ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Сомневаюсь, что он нам понадобится! – вырвалось у Киры.

– Не обсуждайте при мне! – воскликнула Блум и с тревогой в голосе спросила у Гатри: – Я поступила правильно? У вас прибавилось шансов?

– Послушай, девочка, – пророкотал тот, – если бы я мог подключиться к здешней сети, то закатил бы такую оргию, что ты ушла бы сама не своя. Хочешь, могу заняться любовью с твоим модулем.

– Нет уж, спасибо! Как доберешься домой, вышли мне ящик виски. – Ее голос дрогнул. – Ох, Энс!… – Блум выпрямилась. – Значит, решено? Тогда давайте прикинем, как нам выбраться отсюда.

– Вы идите первой, сеньора, – пробормотал Валенсия. – Если снаружи дежурит агент, уведите его за собой. Сеньорита Дэвис выйдет несколько минут спустя, а я пойду последним и прихвачу с собой сеньора Гатри. Во-первых, когда я входил, при мне не было никакой коробки, а во-вторых, если за мной увяжется «хвост», я без труда от него отделаюсь. Сеньорита, переселяйтесь в отель «Нептун». Я живу в 770-м номере.

– Но сначала мы упакуем Энса, а потом проведем пару часов в стране грез, – заявила Блум, – чтобы никто ничего не заподозрил. По правде говоря, мне кажется, что кивиры, учитывая всеобщее помешательство, очень скоро перестанут быть безопасным убежищем. В последнем выпуске новостей утверждалось, что правительство установило награду за полезные сведения, особенно насчет электронных устройств, которые могли быть внедрены в систему управления.

Продолжать разговор, подумалось Кире, означало бы упомянуть Гатри Второго. В душе шевельнулось беспокойство. Как можно оставлять шефа в контейнере на целых два часа без присмотра? Однако выбора нет. Блум права. Рискованно, но что поделаешь? Главное – не уделять коробке чрезмерного внимания и вести себя как можно естественнее.

– Разумно, – одобрил Валенсия, пожал плечами и усмехнулся. – Кстати, какими фантазиями мы будем наслаждаться?

– Умоляю, ничего… интимного, – попросила Кира. – Я не в настроении.

– Я тоже, – заметила Блум.

– Эстер, а ты вообще бывала в кивире? – полюбопытствовал Гатри.

– Была разок. Знаешь, наша паршивая действительность куда удивительнее.

– Кивира может вернуть тебе молодость.

– Повторяться? Упаси Господи! Я похоронила двух мужей, настоящих мужчин, и одного сына. Не береди воспоминаний. Остаток своих дней я хочу провести с живыми детьми и внуками. – Блум улыбнулась. – А еще у меня есть правнук, стервец, каких мало. – Она затушила сигару и встала. – Только не подумайте, что я ханжа. Если уж на то пошло, я заранее позаботилась влезть в каталог программ и подобрала ту, которая подойдет всем. Кире она понравится, да и ты, Неро, не заскучаешь. Пошли.

– Что за программа? – спросила Кира.

– Обед в Филадельфии, у Джорджа Вашингтона. Среди гостей будут Томас Джефферсон и Бенджамин Франклин*. [В. Франклин (1706-1790) – американский просветитель, государственный деятель, ученый, один из авторов Декларации независимости и Конституции США. Призывал к отмене рабства. Сформулировал зa полвека до А. Смита трудовую теорию стоимости Как естествоиспытатель известен трудами по электричеству.] Можете участвовать в беседе, но следите за своими манерами. Разумеется, мы увидим иллюзию, часть программы для гиперкомпьютера, но помните, копии воссоздаются со всей возможной точностью. Лично я буду не говорить, а слушать.

– Черт побери, – заключил Гатри, – а мне остается только завидовать.

17

Однажды, много лет назад, будучи в Кито, он заявил: «Мы создадим нечто новое. Это будет первая машина, которая ни разу не провалит теста Тьюринга*. [Л. Тьюринг (1912-1954) – английский математик и логик, вывел математическое понятие абстрактного эквивалента алгоритма, которое впоследствии получило название „машины Тьюринга“.] Потому, что станет плутовать, поскольку в ней буду сидеть я».

– По-моему, рано или поздно возникнет система наделенная собственным сознанием, – отозвался Хуан Сантандер Конде. В те дни он активно трудился на посту генерального директора компании и давно дружил с Гатри. – Ох уж этот мне Святой Грааль* [Святой Грааль – в средневековых западноевропейских легендах тaинственный сосуд, ради приближения к которому рыцари совершают свои подвиги. Считалось, что в него Йосиф Аримафейский собрал кровь Иисуса Христа.] психонетики!

