ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она частенько наведывалась сюда, забиралась на Дерево, порой – достаточно высоко, медитировала, грезила или просто сидела и отдыхала. Иногда Эйко сталкивалась с другими посетителями парка, но те, как правило, не рисковали забираться высоко, а если и отваживались, то им обычно хватало одного раза. В конце концов, зачем куда-то лезть, когда развлечений на станции полным-полно – бассейн на оси вращения, спортивные залы, дискотеки и дансинг-холлы, экскурсии с выходом в космос. Кому что; Эйко, к примеру, не уставала изучать загадочные узоры коры и переплетающихся ветвей, вглядывалась в облака, слушала ветер, следила за птицами и белками.

Женщина подошла вплотную. Ствол Дерева – коричневый с красноватым отливом, с теплой и мягкой на ощупь корой – напоминал башню какой-нибудь древней крепости. Обойдя его, Эйко нашла лестницу. Те, кто устанавливал ее, постарались не нарушить очарования местности: лестница была выкрашена под цвет коры, поручни, перекладины и площадки казались диковинными наростами на стволе, причудами всемогущей природы.

Эйко взялась за поручень и немного помедлила. Интересно, каково сейчас разуму, заключенному в металлический ящик? Может, подбодрить его, спросить, как дела?

Нет. Еще рано. Она поставила ногу на перекладину.

28

Гатри возник на экране в новом обличье. По крайней мере, не в том, в каком Сайре видел его в последний раз. Слабое подобие человеческого тела, вдобавок – наверняка с ограниченными возможностями. Больше всего он смахивал на средневекового рыцаря, не хватало только плюмажа и отороченного львиным мехом плаща. Любопытно, подумалось Сайре, что им двигало – возможно, стремление сделаться ближе и понятнее для партнеров и служащих «Файербола», чтобы те наконец успокоились и обрели хоть какую-то уверенность? Может быть, это и сработает – через бессознательное, на уровне эмоций, архетипов, инфантильных фантазий и животных инстинктов.

– Пока никаких новостей, – произнес Гатри. Что ж, тон зато прежний – ледяной. – Посланцы Ринндалира сгинули вместе с Дэвис, больше мы ничего не знаем.

– Как по-вашему, куда они могли деться? – спросил Сайре, постаравшись, чтобы в его голосе тоже не прозвучало и намека на любезность.

– Трудно сказать. В отличие от моего двойника, мне не довелось лично общаться с Ринндалиром, однако, судя по той информации, которая поступает с Луны, это отъявленный мерзавец. Мало выяснить, где он прячет Дэвис и скрывается сам, нужно установить, что он намерен делать.

– Прошло уже два дня… Она наверняка обо всем ему рассказала. Почему же он молчит?

– Очевидно, хочет удостовериться, что его не обманывают, а попутно собирает дополнительные сведения, следит за событиями и прикидывает, как бы извлечь из происходящего пользу. Послушайте, я отправил ему шифровку с предложением о встрече и сильно удивлюсь, если он откажется от переговоров. Но не могу сказать, когда он согласится и что ответит – возможно, просто посмеется над нами.

– А что мы можем предложить ему? – справился Сайре, побарабанив пальцами по столу.

– Играть приходится с тем, что у тебя на руках, – отозвался Гатри, пожав плечами. – Естественно, я хочу его подкупить. Quid pro quo.* [Quid pro quo ( лат.) – букв. «одно вместо другого».]

– А как насчет угроз? Я имею в виду, завуалированных? В конце концов, устроить несчастный случай совсем не сложно…

– Скажем, уронить на голову Ринндалиру беспилотный звездолет? Не пойдет. Что касается экономических рычагов давления, они тоже не годятся. Да, Луна зависит от «Файербола», но и мы зависим от Луны. И потом, сколько раз повторять одно и то же? Партнеры компании не похожи ни на ваших псов-офицеров, ни на этих кастратов-налогоплательщиков. Они приучены думать самостоятельно, поэтому я не могу вот так взять и приказать; нужно исподволь убедить их в правильности нового курса, для чего необходимо время.

– Bueno, – проговорил Сайре, мысленно обозвав собеседника грязной свиньей, – что дал осмотр корабля, на котором прилетела Дэвис? – После того, как подчиненные Сайре сообщили, что не обнаружили на борту звездолета ничего необычного, Гатри сам связался с Луной и потребовал, чтобы корабль осмотрели заново.

