ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Конечно, шеф. О чем речь? Позвоните, когда придете в себя. Счастливо. – Экран погас.

Гатри помедлил. Стоит только приказать, чтобы его не беспокоили, и… Нет. Не сейчас.

По безопасному каналу связи он отправил вызов в Футуро. Там тоже было раннее утро, однако Сайре оказался на месте, в главном управлении тайной полиции. Потребовалось несколько минут, чтобы убедиться, что линия надежно защищена от подслушивания. Относительно самого факта беседы можно было не беспокоиться: учитывая события последних дней, вряд ли кто-то удивится. Однако содержание разговора следовало сохранить в тайне.

– Проверено, – сказал Гатри. – Ну, что новенького?

– Какие дела у вас? – вопросом на вопрос ответил Сайре, подавшись вперед.

– Более-менее. Скоро мне придется выступить перед партнерами компании.

– Мы как раз готовим ваш отчет и собираем свидетельства. Не волнуйтесь, все будет в порядке.

– Свидетельства… Кому они нужны, в наш электронный век?

– Вот почему нам нужны вы, Энсон. – Сайре улыбнулся. – Ваша личность, ваша способность убеждать…

– Для вас, Сайре, я «сеньор Гатри». – Начальник Сепо весь подобрался, сглотнул, но промолчал. – Я спросил, что новенького?

– Работаем не покладая рук, – холодно отозвался Сайре, но постепенно возбуждение растопило лед в его голосе. – Я только что получил сообщение, которое, по мнению компьютера, заслуживает внимания. Вчера вечером глава Ассоциации гомстедеров провела три часа в кивире города Портленд, на западном побережье. Судя по ее досье, никогда раньше она кивиры не посещала. Между прочим, она была близким другом… э… Гатри. Ну, что скажете?

– М-м… Не знаю. Что вы собираетесь предпринять?

– Привезти ее сюда и допросить.

– Слушайте, Сайре! – в голосе робота прозвучали стальные нотки. – Если ваши вшивые агенты притронутся к ней хотя бы пальцем, нам с вами будет больше не о чем разговаривать.

– Что? – изумился Сайре. – Погодите, но… – Он, похоже, оправился от удивления. – Разумеется, она ваш друг, вы… сентиментальны, однако…

– Тихо! Я убежден, что в общем и целом Ксуан был прав. Мне известно, каким образом меня в том убедили, но что сделано, то сделано; к тому же, насколько я могу судить, так оно даже лучше, поскольку в противном случае стране грозила бы катастрофа. Вот почему я несу эту ахинею насчет террористов, рассчитывая опередить моего двойника. Если он вернет себе «Файербол», вы пропали. Вполне вероятно, я проявляю чрезмерную осторожность, но иначе нельзя. Понимаете, к чему я клоню? Ладно, слушайте. Вы действуете напролом. Воля ваша, но не ждите, что я буду соглашаться со всем подряд. Оставьте Эстер Блум в покое. Кстати, если она, с тех пор, как мы с ней виделись в последний раз, не выжила из ума, вы ничего от нее не добьетесь. Короче, не смейте к ней даже приближаться. А если все-таки попробуете, я вас из-под земли достану. Ясно?

– Не забывайте, что вы всего-навсего робот, – дрогнувшим голосом откликнулся Сайре, с лица которого начисто исчез румянец.

– Ну и что? Вы целиком и полностью зависите от меня, так что не рыпайтесь. У вас все? Muy bien, тогда до связи. И помните, я слежу за тем, что происходит с моими друзьями. – Гатри выключил аппарат.

Какое-то время он молча стоял у стола, который выглядел сущим анахронизмом. Картинка на видеоэкране представляла собой вид на Кито и на горные пики, что тянулись из сумерек к солнечному свету. Город мало-помалу просыпался. Башню, в которой помещалась штаб-квартира «Файербола», окружали современные здания. Старинные дома на Плаза Индепенденсья* [Plaza Independecia ( исп.) – площадь Независимости.] и жилые кварталы по сравнению с ними казались оазисом в пустыне. Однако они не выглядели музейными экспонатами: там кипела жизнь, люди встречались, вели дела, ели, пили, праздновали, флиртовали, бездельничали, любили, гуляли в садах, спали, заводили и воспитывали детей и в конце концов умирали. Как раз то, чего всегда хотелось Джулиане. После того, как появился космопорт, стало ясно, что город обречен расти; они многое сделали для его развития – сначала вдвоем, а потом, когда Джулиана умерла, Гатри пришлось трудиться одному, как бы от ее имени – ведь она стояла у истоков всего…