– Сегодня…

– Знаю, знаю. Пойми, я вовсе не утверждаю, что лучшие образцы программ начисто лишены сознания; с другой стороны, сознание есть и у ящерицы. У собаки побольше, а у обезьяны его почти столько же, сколько у нас Но в общем и целом животные ведут себя подобно idiot savants*. [Idiot savants ( фр.) – слабоумные мудрецы.] Гении в чем-то одном и совершенные тупицы во всем остальном. Точно так же и твои модели. Мне представляется, что если хотя бы одна из множества процедур оказалась успешной, мы бы давно достигли цели. Я догадываюсь, что ты хочешь сказать, поэтому можешь промолчать. Программы, которые задействованы в дворцах грез, верно? Люди, испытавшие их на себе, утверждают, что ощущение такое, будто и впрямь попадаешь в иную реальность. Да, попадаешь, но в мечтах, которые основываются на твоих собственных воспоминаниях, а твоя интуиция превращается в нечто вроде контура обратной связи. Если клиент привносит в диалог с программой знания, воображение и тому подобное, словом, больше, чем та в состоянии переварить, он скоро обнаруживает, что общается вовсе не с той псевдоличностью, которую заказывал. Собеседник полностью изменяется и может даже «погибнуть».

– Разумеется, но я говорил о другом.

– Извини, Хуан. Не обижайся. У меня полным-полно дурных привычек, и болтать без умолку – еще не самая худшая. Ну да ладно! Понимаешь, для «Файербола» я хочу совершенно иного. Хочу сам стать частью машины.

– Эй, как насчет… – Гатри, который следил за тем, как робот подключает его к сети, не докончил фразы.

– Вы задали вопрос? – промурлыкал голос из динамика.

– Нет. Продолжай.

Позже, после подключения, он направил запрос системе. Для начала, как и положено, пара-тройка несложных задач. Чтобы получить прямой доступ к базе данных, овладеть всеми ее возможностями и не свихнуться от количества информации, нужно действовать постепенно. Если описывать ощущения машины человеческим языком, можно сказать, что он будто припомнил какую-то деталь – дату, адрес или цвет женских глаз.

Гиперкомпьютер классифицировал желание Гатри и направил запрос в соответствующую цепь. Если понадобится, к поиску подключатся базы данных по всей планете. Изучение всех логически возможных следствий могло потребовать совместных усилий нескольких гиперкомпьютеров… Так или иначе, Гатри получил ответ на свой запрос через долю секунды.

Да, за последние годы в области создания искусственного интеллекта наметился определенный прогресс. Странно, почему до сих пор никто не удосужился ему об этом сообщить? Впрочем, все понятно: проведя столько лет в небытии, он должен был, в первую очередь, узнать о том, что представлялось жизненно необходимым, чтобы ориентироваться в обстановке.

Гатри выяснил, что основные исследования проводится вовсе не в лабораториях компании. Его затея с внедрением своего сознания в киберсеть «Файербола» оказалась успешной, поэтому он не стал запрещать продолжение экспериментов, но и не поощрял их, и в итоге все заглохло.

Зато другие фирмы, прежде всего европейская «Текнофьючерс» и лунная «Гермес Коммьюникейшнс» со штаб-квартирой в Астербурге, взялись за дело всерьез и добились впечатляющих результатов, которые, естественно, были бы еще поразительнее, будь у них модули. Однако те два модуля, которых пока не уничтожили, не проявили к экспериментам ни малейшего интереса. Увимана с головой ушел в науку, стал ходячим воплощением космофизики, а Нгуен затерялась в таинствах мистики.

Что касается нового модуля, желающих выступить в качестве «донора» не находилось. «Я не хочу быть машиной. Не хочу, чтобы вы копировали мое сознание». Тех немногочисленных добровольцев, которые все же появились, отвергли – по разным причинам…

43
{"b":"1559","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Палач
Программа восстановления иммунной системы. Практический курс лечения аутоиммунных заболеваний в четыре этапа
Как перевоспитать герцога
Поединок за ее сердце
Это неприлично. Руководство по сексу, манерам и премудростям замужества для викторианской леди
Я белый медведь
Подрывные инновации. Как выйти на новых потребителей за счет упрощения и удешевления продукта
Мастер Ветра. Искра зла
Прыг-скок-кувырок, или Мысли о свадьбе