ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кира посмотрела на Ли. Тот явно успокоился: расслабился, на лице вновь появился румянец.

– Да, я играю с огнем, – признался он. – Как и все мы. Но вы двое на моей стороне, а значит, шансы не так уж малы. И потом, сэр, я же принес присягу.

– Ладно, сынок, – проговорил Гатри, нарушив тишину, которая воцарилась в номере после слов Ли. – Если мы победим, тебя не забудут, пока на Земле останется хоть один живой человек. Господи, как мне хочется пожать твою руку!

– Gracias, – пробормотала Кира, обнимая Ли, – mil gracias. – В глазах девушки блестели слезы.

Ли прижал ее к себе. Объятие перешло в поцелуй.

– Ох, – произнесла Кира, когда они наконец оторвались друг от друга, – а ты, однако, парень не промах. Я бы не отказалась познакомиться с тобой поближе.

– Вспомни о своем желании, когда мы встретимся снова. – Ли состроил гримасу. – А мне напоминать не придется.

– Извините, ребята, но у нас есть более срочные дела, – прервал обмен любезностями бас Гатри. – Боб, здешние окрестности тебе наверняка известны лучше нашего. Как нам выбраться отсюда?

– Ну… – Ли моргнул, словно человек, которого вырвали из сна. – Конечно. Bueno, по-моему, вам нужно уходить немедленно. – Он заговорил быстрее. – На вокзалах и автобусных станциях вряд ли установлены те же детекторы, что и в аэропортах; возможно, до них вообще пока не добрались. К тому же, наземным транспортом пользуется гораздо больше народу, чем самолетами. Но в открытую ехать не стоит. Вполне вероятно, Сепо объявила общую тревогу. Кира, возьми билет на поезд, в одноместное купе. Разумеется, не в спальном вагоне: слишком дорого и может вызвать подозрения. Нет, обыкновенное купе. Они сравнительно дешевы, и билеты в них, поскольку в стране кризис, можно купить без проблем. Плати наличными.

– Молодец! – одобрил Гатри. – Я уже говорил, ты ошибся в выборе профессии. Когда мне в следующий раз понадобится опытный конспиратор, я обращусь к тебе.

– И куда мы направимся? – спросила Кира, не обращаясь ни к кому в отдельности.

– У меня на примете есть одно местечко, – откликнулся Гатри. – В этой стране партнеры «Файербола» в опасности, тем более, что Сепо наверняка ухватила концы многих нитей; к тем хаотикам, кому я доверяю, обращаться тоже рискованно. Однако если ты купишь билет, скажем, до Портленда…

– Стоп! – перебил Ли. – Вам пора.

– Но ты же все забудешь! – сказала Кира.

– Чем скорее вы уйдете, тем лучше. Ведь мое исчезновение взбудоражит копов, правильно?

– Ага, – согласился Гатри. – Когда им сообщат из других мест, где тоже была облава, что никого не обнаружено, они всем скопом навалятся на Кварк-Фейр. А если нападут на твой след, то заявятся сюда, и дамочка внизу, возможно, вспомнит Киру. Пожалуй, на то, чтобы все обмозговать, у них уйдет несколько дней, но ты прав – нам пора сниматься с якоря.

– Кроме того, – прибавил Ли, повернувшись к Кире, – я хотел бы принять наркотик в одиночестве. Насколько я понимаю, зрелище будет не из приятных.

– Бывай, сынок, – проворчал Гатри. Девушка хранила молчание. – Vaya con Dios.* [Vaya con Dios ( исп.) – приблизительно можно перевести как «будь здоров и не кашляй».]

Он втянул щупальца. Кира положила шефа в рюкзачок, вскинула его на плечо и взяла в руку саквояж. Внезапно у нее мелькнула мысль, что ей понадобятся зубная щетка, гребень… Ладно, купим на вокзале. Свободной рукой Кира обняла Ли. «Черт!» – больше слов не нашлось. На сей раз поцелуй был коротким, можно сказать, целомудренным. Она распахнула дверь и вышла из номера. Ли, стоя на пороге, глядел ей вслед.

8

Получив сообщение, технический директор спутника Л-5 Пьер Олар долго пребывал в задумчивости.

