ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кости зверя
Мои живописцы
Темная страсть
Всё сама
Сука
Йога между делом
Большое собрание произведений. XXI век
Я говорил, что ты нужна мне?
Дневник книготорговца
A
A

Они осушили бокалы и заговорили о другом. Некоторое время спустя Кира сообразила, что Ринндалир так толком и не объяснил, почему он и прочие селенархи решили помочь Гатри. Надо признать, от объяснения он уклонился весьма ловко.

– У нас одна цель, – сказал он, – сделать Луну во всех отношениях пригодной для обитания. Этого приходится добиваться за счет иллюзий. Когда иссякает наше воображение, за дело берутся компьютеры. Будущее, безусловно принадлежит им, если только мы… Не первое восстание возрождает, благодаря хаосу, надежду. – Словно спохватившись, что позволил чужаку заглянуть к себе в душу, Ринндалир быстро сменил тему и отпустил какую-то шутку.

Кира спросила себя: «Действительно ли он – Фауст?» А кто же еще? Бог? Трикстер*? [Трикстер (от англ. trick – шутка, проказа) – в различных мифологических системах плут-озорник, демоническо-комический дублер культурного героя.] Ворон? Койот? Локи?

Такие мысли владели девушкой и за ужином. Стол был накрыт в комнате, залитой голубыми сумерками, пронизанной пряными ароматами и музыкой. Откуда Ринндалир узнал, что ей нравится именно эта мелодия? Слуги приносили все новые кушанья, каждое из которых было шедевром кулинарного искусства. Разговор перескакивал с одного на другое, причем впечатление почти полного единодушия, которое возникло в самом его начале, никуда не исчезало. Селенарх слушал, улыбался, шутил, цитировал поэтов, вспоминал… Кира рассказала ему о своей жизни в Торонто и в России, о полетах к дальним планетам и погонях за кометами. То, что Ринндалир и не подумал ответить откровенностью на откровенность, она поняла гораздо позже.

Официанты принесли кофе и ликер и бесшумно удалились.

– С вами очень хорошо, пилот Дэвис, – произнес селенарх.

– Роr favor, лорд Ринндалир, зовите меня Кирой.

– Что ж, – он усмехнулся, – тогда и я сегодня вечером никакой не лорд. Будем обыкновенными людьми.

Если сравнивать его с мифологическим персонажем, как насчет Кришны?

30

Дул прохладный ветерок. Береза шелестела листвой – отчасти уже желтой, отчасти лишь начинавшей желтеть. Рядом, словно бросая вызов осени, пышно цвели подсолнухи, шапки которых возвышались над разросшейся овсяницей. Да, на Рагарандзи-Го наступала осень, предвестница обычно мягкой зимы.

Интересно, подумала Эйко, каково жить на планете, где климатом не управляют даже в той малой степени, как на Земле? Должно быть, необузданные стихии обладают колоссальной мощью, судя по тому, какое впечатление производят их прирученные призраки. Наверно, они необходимы для эволюции? А дух – он необходим?

Женщина миновала ворота в стене и приблизилась к Дереву. В тени того, храня почтительное молчание, стояли трое, все незнакомые, что, впрочем, ничего не означало: нельзя же в каждом человеке, которого не знаешь, подозревать агента Сепо. Тем не менее, Эйко решила понаблюдать за ними, посмотреть, привычна или им сила тяжести в половину земной. Нет, это несомненно привлечет их внимание. Лучше спокойно пройти мимо. В конце концов, от чужаков страх спрятать легче, чем от знакомых. Разумеется, друзьям известно, что она с детских лет обожает Дерево. Однако… Эйко обогнула ствол и поднялась по лесенке, спеша забраться как можно выше, пока никто не лезет за нею следом.

На третьей площадке она рискнула остановиться и перевести дыхание. Во рту пересохло, руки и ноги дрожали, как бы напоминая о том, что юность, к сожалению, уже не вернешь. Эйко отцепила от пояса фляжку с водой, сделала глоток, оперлась на поручень и погрузилась в созерцание.

На этой высоте росли немногочисленные ветви, которые, в трех метрах ниже площадки, поддерживали первую сетку, предназначенную для того, чтобы ловить падающие сверху шишки и сучья (люди, как правило, не срывались, поскольку практически все, как и подобало космонавтам, обладали отличной координацией движений). Сетка тонкая, почти прозрачная; во всяком случае, сквозь нее видна земля. А над площадкой раскинулась могучая крона – огромные ветви, коричневато-красные с зеленым отливом, игра света и тени… Кора словно источала тепло, в воздухе витали неуловимые ароматы. Вдоль ствола ползал робот, который разыскивал следы заболеваний, повреждения и тому подобное. Он напоминал жука величиной с собаку и, как ни странно, вполне вписывался в пейзаж.