18

БАЗА ДАННЫХ

Джерри Бауэн вместе со своей мечтой занимал двухкомнатную квартиру в южном Чикаго, которую содержал в чистоте, но едва ли в порядке: повсюду громоздились горы книг, над ними возвышался кульман, на заваленном бумагами столе располагался мощный персональный компьютер, остаток былой роскоши. Когда в гости к Джерри нагрянул Гатри с женой, он сварил кофе, который, по всей видимости, обошелся ему в кругленькую сумму. Завязался разговор. Познакомившись с идеями Бауэна, Гатри решили, что не мешает узнать его поближе. Пускай он визионер, но явно не маньяк.

Естественно, говорили они в основном о космических полетах, вспоминали историю. Джерри не только помнил, как все начиналось – высадка на Луну и тому подобное. Нет, он встречался со многими космонавтами, инженерами и предпринимателями, которые стремились в космос, несмотря на частые неудачи. Когда страна погрузилась в сумерки, он сумел устроиться на работу в промышленности, а попутно конструировал собственный звездолет, который так и не построил, и продолжал мечтать о новых Кларках, Бассарах, О'Нилах, Форвардах, Мэтлоффах, Хантерах, Вудкоках, Фризенах и Гудзонах. С годами Бауэн слегка разочаровался в жизни, но не утратил способности смеяться.

Собираясь пригласить его несколько дней спустя к себе в гостиничный номер, Энсон и Джулиана долго колебались.

– По-моему, зрелость человека не зависит от величины банковского счета, – проворчал Гатри, – но известно ли это Джерри? Вдруг он решит, что мы кичимся своим богатством? С его гордостью…

– Мне кажется, ему плевать на обстановку, – отозвалась Джулиана и направилась к телефону.

Бауэн явился точно в условленное время. На улице задувал ветер, гоняя по небу облака, их тени прыгали по мостовым и крышам домов. Одно из окон номера выходило на маленький парк, и было видно, как гнутся к земле окрашенные осенней позолотой ветви деревьев. В воздухе кружилась палая листва. Казалось, будто вся природа пришла в движение.

Когда Бауэн снял пальто и шляпу, хозяева заметили, что он изрядно замерз и весь дрожит.

– Ну? – требовательно спросил Джерри. – Какие новости?

– Что касается нас, – ответил Энсон, – мы согласны.

Бауэн судорожно сглотнул, пошатнулся… Джулиана взяла его за руку.

– Садитесь, – сказала она, подведя Джерри к креслу, – и, ради всего святого, успокойтесь.

– Что будете пить? – с теплотой в голосе справился Гатри.

Бауэн, похоже, не услышал. Он глядел прямо перед собой и качал головой, словно потрясенный неожиданным известием.

– Пошло дело, – прошептал он наконец. – Пошло!

– Эй, – проговорил Энсон, предостерегающе подняв руку, – только не горячитесь. Путь будет долгим; вполне возможно, мы собьемся с него и не доберемся до конца.

– То есть конструкция вам понравилась?… – Бауэн вскинул голову. Его пальцы стиснули подлокотник кресла.

– Не только нам, но и компьютеру.

– Она нравилась многим. – Джерри как-то обмяк. – Но… Всегда «но».

– Извините, нам следовало вас подготовить.

– Энсон, – с улыбкой заметила Джулиана, – вечно ведет себя как слон в посудной лавке. А жизнь – не что иное, как посудная лавка. Тем не менее, Джерри, мы не отказываемся от своих слов и хотели бы обсудить условия.

Бауэн выпрямился. Его лицо осветилось внутренним светом.

– Мы прикинули стоимость проекта, – продолжала Джулиана. – Как вам известно, наши дела в Австралии идут неплохо. Узнав о вашем… Короче, у нас вроде бы хватает средств, чтобы оплатить расходы; что-то даже еще останется. По крайней мере, на первом этапе. Дальше, если все пойдет более-менее гладко, от инвесторов, я уверена, просто отбою не будет.

45
{"b":"1559","o":1}