ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она благополучно миновала ворота и затерялась в толпе, что бурлила под голубым небом, на котором сияло солнце. Свобода! «Успокойся, девочка. Если не хочешь, чтобы к тебе привязались, уноси отсюда ноги, и поскорее».

Поблизости от стоянки трициклов Кира отыскала информационный стенд, настроила свой информатор, вошла в кабинку, бросила в паз монету. Лишь после того, как узнала все новости, она сообразила, что по-прежнему давит изб всех сил на кнопку вызова. Девушка усмехнулась, направилась на стоянку, заплатила за свой трицикл, села в машину и поехала прочь.

Прежде всего следует избавиться от гавайского костюма: в нем она слишком уж бросается в глаза. Следовательно, необходимо отыскать в окрестностях недорогое ателье. Информатор выдал адрес: сектор Тонаванда. Судя по всему, в этом районе селились люди с достатком – дома попадались в основном кирпичные, высотой в несколько этажей; многоквартирные здания встречались крайне редко. Никакой толпы, немногочисленные прохожие не спеша шагали по тротуарам. По проезжей части катили автомобили (сюда они допускались, потому что их было мало). Поначалу Кира ощутила умиротворение. Небоскребы Внутреннего Города казались едва ли не призраками, разноголосый гомон у их подножия превратился на расстоянии в шепот.

Однако, приглядевшись повнимательнее, девушка заметила, что кладка во многих местах осыпается, у товаров за грязными стеклами витрин вид достаточно затрапезный, а люди, похоже, настроены не слишком радушно. Трава растет, где ей вздумается, у деревьев в сквере – там мирно похрапывали рядом с пустой бутылкой двое мужчин – почему-то пожелтела листва. Кира и не подозревала, что в Комплексе существуют подобные кварталы; хотя, вполне возможно, здесь ничего не изменилось с тех самых пор, как авантисты пришли к власти на волне общественного недовольства.

Правда, отдельные здания – фабрика, генетическая клиника, два-три ресторана, то есть такие заведения, которые посещает много народу, но которые не могут позволить себе, из-за сравнительно низких доходов, переехать в помещение поприличнее – выглядели достаточно пристойно. Это относилось и к ателье. Когда девушка открыла дверь, ее встретил приемщик – не робот, человек, вежливый, одетый с иголочки. Он справился, чем может быть полезен, смущенно объяснил, что они работают на устаревшем оборудовании, программы которого не соответствуют последним требованиям международной моды.

– Ничего страшного, – успокоила его Кира, окидывая взглядом уютное фойе. – Помнится, ателье вроде вашего существовали, еще когда я была ребенком. – Разумеется, помнить она на деле не помнила, но благодаря своей профессии представляла, какие тут нужны машины. – Знаете, мне лишь бы было красиво и удобно.

Она прошла в кабинку, разделась и позволила автомату снять с себя мерку. Это было наслаждение, своего рода терапия – наблюдать за собственным, в полный рост, голографическим изображением: компьютер моделировал костюм, мгновенно внося изменения, если девушка нажимала на какую-нибудь кнопку клавиатуры. Так, четыре комплекта нижнего белья, двое брюк – одни черные в обтяжку, другие обычные, с тонкой красной каемкой внизу каждой штанины. Рубашка со стальным отливом, более женственная переливчатая блузка абрикосового цвета и еще одна, с пышными кружевами, но – Кира не преминула убедиться – не стесняющая движений. Юбка-миди из тигрила, бледно-зеленый плащ с капюшоном – от непогоды. Таким образом, теперь у нее есть наряды практически на все случаи жизни. Кроме того, она заказала саквояж и сумку, которую при необходимости не составляло труда превратить в рюкзачок.

Девушка надавила на кнопку «Готово». На экране замигали цифры: стоимость заказа. Сумма была больше, чем у нее имелось при себе наличных. Кира неохотно воспользовалась кредитной карточкой. Если Сепо все же заподозрит ее и сделает запрос базе данных, вот след, мимо которого агенты наверняка не пройдут.

Bueno, если повезет, этого не случится, по крайней мере, за те дни, которые ей осталось провести на Земле. И потом, вряд ли даже в авантистской Северной Америке компьютерная сеть отлажена настолько, что сохраняет все без исключения сведения. Возможности подобной сети огромны, но не безграничны. Скорее всего, данные вроде тех, кто, когда, зачем снимал деньги со своего счета, спустя какое-то время просто уничтожаются.

