ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Выйдя из коридора, Кира сразу увидела Ринндалира, его спутников и полицейских; поблизости теснились зеваки. Колосья на поле напоминали зеленый частокол – необыкновенно высокий, люди рядом с ним выглядели сущими карликами. Впрочем, до Дерева им, конечно, было далеко. Сильно пахло химией. Над растениями сверкали многочисленные лампы. Вдоль кромки поля полз робот-культиватор, вызванный контрольным автоматом, что смахивал на насекомое размерами с человека.

Первой Киру заметил Ринндалир, поскольку он, в отличие от Аррена и Изабу, что перебирали свои инструменты, стоял выпрямившись в полный рост. Селенарх дернул подбородком: движение было едва уловимым. Когда Кира подошла поближе, на нее обратил внимание один из полицейских, который, машинально прикоснувшись к кобуре, вытер ладонью лоб и с неприязнью поглядел на Ринндалира. Еще бы, подумала девушка: то, что поначалу представлялось чуть ли не опасной для жизни обязанностью, оказалось на деле омерзительно скучным занятием.

Она присоединилась к зевакам. Интересно, они собрались здесь случайно или следовали за лунянами от самого ангара? Какая разница? Главное – среди них нет знакомых. Аррен поднял голову; его рука, сжимавшая какой-то прибор, внезапно дрогнула, и он поспешно занялся прежним делом. Изабу окинул Киру равнодушным взглядом.

Несколько минут спустя Ринндалир сказал что-то своим подданным, затем повернулся к командиру патруля. Кира не слышала, о чем они говорили, но приблизительно догадывалась: «Что ж, пожалуй, хватит. Пора возвращаться. Нет. Если хотите, можете связаться со своим начальством, но я заранее отказываюсь. Время не ждет».

Девушка зевнула – мол, ну и скукотища! – и направилась к тому коридору, который вывел ее сюда. При одной шестой земной силы тяжести Гатри почти ничего не весил, однако ей вдруг показалось, что рюкзак пригибает ее к земле.

Стены коридора были выкрашены в свинцово-серый цвет. Естественно, зачем машинам яркие краски? Кира распахнула дверь общественного туалета и вошла внутрь. На Л-5 подобные заведения были общими. По счастью, в туалете никого не оказалось. Девушка вошла в кабинку, закрылась и принялась ждать. Ей почудилось, будто вентилятор шумит невыносимо громко…

Раздался стук. Девушка открыла дверь и увидела перед собой Аррена. В первый момент она испытала разочарование. Почему не Ринндалир?… Глупая! У того, кто понесет Гатри, в руках должен быть ящик с инструментами. По всей видимости, Аррен пришел один, без полицейского; в противном случае он бы дождался, пока тот выйдет (агент Сепо наверняка не рискнул бы оскорбить ничем не завуалированным подозрением слугу селенарха).

– Порядок? – прошептал Аррен. Глаза лунянина блеснули в свете ламп.

Кира кивнула. Они быстро переложили Гатри из рюкзака в ящик, а инструменты перекочевали в рюкзак. Ящик был надежно экранирован. Разумеется, если поднести детектор вплотную, не поможет никакой экран, но Ринндалир уже настолько заболтал полицейских, что они вряд ли станут проверять снаряжение лунян перед отлетом.

Перед тем, как крышка ящика захлопнулась, Гатри помахал Кире манипулятором. Девушке показалось, она поняла, что хотел сказать шеф: «Здорово, правда? Обрести свободу в туалете…» Кира хихикнула. Аррен бросил на нее вопросительный взгляд, но промолчал. Когда он вышел, девушка, которой надо было немножко подождать, расхохоталась во все горло.

33

«Иния» развернулась и устремилась прочь от Л-5. Ринндалир вынул Гатри из ящика и поставил на свободное кресло. Высунулись щупальца с глазами-линзами: Гатри посмотрел на пилота, поочередно оглядел остальных членов экипажа и задержал взгляд на Ринндалире.

– Добрый день, милорд. Я вам весьма обязан.

– Пустяки, милорд, – отозвался селенарх, слегка наклонив голову и едва заметно улыбнувшись. – Я польщен тем, что сумел оказать вам услугу. – Спутники Ринндалира хранили молчание. Похоже, диковинный пассажир интересовал лишь пилота – Куа, которая повернулась к нему (впрочем, кораблем все равно ведь управлял компьютер, от нее требовалось лишь задать координаты места назначения и ввести векторы).

