ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Страсть к вещам небезопасна
И повсюду тлеют пожары
451 градус по Фаренгейту
Ловушка для птиц
Прощай, немытая Европа
Земля живых (сборник)
Интуитивное питание. Как перестать беспокоиться о еде и похудеть
Краткая история времени. От большого взрыва до черных дыр
Счастливый животик. Первые шаги к осознанному питанию для стройности, легкости и гармонии
A
A

– Конечно, знаем. – Энн Фарнем состроила гримасу. – Вранье насчет фанатиков… Почему? Что они ищут?

– А если за их словами отчасти кроется истина? – пробормотал Валенсия.

– Ничего подобного! – воскликнул Фарнем, стукнув кулаком по подлокотнику кресла.

Он отрицает то, во что не хочет верить, подумала Кира. Вряд ли подпольщики или хотя бы те из них, кого готовят для вооруженной борьбы, – вряд ли они чудовища. Однако маловероятно, что среди хаотиков царит полное единодушие. Но революционные движения, у которых нет надежды на победу, быстро погибают. А чтобы возникла надежда, необходима поддержка из-за границы, от изгнанников и от других государств, которые даже преследуют собственные цели…

– Прошу прощения, – извинился Валенсия, улыбнувшись своей обворожительной улыбкой. – Я чувствовал, что нужно спросить, хотя, признаться, заранее знал ответ. Надеюсь, вы ни в чем нас не подозреваете? Muy bien, мы везем – скажем так – один из тех предметов, за которыми охотится Сепо. Нам необходимо как можно скорее покинуть страну. Времени в обрез, поэтому я сумел договориться только насчет яхты, которая является собственностью джентльменов удачи. Вы знаете, они нам не отказывают, поскольку братство Салли Северин кое в чем им помогло; мое начальство решило, что пришла пора получать долги.

Кира сделала большой глоток. Как ловко Валенсия ведет разговор, ухитряясь не сказать ни слова о том, что действительно важно! Интересно, почему его «начальство» пошло на такой шаг? Они ведь не идеалисты, следовательно, прекрасно понимают, что, помогая Гатри в беде, получат награду – не только наличные, но и дружбу «Файербола». Однако… Выходит, им известно истинное положение вещей? Неужели Эстер Блум рассказала бандитам все, потому что у нее самой не нашлось средств, чтобы организовать бегство Гатри? Или Валенсия разузнал, что к чему, по приказу того же «начальства»? Да, время у него было, причем он мог сделать это и раньше, сразу после беседы с Эстер.

Слишком много «или». В принципе, подобные сведения распространяются сами собой; и бог бы с ними, если бы они не увеличивали риск. Валенсия не предаст… Насчет его шефов тоже можно не волноваться. Можно ли? Сепо наверняка известно о бандитских братствах больше, чем оно признается. Если копы нападут на след, они, скорее всего, наплюют на собственные усилия, которых потребовало устройство той или иной западни, арестуют всех, кого смогут, и допросят с пристрастием.

Значит, и впрямь необходимо поскорее сматывать удочки.

– По дороге нас проверяли, – сквозь звон в ушах расслышала Кира голос Валенсии, – все вроде обошлось, но я решил, что не стоит рисковать. Поначалу мы думали добраться до Сан-Франциско. Вы можете связать меня с джентльменами? И как по-вашему, согласятся ли они выйти завтра в море и можно ли договориться с кем-нибудь из рыбаков, чтобы нас отвезли на лодке к месту встречи?

Фарнемы переглянулись, призадумались.

– Если у них будет разрешение, датированное сегодняшним днем, то, мне кажется, все получится. Капитан скажет в порту, что его задержали семейные неприятности, – проговорила Энн после паузы. – А ты, Джим, позвонишь на работу и объяснишь, что не сможешь прийти. Причину мы подберем.

– Надо определить место встречи, – отозвался хозяин, дергая себя за бороду. – Обычно побережье охраняют не слишком тщательно, но раз власти окончательно спятили, не стоит подвергать себя опасности. Ведь ни к чему, чтобы нас остановил катер или амфифлайер. Я проверю маршруты патрулей.

Обыкновенный рыбак? Неужели в подполье все такие – обычные люди, каждый из которых делает свое дело? Кире почему-то представилась свернувшаяся кольцами змея. Если знать, куда наступать, можно каблуком раздавить ей голову, но если шагать наугад, она обязательно укусит, а выжидая удобного момента, будет шевелить своим раздвоенным языком.

– Bueno, все решено? – спросила Энн. – Тогда давайте есть, ужин давным-давно на плите.

