ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Девушку разбудил стук в дверь. Она села и судорожно сглотнула. В окно заглядывало заходящее солнце. Господи Иисусе, неужели она столько проспала? Стук повторился. Кира поспешила отпереть. Вошел Роберт Ли: костюм типичного жителя Запада, за спиной рюкзачок с Гатри, в левой руке чемоданчик. Кира заметила, что с запястья Боба исчез информатор, посмотрела Ли в лицо.

– Привет. – Ли криво усмехнулся, его голос прозвучал как-то безжизненно.

– Bienvenida, – нерешительно откликнулась Кира. – Долго же вы добирались. Что-нибудь стряслось?

– Ничего серьезного, – Ли запер дверь. – Я задержался потому, что потратил на поиски необходимого больше времени, чем предполагал.

– Выньте меня из мешка и объясните, черт подери, что происходит! – потребовал Гатри.

Ли достал металлический ящик и поставил на стол.

– Меня не пропускали внизу. Пришлось выяснять отношения через интерком. Все стали такие осторожные, просто жуть.

– Я думала, на Кварк-Фейр нет никаких запретов.

– Не совсем верно. Если Сепо узнает, что сюда пронесли… – Ли рухнул в кресло и уставился перед собой невидящим взором.

– За приличную цену, – добавил Гатри. – Я слышал, как ты торговался.

– Дело того стоило, сэр. Я никогда раньше ничем подобным не занимался, но слышал, что такое возможно, и постарался выяснить, где именно.

– Вы о чем? – не поняла Кира.

– Я сперва отдышусь, ладно? – проговорил Ли. – Тема не то чтобы приятная.

– Я могу спуститься и принести чего-нибудь выпить. Хотите?

– С радостью пропустил бы стаканчик бурбона, но сегодня мне лучше обойтись без алкоголя.

– Закажи себе, Кира, – посоветовал Гатри.

– Стоит ли? Если только кофе… – Нет, нервы и без того на пределе. Девушка принялась расхаживать по номеру. – У меня тоже возникли кое-какие проблемы. – Она вкратце описала события последних часов.

– Для дамы, которая жила уединенной жизнью, вы вели себя замечательно, мэм, – подытожил Ли и восхищенно присвистнул.

– Угу, а теперь вам нужно поскорее вернуться к вашим уютным звездолетикам, радиационным экранам, столкновениям с метеоритами и лунотрясениям. – Гатри усмехнулся, но мгновенно посерьезнел. – Мне кажется, времени у нас в обрез, если оно есть вообще.

– Неужели все настолько плохо, сэр? – спросила Кира, чувствуя, как ее пробирает озноб. – Почему?

– Разве не ясно? По-моему, так же очевидно, как прыщ на заднице нудиста. Мое второе «я» быстренько сообразит, что мне удалось удрать, и попытается опередить меня. Если сумеет, значит, «Файербол» – его, то есть вражеский, Священного Синода. В таком случае, будем надеяться, что нам троим позволят умереть. Лично я не желаю жить в их будущем.

– В каком он, по-вашему, положении? – справился с гримасой Ли.

Озноб становился все сильнее. Кира не могла и представить, каков будет ответ шефа, ибо плохо разбиралась в психонетике. Возможно, шеф тоже ничего в ней не понимает. Однако псевдо-Гатри…

Ошибка. Он не «псевдо», он – Гатри. Может статься, тот самый, который оставался на Земле и управлял компанией; а она беседует с тем, кто летал к альфе Центавра. Какая разница? Ведь после возвращения второго они обменялись воспоминаниями. Лишь впоследствии их дороги разошлись.

Почему-то Кире захотелось, чтобы Гатри, которого она держала в руках, оказался тем, кто летал к звездам. Тому, чья нога ступала на поверхность Деметры, не пристало томиться в тюрьме.

6

БАЗА ДАННЫХ

К вечеру хлеставший весь день ливень прекратился; ветер, правда, утих не сразу, разогнал на прощанье тучи. Видеть над головой ясное небо, на котором, вдобавок, сошлись почти вплотную два солнца, было весьма непривычно. Гатри покинул лагерь, притаившийся под скалистым гребнем, что защищал его от непогоды, и отправился на побережье – полюбоваться закатом.

