ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ночной Охотник
Всеобщая история чувств
Выбор в пользу любви. Как обрести счастливые и гармоничные отношения
100 книг по бизнесу, которые надо прочитать
Государева избранница
Откуда мне знать, что я имею в виду, до того как услышу, что говорю?
Финская система обучения: Как устроены лучшие школы в мире
Обучение как приключение. Как сделать уроки интересными и увлекательными
Время свинга
A
A

Информационные агентства Земли сообщали о демонстрациях и бунтах в Северной Америке, о том, что одно из подразделений полиции перешло на сторону населения, об ожесточенных столкновениях почти во всех городах. Отделить правду от вымысла и понять, что происходит на самом деле, представлялось едва ли возможным. Власти утверждали, что беспорядки успешно подавляются. Иностранные корреспонденты, которые присутствовали на месте событий, пребывали в полной растерянности, их маловразумительные репортажи сопровождались грохотом выстрелов и взрывов. Создавалось впечатление, что восставшие действуют независимо друг от друга, а оружием их снабжают бандиты и люди вроде Фарнемов. Бандиты почти наверняка участвовали в происходящем ради наживы, а среди простых людей, тоже почти наверняка, было немало идеалистов. Поступило сообщение об упорных боях на Гавайях. Как там Валенсия? Что с Паккерами… и со всеми остальными?

Гомстедеры заявили о своем нейтралитете и заняли круговую оборону, предупредив, что будут стрелять в каждого, кто посмеет приблизиться к их территории. Трое мулл объявили Джихад безбожникам-авантистам и посулили всем, кто падет в битве за правое дело, что они попадут в рай; следом выступили двое шейхов, которые призвали мусульман не вмешиваться. О Тахире ни слова. Быть может, он ушел в подполье? Прочие общины пока воздерживались от заявлений, но никто в открытую не осудил действия Армии Освобождения.

Один кадр сменялся другим: боевые машины на улицах, флайеры бомбят города бомбами со слезоточивым газом, воинские подразделения штурмуют дома, в которых засели мятежники, дым, пыль, кровь, убитые и раненые… Революционерам, подумалось Кире, необходима помощь, иначе они долго не продержатся. А подавление восстания приведет к тому, что правительство существенно укрепит свои позиции. В случае победы авантисты расправятся со всеми инакомыслящими и, скорее всего, попробуют окончательно подчинить себе общество.

Сообщение из Хиросимы: депутаты от Северной Америки отвергли предложение об отправке в Союз подразделений Корпуса Мира на том основании, что правительство само уладит конфликт; они потребовали, чтобы Корпус Мира защитил их страну от бесцеремонного вмешательства других стран во внутренние дела суверенного государства. «Файербол» ведет себя просто вызывающе, его нужно наказать, но это забота правительства Северо-Американского Союза. Энсон Гатри, который сейчас находится в космосе, опроверг заявление, которое будто бы сделал накануне, и передал, что сумел не допустить на Л-5 два корабля, отправленных к станции с Луны. Очевидно, что луняне являются непосредственными участниками, если не зачинщиками попытки государственного переворота. Гатри сожалел, что ему пришлось подвергнуть опасности жизни колонистов, однако власти Северной Америки целиком и полностью одобряют действия владельца «Файербола». Кстати, пускай смутьяны не забывают, что на территории Союза проживает множество служащих компании.

Делегат от Сибири предостерег правительство САС от угроз в адрес мирного населения. Тем не менее, подчеркнул он, нельзя допустить, чтобы частная компания пыталась подменить собой государство, и призвал Ассамблею ввести в отношении «Файербола» экономические санкции.

Делегат от Австралии поинтересовался, как луняне объясняют свою позицию. Президент Мукерджи ответила, что, несмотря на неоднократные попытки, связаться с селенархами до сих пор не удалось. Комиссар Африканского Протектората немедленно потребовал, чтобы после того, как нынешний конфликт будет исчерпан, Луну, если понадобится, силовыми методами, ввели в состав федерации.

Кира поставила на стол чашку с чаем, испугавшись, что уронит ее: у девушки тряслись руки.

На экране появился Нобору Тамура. Мэр выглядел усталым и озабоченным, однако сомнений, похоже, не испытывал. Кира не могла не восхититься твердостью его голоса.