– Неужели? – если бы мог, Гатри улыбнулся бы тоже. – Что-то я не припомню, чтобы подобное вам когда-нибудь льстило.

– Я неудачно выразился, – отозвался Ринндалир. – Мы говорим на разных языках. – И мысли у нас разные, подумал Гатри.

Негромко гудели вентиляторы. Ускорение понемногу возрастало – это можно было определить по слабой вибрации, что пронизывала корпус звездолета, да по тому, что невесомость никак не наступала.

– Не слишком ли медленно мы летим? – справился Гатри. – Разумеется, вас такая скорость вполне устраивает, но я на вашем месте…

– А куда, собственно, спешить и зачем? – откликнулся Ринндалир. – Мы же на свободе.

– Черт побери! – воскликнул Гатри. Судя по тону, он, будь у него руки, стукнул бы сейчас кулаком по подлокотнику кресла. – Вы наверняка понимаете, что наш противник далеко не глуп. О вашем появлении на Л-5 доложат, если уже не доложили, моему двойнику, а тому не составит труда догадаться, что за всем этим кроется.

– Мы учитывали такую возможность. Риск показался нам отнюдь не чрезмерным. Между прочим, Кира Дэвис напомнила мне, что у анти-Гатри нет вашего опыта, что он сам никогда не общался с лунянами. Те сведения о нашем обществе, которые имеются у робота, в него загрузили вместе с громадным объемом прочей информации. Мы для второго Гатри – не более чем абстракции. Предположим, что сразу после того, как мы прилетели на Лагранж-5, командир подразделения Сепо связался с Землей и запросил инструкции. Что ему могли приказать? Скорее всего, вести себя с нами так, как он, очевидно, и вел. Что же касается анти-Гатри, его вряд ли немедленно поставили в известность, и он вряд ли объявил тревогу.

– Все равно, вы напрашиваетесь на неприятности.

– По-вашему, лучше вообще ничего было не предпринимать? – Ринндалир ясно дал понять, что обижен. – Тогда бы вас рано или поздно поймали; вдобавок, пока суть да дело, правящая верхушка Союза укрепила бы свое положение. Я согласен, наш план и впрямь рискованный, однако он сулил наибольший успех.

– Да, – признал Гатри, – вы молодцы. Потом расскажете поподробнее, ладно? – Он заговорил прежним, суровым тоном. – Но радоваться подождем. Вот когда сядем за столик в «Стартовой площадке»… Чем быстрее доберемся до Луны, тем больше с меня пива.

– Разве опасность не миновала? – спросил Ринндалир, заломив бровь.

– Чтобы нас догнать, кораблю с ионным двигателем требуется лишь несколько часов. А мы за это время, даже при двойном ускорении, вряд ли долетим до Луны.

– Что-то я не слыхал, чтобы у Союза имелись боевые корабли, – с откровенной насмешкой в голосе произнес селенарх. – Может, переоборудовали?… Нет, слишком сложная задача; и потом, Корпус Мира наверняка не допустил бы ничего подобного.

– Верно. К тому же, шила в мешке при всем желании не утаишь: затей Сепо что-нибудь этакое, немедленно поползли бы слухи… Тем не менее… Когда меня загоняют в угол, я иду напролом. Мой двойник, без сомнения, поступает точно так же. Уверяю вас, узнав о том, что на Л-5 побывали луняне, он крепко призадумается. А если и нет, то прислушается к совету Энрике Сайре, а от этого мерзавца, уж поверьте мне, можно ожидать чего угодно. Короче говоря, могу гарантировать, что враг готовится нанести ответный удар.

– Пускай. А если они еще и превысят свои полномочия… Нам только лучше?

– Нам? – переспросил Гатри, поглядев на Ринндалира. – Лично я заинтересован в том, чтобы восстановить прежнее положение дел. А вы, похоже, хотите крушения авантизма.

– По-моему, – заметил с улыбкой Ринндалир, – мы хотим одного и того же. Просто вы темните. Зачем? Любопытный вопрос, не правда ли?

– К черту! – проворчал Гатри. – Ладно, судя по всему, выбора у меня нет, так? Однако я настаиваю на том, чтобы выступить с обращением прямо сейчас. Свяжитесь с Луной, пусть они запишут мое выступление и передадут пленку во все информационные агентства Федерации. И тогда – держись, Сайре!

77
{"b":"1559","o":1}