайную полицию и либо сажает тех, кто не согласен с официальной идеологией, в тюрьму, либо отправляет в исправительный центр. Тогда она давным-давно бы поняла, каким образом авантисты загнали себя в угол. Карательные меры, которые применяли авантисты, необходимы, когда власти пытаются затолкать народ в рай, который обещает идеология. Но в современном мире долго так продолжаться не может. Мировая – точнее, межпланетная – экономика требует прозрачных границ, которые ежедневно могли бы пересекать в обоих направлениях тысячи и тысячи людей. Межпланетная система связи обрушивает на человечество поток информации, люди замечают, что ими помыкают, причем без особой пользы, а вокруг – свобода и процветание. Они постепенно утрачивают иллюзии. Некоторые начинают жаловаться; им немедленно приклеивают ярлык хаотиков, реакционеров, которые хотят повернуть историю вспять и устроить в стране анархию. По слухам, часть хаотиков тайно приобретает оружие и готовится к революции.

Наверняка всего этого Кира не знала. Она лишь предполагала, что авантисты пустились в рискованную авантюру, поняв, что другого шанса может и не представиться. Из чего, впрочем, никак не следовало, что они не способны напоследок учинить жестокую бойню и сорвать банк, то есть подчинить себе всю планету. Что ни говори, возможно всякое.

Inferno*! [Inferno! ( ит.) – Черт возьми!] Ей давно пора спать. Зачем? Чтобы расслабиться. Ночной сон – лучший отдых. Кира мысленно прочла мантру, которая должна была ее усыпить.

5

– Информационная служба Футуро, – произнес с экрана диктор. – Вчера правительство реквизировало всю собственность компании «Файербол Энтерпрайзиз» на территории Северо-Американского Союза. Здания заняты милицией, подразделения Сепо проверяют головные предприятия. – На экране замелькали сцены. Северо-Восточный Комплекс, Всемирный Центр Торговли, этакий сверкающий на солнце остров посреди рифов и обломков кораблекрушения. Над центром кружили флайеры, на крыше здания копошились вооруженные люди. Комплекс Торонто, место рождения Киры: мужчины в форме выстроились вдоль улицы, а мимо, настороженно поглядывая на солдат, идут домой из школы дети. Юго-Западный Энергетический централ: пустыня, а в ней – лес энергоприемников, ожидающих восхода луны, чтобы напиться энергии, и вереница бронированных машин. Космопорт Камехамеха: кусочек голубого неба, белый прибой, высокий силуэт готового к старту звездолета, техники, выходящие из корабля в сопровождении людей, руки которых лежат на кобурах пистолетов.

«Что за мерзкое дополнение к завтраку», – подумалось Кире. Тем не менее, девушка съела все, что ей полагалось. Кто знает, когда им случится поесть в следующий раз? Ли меланхолично жевал. Гатри, закованный в металл, взирал на экран с дальнего конца стола.

– Деятельность компании на территории страны приостановлена, однако правительство надеется, что скоро запрет будет снят. Власти заявляют, что их действия, цитирую, «получили одобрение руководства компании», конец цитаты. Это заявление не может не удивлять, поскольку на протяжении многих лет правительство конфликтовало с рядом крупных транснациональных корпораций, в особенности – с «Файерболом».

«Да уж, – подумала Кира. – Без Гатри, который не давал и не дает спуску чиновникам, о всяком конфликте властей с „Файерболом“ давным-давно благополучно бы забыли».

– Все сходится, – пробормотал модуль, и по спине девушки пробежал холодок. – Мой двойник у них в руках, и они его обработали. Бедняга.

– Ваши подчиненные ничего не заподозрят? – спросил Ли.

– Может, и заподозрят, хотя о том, где мы его прятали, было известно, кроме меня, только двоим, а у них наверняка нет оснований предполагать, что нашего питомца нашли. Я и сам не вспоминал про него, пока не стало слишком поздно. Когда – если – анти-Гатри появится на публике, он будет держаться вполне естественно.

– …выступит президент Мануэль Эскобедо Корриган. – На экране появился симпатичный седовласый мужчина, который заговорил звучным, хорошо поставленным голосом.

– Внимание, сограждане! Я хочу сделать важное заявление. Но для начала позвольте заверить вас, что опасаться нечего. Действуя в ваших интересах, правительство приняло меры, чтобы отвратить угрозу, нависшую над вашими жизнями. Мы намерены прекратить конфликт, который, на наш взгляд, и без того чрезмерно обострился. Пострадают те, кто виноват, а общество в целом значительно выиграет. Все вы имеете право знать о том, что происходит, поэтому слушайте внимательно, во избежание возникновения слухов. Если слухи все же возникнут, то вы, на основе достоверных сведений, сможете их опровергнуть, а затем сообщить нам о тех, кто их распространяет.

Используя власть, которой вы меня наделили, и полагаясь на мудрые советы Священного Синода, я распорядился реквизировать на территории страны всю собственность компании, известной под названием «Файербол Энтерпрайзиз», поскольку наши подозрения превратились в уверенность. Тайная полиция установила, что многие годы под вывеской этой мощной организации действовали террористы-хаотики, которые стремились к тому, чтобы свергнуть наше правительство силой оружия. Если бы им удалось осуществить свой замысел, он обернулся бы миллионами погибших, всеобщей разрухой и неизмеримыми страданиями. Мы должны опередить их, должны выследить, всех до единого, арестовать и потребовать для каждого справедливого наказания.

Вы наверняка помните якобы несчастный случай, когда мощный электромагнитный импульс повредил базу данных Среднезападного Центра Безопасности. Это происшествие могло бы серьезно затруднить работу полиции. К счастью, Сепо заранее предупредили. Мы не знали, к чему именно готовиться, однако в качестве меры предосторожности дублировали все наши данные. И когда это произошло, полиция и выяснила, что говорить следует не о несчастном случае, а о диверсии, и отреагировала надлежащим образом. Было установлено, что среди подозреваемых – сотрудники компании «Файербол».

17
{"b":"1559","o":1}