– О, выяснилось кое-что любопытное. – В механическом голосе явственно слышался сарказм. – Между прочим, по приказанию Паккера на звездолет погрузили спасательный бот. Если бы ваши орлы в Порт-Бауэне были порасторопнее… В общем и целом, моим ребятам оставалось только наблюдать, чем занимается в ночное время собака.

– Не понял…

– Собака ночью не занимается ничем. Короче, бот исчез. В результате проверки установлено, что несколько дней назад его запустили в космос.

– Что означает… – Сайре вдруг пробрал озноб.

– Вот именно. Как мы и предполагали. Не будь у меня столько работы, я бы позаботился о мерах предосторожности. Ладно, потерянного не вернешь. Итак, Дэвис отправила моего двойника в космос. Скорее всего, он летит к Л-5, вернее, уже долетел.

– Мне ничего не сообщали. – Сайре судорожно сглотнул. – Вы же знаете, у меня на станции полным-полно своих людей.

– Мм… Возможно, он до сих пор находится на орбите. Пожалуй, слетаю-ка я туда и выясню все на месте. А вы тем временем пошлите на Л-5 подкрепление и прикажите организовать облаву. Может быть, кто-то его выловил и спрятал и дожидается теперь подходящего момента.

– Если нам удастся его найти… – возбужденно начал Сайре.

– Это будет замечательно, – перебил Гатри. – Однако всех проблем мы не решим. Паккер знает правду, а он на свободе вместе с семьей. Кто еще? Нужно готовиться к тому, что события будут разворачиваться по наихудшему сценарию, что мой двойник выскочит из берлоги раньше, чем мы до него доберемся; наш план должен учитывать все возможности.

– Синод в курсе событий и готов действовать, – сказал Сайре. – Можно в любой момент объявить в стране военное положение и в течение суток провести мобилизацию всех резервистов. Ассамблея Федерации наверняка поднимет шум, но наш представитель сумеет на несколько дней заморочить им головы, а там уже станет ясно, как быть дальше. – Он перевел дух. – Но без сотрудничества «Файербола» не обойтись.

– Господи Боже, неужели на Земле не осталось умных людей? Насколько приятнее быть роботом! Я же вам объяснял, сотрудничество компании с властями возможно лишь в известных пределах.

– Значит, вы не хотите снова стать человеком? – удивился Сайре.

– Хочу, – прошептал Гатри, – очень хочу… Ладно, за работу, – прибавил он хрипло. – Пошевеливайтесь и смотрите не облажайтесь снова. Если не позвоню сам, свяжитесь со мной завтра в это же время, но до тех пор не приставайте ко мне, если, конечно, не узнаете, что Фенрир порвал свою цепь*. [Фенрир (Фенрис) – в скандинавской мифологии хтоническое чудовище, гигантский волк, посаженный богами на цепь (пророчества утверждали, что Фенрир сотворен им на погибель). Перед концом мира Фенрир разорвет цепь и проглотит верховного бога Одина (по версии «Старшей Эдды» – солнце).] Все ясно? Тогда до связи. – Экран погас.

Какое-то время Сайре продолжал смотреть на него, пытаясь справиться с раздражением. Пока была возможность, следовало отключить этого стервеца и поручить техникам сделать его повежливее. Впрочем, что толку тешить себя иллюзиями? Что сделано, то сделано, и нужно не рвать на себе волосы, а постараться овладеть ситуацией. В конце концов, кто же знал, что у Гатри настолько мерзкий характер? И потом, изменения изменениями, но ведь требовалось сохранить, так сказать, матрицу личности, иначе «Файербол» не признал бы нынешнего Гатри за подлинник, да и сам он вряд ли смог бы управлять компанией. Кстати, какие претензии можно предъявить модулю? Разве что он отвергает все попытки завязать дружеские отношения.

Сайре вздохнул, встал из-за стола, подошел к обзорному экрану. Над Футуро клубились свинцовые тучи, лил дождь, здания словно прижимались к земле: все одинаково серые, они производили впечатление развалин, каковыми, надо признать, многие из них являлись на деле. А ведь всего лишь двадцать лет тому назад правительство с гордостью объявило, что у Союза теперь – новая столица. Несмотря на бесчисленные архитектурные изыски, дома выглядели близнецами. К слову, подражателей у здешних архитекторов не нашлось: Оттава и даже заново отстроенный на месте пепелища Вашингтон имели свое лицо, какую-то изюминку…

67
{"b":"1559","o":1}