За едой они говорили о погоде, обсуждали спортивные новости и местные происшествия. Кира поняла: знать нужно только то, что необходимо. Вскоре после ужина она улеглась в постель, которую приготовила Энн. Валенсия и фарнемы засиделись допоздна. Встав на рассвете, девушка догадалась, что они, вероятнее всего, не ложились вообще.

20

Вспыхнул и угас над морем еще один закат. Наступили вечерние сумерки, а когда Кира после ужина поднялась в смотровую кабину, оказалось, что на это полушарие Земли опустилась ночь.

На борту корабля, способного преодолеть расстояние от материка до Гавайев за какие-то тридцать с хвостиком часов, пассажиры на палубе не болтаются. Впрочем, смотровая кабина ничуть не хуже. Обтекаемая, как и весь корпус «Каравеллы», что прыгала по волнам на своих поплавках (Кира едва замечала движение, скорее ощущала, что сроднилась с машиной и стихией); козырек, который защищает от брызг…

Кроме нее, в кабине никого не было, поэтому девушка выключила свет и подождала некоторое время, давая глазам привыкнуть к темноте. Ходовых огней и радара она отсюда не видела, различала лишь мостик – белое пятно, которое то возникало из мрака, то пропадало вновь. Океан сверкал и переливался множеством оттенков, напоминая стаю мчащихся куда-то леопардов. Глухо рокотал двигатель, ему вторили волны, посвистывал ветер. Над океаном раскинулся небосвод, усыпанный звездами; правда, светили они гораздо слабее обычного – Млечный Путь, к примеру, больше всего смахивал на собственный призрак.

Величественное зрелище, исполненное силы – и покоя. Жаль, что шеф этого не видит. Бедный шеф, снова его засунули в экранированный ящик. Может, вынуть? Нет, не стоит. Джентльмены удачи ничем не обязаны «Файерболу», они просто проявили любезность. Если команда «Каравеллы» узнает, какой у них груз, искушение – умопомрачительная награда, прощение давних грехов, денежная должность в правительстве – может оказаться слишком сильным. Или же капитан решит, что его обманули – заставили рисковать головой неизвестно ради чего – и отомстит за оскорбление…

Поэтому Кира лишь прошептала Гатри несколько ободряющих слов, которых он, возможно, и не услышал, когда его перегружали из автомобиля в лодку Фарнема. Как долго сможет он выносить почти полное отсутствие восприятия и общения, прежде чем утратит рассудок? Она провела в потайном отсеке всего ничего, равно как, должно быть, и Валенсия; это случилось, когда на горизонте появился сторожевик и приказал по радио лечь в дрейф. Пока яхту проверяли на предмет контрабанды, девушка и наемник лежали во мраке. Когда Кире сказали, что досмотр продолжался всего три часа, она не поверила.

Bueno, повторный досмотр вряд ли состоится. Кира вновь сосредоточилась на океане, но, как она ни старалась, тревога ее не отпускала. Внезапно послышались шаги. У девушки екнуло сердце. Возникшая рядом тень произнесла:

– Buenas tardes. – Валенсия! – Я вам помешал?

– Ничуть. Замечательная ночь, правда?

– Да. Но чтобы насладиться видом звезд, нужно выйти в космос.

– Почему? А вива-приставка…

– Вы же прекрасно знаете, ощущение совершенно иное. – Валенсия помолчал. – Впрочем, знаете ли? Мы, люди, часто принимаем желаемое за действительное.

– Ты когда-нибудь бывал в космосе? – Кира и не предполагала, что Валенсия может вызвать у нее сочувствие.

– Один раз. Летал туристом на Луну. Туда не ходи, ходи сюда…

– А в детстве хотел стать космонавтом? – уточнила она. – Да!

– Ты не один такой. – Поддавшись порыву, Кира на мгновение накрыла его ладонь своей. – Даже среди партнеров компании и их детей… Возможностей крайне мало, и с каждым годом становится все меньше.

– Да я понимаю, – бросил Валенсия. – И вовсе не жалуюсь. – Он овладел собой и снова заговорил прежним, безлично-вежливым тоном: – Прошу прощения, пилот Дэвис, что побеспокоил вас. Появились кое-какие новости, но они вполне могут подождать до утра.

– Не мучь меня. – Кира заставила себя улыбнуться.

– Muy bien. Я только что говорил с капитаном. Мне не удалось убедить его. Он доставит нас на Гавайи, высадит, где мы скажем, и тут же отправится обратно. По-моему, он нервничает, и я его не виню, Капитан предложил связаться с comandante* [Comandante ( исп.) – командир, командующий (в частности, военно-морскими силами).]: мол, если будет приказ, тогда другое дело. Но это чрезвычайно рискованно.

49
{"b":"1559","o":1}