Сообщение поступило по каналу внутренней связи, тайному, не подключенному ни к какой сети, настолько надежному, что до сих пор полиции не удавалось перехватить информацию, которую по нему передавали. Ключами к шифру владели очень и очень немногие люди – те, кому Энсон Гатри доверял едва ли не больше, чем себе. Несмотря на краткость, это сообщение явно было составлено им самим – тут ошибки быть не могло – и содержало упоминания о событиях минувших дней, отчего на лице Олара промелькнула улыбка. Оно гласило: «Перспективы весьма неплохие, если мы не сваляем дурака, но придется изловчиться. Мне нужна моя старая camarilla* [Camarilla ( исп.) – компания; здесь: «гвардия».], все до единого. Вместе мы сумеем добиться своего, как когда-то в молодые годы. Помнишь? Никому не слова, скажи только, что улетаешь, быть может, надолго». Далее следовали инструкции, как установить контакт.

Поначалу Олар испытал огромное облегчение. Он пытался отговорить Гатри от безумной затеи – проникнуть на территорию Северной Америки и руководить действиями компании на месте. А если авантисты что-либо заподозрят? А если они его поймают? В сравнении с этим планом полет к альфе Центавра казался верхом благоразумия. Разумеется, Гатри не послушался. Когда он улетел, Олар с головой ушел в работу. Размышлениям о том, какова должна быть конструкция нового звездолета, можно было предаваться безо всякой опаски. Даже длиннющая череда организационных проблем, которые требовалось решать, уже не вызывала прежнего отвращения.

Судя по всему, шеф укрылся в сравнительно безопасном месте и всерьез готовит ответный удар. Интересно, какой? И зачем ему понадобился пожилой технолог? «Старая гвардия…» То есть, он, Пьер Олар, Хуан Сантандер Конде, который ушел на пенсию в должности почетного директора… Господи Боже, неужели Хуан тоже получил вызов? А кто еще?

Олар снова занервничал, ибо понял, что совершенно не разбирается в положении дел. Он никогда не лез в политику, не интересовался подобной ерундой. То, что творилось на Земле, приводило его в бешенство, однако он не слишком внимательно следил за событиями. Олар повернулся к терминалу и затребовал данные о политической ситуации. Читая, он время от времени запрашивал более подробную информацию, а затем, откинувшись на спинку кресла, принялся обдумывать полученные сведения.

После того, как правительство Северо-Американского Союза реквизировало собственность «Файербола», компании разрешили продолжать свою деятельность – под строгим контролем. Филиалы работали практически как обычно. Персонал перемещался как внутри страны, так и за ее пределами, связь осуществлялась без сбоев. А тем временем руководство компании вело с правительством переговоры, о ходе которых не сообщалось.

«Файербол» настаивал на том, чтобы полиция покинула здания компании, немедленно и без всяких условий. Правительство же заявляло, что оно с крайним нежеланием пошло на столь суровые меры и стремится к тому, чтобы все завершилось к общему удовлетворению. Однако необходимо удостовериться, что среди служащих компании нет террористов и заговорщиков. Это вопрос не идеологии, а благоразумия. В эпоху атомных двигателей, молекулярной инженерии и потенциально смертельно опасного промышленного сырья фанатики, имеющие доступ к ресурсам транснациональной корпорации, сфера деятельности которой распространяется не только на Землю, но и на космическое пространство, представляют собой реальную угрозу, вне зависимости от того, преследуют ли они преступные цели. «Файерболу» не надо препятствовать расследованию, которое ведется в его же интересах. А поскольку речь зашла о сотрудничестве, следует прояснить позиции… В общем, переговоры явно затягивались.

Мало– помалу ситуация осложнялась. Компания прекратила работу на территории Северной Америки, хотя в другие страны поставки осуществлялись по-прежнему. «Файербол» отказывался от выгодных контрактов. В ответ на протесты было заявлено, что подобные действия объясняются текущими обстоятельствами. Местные представители компании искренне утверждали, что они тут не при чем. В конце концов, они ведь работают на фирму, которая принадлежит частному лицу и не является акционерным обществом. Большинство важнейших подразделений -либо дочерние компании, либо независимые подрядчики, но только на бумаге. Их удерживают вместе как договоры, так и вековые традиции, а управляет всем, причем единолично, сеньор Гатри, который, несомненно, пойдет навстречу просьбам клиентов – когда сочтет нужным. Но, сделав заявление сразу после конфискации, он, судя по всему, предоставил свободу действий своим подчиненным на местах. Это вполне в его духе: он из тех, кто одобряет инициативу и не следит за каждым шагом. Пока он не давал о себе знать. Нет, о местонахождении сеньора Гатри ничего не известно, что тоже нисколько не удивительно.

28
{"b":"1559","o":1}