Когда к ней возвратились силы, Эйко полезла дальше. Высоты, на которую она поднималась, достигали очень и очень немногие. Женщина не обращала внимания на усталость и на боль в мышцах. В здоровом теле – здоровый дух, не так ли? Пролет за пролетом, платформа за платформой, три площадки с аппаратами срочного вызова, бесконечное разнообразие веток и веточек, иголок и шишек, тишина и шелест ветра, жизнь и свет.

Лесенка уперлась в верхнюю площадку. Дальше пришлось карабкаться по сучьям. Эйко передохнула, а затем ловко перепрыгнула на сук, который начинался в нескольких метрах внизу и по наклонной уходил вверх. Да, для того, кто родился в космосе, такие прыжки труда не составляют. Сейчас она весила не больше десяти килограмм, что позволяло ей с легкостью перескакивать с ветки на ветку. Добравшись наконец до того сука, который вел к разветвлению в стволе, Эйко стала двигаться осторожнее, опасаясь потерять равновесие.

Она отнюдь не единственная совершала подобные рискованные восхождения; впрочем, товарищей по увлечению у нее было немного и они предпочитали не хвастаться своими подвигами. На протяжении многих лет никто не тревожил Эйко, никто не нарушал ее уединения. В конце концов, другие забирались на Дерево ради развлечения, а она – чтобы обрести покой.

Ствол разветвлялся, образуя нечто вроде достаточно просторного помещения. Вокруг раскачивались на ветру ветки, сквозь паутину которых виднелось бледно-голубое искусственное небо. Легкая дымка, солнце, похожее не на диск, а на верхний обод некоего колодца, чудовищно далекая земля, едва различимая за лесом, который состоял из одного Дерева…

Эйко просунула руку внутрь, достала Гатри, поставила его на ровное место, поклонилась и опустилась на колени, лицом к нему. Конечно, комбинезон и спортивные туфли не слишком соответствуют такой позе, но Эйко надеялась, что он поймет.

– Привет, – поздоровался Гатри. Его линзы блеснули в солнечном свете. – Давненько не виделись. Что-нибудь стряслось?

– Ничего серьезного, сэр, – ответила Эйко. – Просто я решила, что не стоит приходить каждый день, чтобы не вызвать подозрений. Правда, есть кое-какие новости. На станцию прибыли новые подразделения Сепо и сразу принялись обыскивать все помещения. Нам не сообщили, что они ищут; ходят слухи о каких-то устройствах, которые якобы припрятаны террористами. Надо быть вдвойне осторожной…

– Подкрепления? – проворчал Гатри. – Что ж, мой двойник быстро соображает. Должно быть, он уверен, что я где-то тут – зарылся, так сказать, под землю.

– Сэр, мне очень жаль, что пришлось надолго вас бросить. Как вы себя чувствуете?

– Маюсь от безделья.

– Мне очень жаль, – повторила Эйко – и подумала, что здесь, на Дереве, когда кругом царит покой, сожалеть о чем-либо просто смешно.

– А мне тошно, – буркнул он. – Слушай, девочка, ты вытащила меня из бота, и большое тебе за то спасибо. Но неужели ты больше ничего не предпринимала? Не переговорила, хотя бы, с теми, кому можно доверять?

– Я же говорила, моего отца взяли в заложники. – Эйко покачала головой. Наверно, я не преувеличу, если скажу, что мы все заложники в руках Сепо. Открытое столкновение…

– Разве я призываю к бунту? Господи Боже! Нужно всего лишь отправить кого-нибудь на Луну – там явно что-то не так – и связаться с несколькими людьми… – Гатри понизил голос. – Девочка, пойми, я беспокоюсь в первую очередь за тебя. Если мы упустим время, меня обязательно найдут, а выяснить, кто мне помогал, проще простого. Вот в чем дело.

– Не беспокойтесь, – отозвалась Эйко. – Возможно, ваш двойник настолько похож на вас, что поймет и простит меня. В любом случае, виновата окажусь одна я, и ни отец, ни мои друзья не пострадают. Ведь иначе откроется правда, которую так тщательно скрывают.

72
{"b":"1559","o":1}