– Колонисты Рагарандзи-Го, пожалуйста, выслушайте меня. – Тамура представился, хотя уж кого-кого, а его знали в лицо почти все на станции, и в нескольких словах поведал о том, что находился под арестом. – Чины тайной полиции утверждали, что обеспечивают тем самым мою безопасность. Я не берусь судить, правда это или нет, и не вижу, вдобавок, в том необходимости. Полковник Холден распорядился выпустить меня и попросил моей помощи. Мы должны сохранять спокойствие. Я понимаю, очень тяжело оставаться спокойным, когда ровным счетом ничего толком не знаешь, когда наши близкие, возможно, подвергаются смертельной опасности. Тем не менее… – Он печально улыбнулся. – Гены у нас те же самые, что и у наших предков из каменного века. В трудные моменты мы испытываем ту же потребность в плече друга, современных людей по-прежнему тянет в такие минуты собраться вместе у костра и послушать, как шаман будет говорить с духами… Поэтому приходите на площадь Юкава. Полковник Холден разрешил. Пожалуйста, приходите, если можете. Я буду ждать. – Тамура кончил. Он обращался к простым людям, поэтому его выступление было коротким и лишенным какой бы то ни было высокопарности.

И снова новости с Земли: полиция окружила здание «Файербола» в Торонто. Один за другим проехали два автобуса. Голос диктора напомнил аудитории новое распоряжение президента Корригана, который приказал арестовать всех служащих компании и поместить их в охраняемые лагеря.

– Мы пойдем на площадь? – спросил Ван, посмотрев на жену.

– Конечно, – откликнулась Лин Мей-лин. – Помолись за нас, Кира, помолись за всех.

Девушка отвернулась, словно пряча слезы. На самом деле она хотела скрыть усмешку. Если бы они знали!… Нет, им и без того хватает поводов для беспокойства.

Проводив хозяев, она подождала минут пять, а потом вышла в коридор и смешалась с толпой, которая двигалась в одном направлении – к площади Юкава. Люди шли быстрым шагом, почти все хранили молчание. На Киру никто не обратил внимания: подумаешь, какая-то девушка в синем комбинезоне. Чтобы ее не узнали, она повязала голову платком, надеясь, что если встретит друга, сумеет жестом объяснить, что ее следует оставить в покое. Если же попадется враг… Будь что будет, назад дороги нет.

Эйко даже не догадывается, насколько высоки ставки в игре.

Чем ближе она подходила к площади, тем гуще становилась толпа, над которой теперь витал гул вроде того, что доносится из растревоженного осиного гнезда. С гулом мешалось шарканье ног, дышать стало немного труднее. Кира принялась проталкиваться вперед. Ее провожали сердитыми взглядами и ругательствами, однако она не обращала внимания. Разумеется, девушка все сильнее рисковала быть узнанной, но решила пренебречь опасностью: главное – попасться на глаза Тамуре.

По периметру площади выстроились полицейские с шокерами наизготовку. Кира прошла мимо одного из копов – совсем еще мальчика, который отчаянно пытался показать, что ему ничуть не страшно. Присутствовали и офицеры файерболской полиции – в отличие от агентов Сепо, безоружные, если не считать могучих кулаков. Они внимательно наблюдали за происходящим. Холден вряд ли опасался открытых беспорядков, но, по-видимому, счел за лучшее приготовиться к любому повороту событий.

Но ведь всего не предусмотришь, не так ли?

Несколько человек в форме сотрудников «Файербола» охраняли пьедестал в центре парка. Вокруг повсюду, куда ни посмотри, бурлило людское море, над которым возвышались лишь кроны деревьев. Прощай, трава, прощайте, кусты, клумбы и заботливо посыпанные гравием дорожки. Эйко с отцом стояли на второй ступеньке лесенки, что вела к бронзовой статуе Будды, который с улыбкой благословлял собравшихся. Кира протолкалась в четвертый от пьедестала ряд. Она разглядела среди тех, кто охранял Тамуру, двоих операторов службы управления полетами. Что ж, наверняка они здесь не случайно. Молодец, Эйко!

Отец и дочь оглядывались по сторонам, словно прикидывая, достаточно ли собралось народу. Но Кира знала, что они высматривают ее. Она помахала рукой и крикнула: «Ура!» Такой крик не должен вызвать подозрений. Эйко заметила подругу и прошептала что-то на ухо отцу. Между тем крик Киры подхватили другие. Тамура поднял руку, призывая к тишине. Постепенно, крики смолкли.

84
{"b":"1559","o":1}