По дороге ему встретился биолог экспедиции. Пятнадцати сантиметров длиной, робот сильно смахивал на некое гигантское насекомое и выглядел гораздо более живым, нежели зеленовато-бурый мох, который он ощупывал своими манипуляторами. Заметив Гатри, робот на мгновение остановился. Гатри понял, что главному компьютеру ушло очередное сообщение, переданное через усилитель, болтавшийся на воздушном шаре в воздухе над лагерем. Сам Гатри ничего не слышал, его приемник был не слишком мощным. Какая разница? Компьютер за долю секунды опознал Энсона Гатри и отправил роботу команду «Игнорировать». Биолог вернулся к прерванному занятию.

Поблизости наверняка трудились другие роботы, в той или иной степени похожие на своего товарища, но на глаза они не показывались. Местность от холмов на западе до моря на востоке казалась совершенно пустынной: сплошные валуны, нагромождения камней, золотисто-коричневые дюны, голубые, со стальным отливом россыпи кварца. Изредка попадались озерца или просто лужи; ветер, насвистывая, гнал по ним рябь, дробил солнечные блики. Море пахло соленой пеной, озоном и чем-то таким, что лишь отдаленно напоминало обычные запахи водорослей и рыбы. Гатри выбрался из кабины робокара и покатил дальше на собственных гусеницах, которые на ходу проминали почву, выдавливая из нее влагу. Теперь к рокоту прибоя и шелесту ветра примешивались хруст, скрежет и гул двигателя. Второе тело обладало ногами, однако было куда сложнее в обращении и уязвимее, а это словно роднило Гатри с миром вокруг, словно превращало вновь в человека. Неожиданно зашевелились дремавшие много лет воспоминания.

На море начался отлив. Узкая полоска песка – на Земле она была бы шире – насквозь пропиталась морской водой, что протягивала к ней пенные пальцы. «Шшш», – шептали волны.

Щупальца с линзами на концах, торчавшие из металлического корпуса, опустились к песку. Побережье усеивали водоросли, раковины, тела мертвых представителей здешней фауны, вроде червей и медуз. Такие находки обнаруживались при отливе каждый день, а уж после шторма их, естественно, было полным-полно. Гатри почему-то вспомнилась Земля – той поры, когда загрязнение не достигло еще катастрофических размеров. Странно, что здешняя жизнь стремительно развивалась в воде и едва существовала на суше. Впрочем, странно ли? Вполне вероятно, что на суше жизнь возникает в результате сильных приливов, а на Деметре их вызывать некому – луны-то у нее нет.

Вдалеке что-то блеснуло. Гатри с любопытством посмотрел в ту сторону. На горизонте по-прежнему клубились облака, багровевшие в закатных лучах, над пенными гребнями волн не кружили ни чайки, ни кайры. Гатри отрегулировал увеличение и разглядел на поверхности воды, метрах в ста от берега, торпедообразный предмет – матку робокаров, изучавших океанскую среду планеты и ее экологию. Интересно, подумалось ему, откуда она взялась: то ли приплыла с севера, где располагалась база экспедиции, то ли изготовлена совсем недавно. Мастерские работали на полную мощность, флайеры доставляли исследователей практически в любую точку планеты… Можно запросить базу данных.

Потом. Он пришел сюда, чтобы посмотреть, как заходит альфа Центавра. Гатри повернулся «лицом» на запад.

За дюнами виднелись холмы, на склонах которых чернели оставленные эрозией шрамы На золотисто-голубом небе клубились розовые облака Из-за вечерней дымки ослепительно яркая альфа выглядела всего лишь огненно-алой. Ее диск казался неизмеримо громадным, хотя на деле был даже немного меньше диска Солнца, каким тот видится с Земли. В нескольких градусах за альфой следовала бета, мерцающая искорка, которая оторачивала облака янтарной каймой.

Период вращения Деметры вокруг собственной оси составлял всего-навсего пятнадцать часов. Альфа исчезла из виду, небо сразу потемнело, и на нем засверкала желтая бета, яркая, будто тысяча полных земных лун. Поверхность планеты окутали сумерки, из которых выступали лишь горные вершины. Мало-помалу сияние беты померкло, она потускнела, приобрела красноватый отлив – и исчезла следом за альфой. Последние отблески заката постепенно сошли на нет, и на небосводе, вдогонку тем, что уже искрились на востоке, одна за другой стали появляться звезды.

25
{"b":"1559","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
В плену
Бумажная принцесса
Кровь, кремний и чужие
Верховная Мать Змей
Помолвка с чужой судьбой
Планета Халка
Победа в тайной войне. 1941-1945 годы
Рой
Соль