Что поделаешь, компьютер – не человек. Кира хихикнула и тут же одернула себя: нужно сохранять серьезность. Пока есть время, надо поразмыслить над тем, как быть дальше. Наличные следов не оставляют. Доллар давно уже не является конвертируемой валютой, однако на территории Союза лучше расплачиваться именно долларами. Разумеется, от уков* [УК – аббревиатура от «универсальные кредитные билеты».] никто не откажется, но того, кто платит ими, безусловно запомнят. Пойти в банк и поменять? Эти сведения точно попадут в базу данных, и кто-нибудь может заинтересоваться, с какой стати она поменяла деньги. Так или иначе, необходимо раздобыть наличных – и постараться навести Сепо на ложный след…

Весело позвякивая на ходу, подкатила роботизированная тележка; выдвинулся поддон с заказом. Кира перебрала одежду, натянула переливчатую блузку и черные слаксы, остальное сложила в саквояж и вышла из кабинки.

– Надеюсь, все в порядке, миз* [Миз – принятое в англоязычных странах обращение к женщине, не содержащее указаний на семейное положение.] Дэвис? – осведомился приемщик с елейной улыбкой. Почему он запросил компьютер, как зовут клиента? Кстати, и не подглядывал ли, пока она одевалась?

– Да, спасибо, – отозвалась Кира.

– Вы из космоса?

– С чего вы взяли? – Кира внутренне напряглась. Может, у него есть разрешение на проверку всех сведений о клиентах ателье? Впрочем, когда запрашивают подобную информацию, база данных в Кито вред ли требует пароль.

– Мне так показалось по вашему виду, миз. Вы говорите как североамериканка, а держитесь… ну, гордо, что ли. Всю жизнь мечтал побывать в космосе.

Кира уловила в тоне приемщика зависть и легкое сожаление. Интересно, доводилось ли ему вообще путешествовать? Похоже, да; во всяком случае, он употребил форму обращения, которая здесь не очень-то в ходу.

Путешествия… По мультивизору показывают голографические фильмы. Если человек может позволить себе витаприставку, у него создается почти полная иллюзия реальности изображения. Однако видеть сады Тихополиса, ловить аромат, исходящий от гигантских цветов, испытывать на прочность нервную систему, когда кажется, что вот-вот очутишься в невесомости – всего этого недостаточно. Ты сознаешь, что сидишь дома, что не в силах пройтись по той же Луне, что все, что может с тобой случиться, заранее заложено в программу. Кира поняла, что ей представилась хорошая возможность.

– Да, я работаю наверху. – В подробности вдаваться не стоит. В нынешних условиях хвастаться тем, что ты пилот, по меньшей мере неразумно. Кира вздохнула. – Прилетела отдохнуть, но, по-моему, отдыхать уже не придется. Сегодня утром передали… – Клюнет или нет?

– Насчет «Файербола»? – приемщик сделал большие глаза. – Вы работаете на них?

– Пострадали все компании, сфера интересов которых затрагивает космос, – в этой высокопарной фразе все было правдой, от начала до конца. – Мне необходимо связаться с любым представительством нашей фирмы за пределами Союза. Причем лично, поскольку здешние каналы связи… ненадежны. – Может, он догадается, что она имеет в виду. – Bueno, мне всегда хотелось посмотреть на Квебек. Но ведь без подходящей одежды туда не поедешь, верно?

– Конечно! У вас замечательный вкус, миз Дэвис. Жаль, что ваш отпуск оборвался столь неожиданным образом. Удачи и заходите снова, когда будете в наших краях. Muchas gracias*. [Muchas gracias ( исп.) – Большое спасибо.] – Не переставая тараторить, приемщик проводил Киру до двери.

Итак. Если агенты Сепо доберутся до ателье, приемщик сообщит им, что миз Дэвис направилась на север. В новостях ничего такого не передавали, значит, граница открыта. Каждый день в разных местах ее пересекает множество людей, и если даже власти организуют массовую проверку, речь пойдет разве что о сканировании удостоверения личности, неважно, летит ли человек на самолете или добирается наземным транспортом. К базе данных, опять-таки, будут обращаться в исключительных случаях. Возможно, станут проверять всех, у кого обнаружится нечто, хоть отдаленно смахивающее на нейристорный блок. Иными словами, если Сепо и заинтересуется Кирой Дэвис настолько, чтобы порыться в ее файле, ничего подозрительного копы там не найдут – решат, что девица просто-напросто запаниковала, и забудут о ее существовании.

21
{"b":"1559","o":1}