ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Партнеры «Файербола», – начал мэр, – и все остальные, кто внял моему призыву, большое вам спасибо. – На груди у Тамуры весел крохотный приборчик, который усиливал его голос. – Спасибо, что отложили свои дела, спасибо, что пришли. Я хотел бы также поблагодарить директоров компании и полковника Холдена, которые согласились, что подобная встреча поможет нам объединиться и выстоять в трудный час. И наконец, позвольте мне поблагодарить мою дочь Эйко, которая была нашим посредником в переговорах с полицией.

Холден, мелькнула у Киры мысль, уверен, что сам до всего додумался, однако основная заслуга принадлежит Эйко, которая сумела за несколько часов переговорить с теми, чей голос имел решающее значение, и убедить их в необходимости общей встречи. Bueno, всем об этом знать не обязательно, но для истории запомнить не помешает.

– Думаю, не нужно убеждать вас в опасности необдуманных действий, – продолжал Тамура. – Дело не в том, что кто-то боится; покорители космоса умеют справляться со страхом. К тому же, мы – партнеры «Файербола». Однако выдержка перед лицом угрозы – еще не все. Мы должны найти в себе мужество, чтобы реально оценить ситуацию и совершить то, что от нас требуется.

Он не политик, подумала Кира, и не оратор, говорит тихо и спокойно; впрочем, вполне возможно, что такая манера лишь усиливает впечатление от его речи. Зато слова подобраны замечательно, бьют точно в цель. Наверно, речь сочинила Эйко, а Тамура просто выучил ее наизусть.

– …Пора действовать! – воскликнул мэр. – Нам и тем, кто хочет восстановить свободу и справедливость, угрожает не настоящий Энсон Гатри, а его двойник! В шлюзе станции стоит звездолет. Среди нас есть пилот, который может им управлять, может отправиться на Землю, рассказать там всю правду и попросить Федерацию о помощи. Времени в обрез, поэтому я не стану вдаваться в подробности. Поверьте мне. Я прошу вашей поддержки. Пойдете ли вы за мной? – Ему ответил многоголосый рев. – Нужно занять шлюз и удерживать его до старта корабля…

Толпа отхлынула назад. Кира увидела, как упал кто-то из полицейских. На его месте тут же вырос другой. Он сжимал в руке шокер, но стрелять не стрелял – очевидно, понимал, что успеет сделать от силы два-три выстрела. Агент что-то кричал в микрофон передатчика, должно быть, умолял о подмоге, но слов слышно не было.

– Спокойнее! Спокойнее! – крикнул Тамура. – Идем все вместе!

Он спустился с пьедестала. Двое охранников подняли его на плечи и двинулись вперед. Кира дождалась, когда с ней поравняется Эйко, и дальше подруги пошли вдвоем, сопровождаемые охраной. Люди вокруг образовывали живой щит.

Мало– помалу крики стихли, улеглась и толчея. Толпа превратилась в стройную колонну, что могло бы изумить землянина, но отнюдь не удивило ни Киру, ни Тамуру с дочерью. Они знали своих товарищей. Отобранные среди множества за свои интеллектуальные способности и уравновешенность, привычные к дисциплине и умеющие мыслить самостоятельно, эти люди просто не могли вести себя иначе. По дороге не было разбито ни единой витрины. Топот тысяч ног -естественно, шага никто не печатал, ведь шли не военные, а представители мирных профессий – походил на шум, с каким вливается в море большая река. Тамура, которого несли на плечах во главе колонны, смахивал на значок римского легиона*. [В древнем Риме в составе каждого легиона имелся знаменосец, который на марше и в бою нес перед строем боевой значок – изображение орла с расправленными крыльями.]

Из коридора метрах в двадцати впереди вынырнули полицейские, которые выстроились цепочкой, преграждая путь. Испуганные лица, шлемы, в руках шокеры и пистолеты…

– Медленнее, – распорядился Тамура. – Идите медленно, но не останавливайтесь. Я поговорю с ними.

Колонна забурлила, потом резко сбавила шаг, словно то была похоронная процессия.

– По-моему, там Холден, – хрипло проговорила Кира, подпрыгнув, чтобы получше разглядеть полицейских. – Впрочем, я могу ошибаться. Во всяком случае, очень похож на того, который выступал по мульти.

– Наверняка он, – отозвалась Эйко. – Слишком серьезная проблема, чтобы посылать подчиненных.

Не слезая с плеч охранников, Тамура заговорил с Холденом. Он предусмотрительно выключил свой усилитель, поэтому слов слышно не было. Колонна между тем продолжала движение. Кто-то запел, другие подхватили. По чистой случайности песня оказалась одной из тех, которые частенько мурлыкал себе под нос или распевал, нещадно фальшивя, в компании друзей Энсон Гатри; неудивительно, что слова знали все. Кира подождала начала следующего куплета – и присоединилась к поющим:

О космосе мечтаем, о космосе поем,

О космосе мы грезим и космосом живем.

Бежит дорога в небо и все поют вокруг:

«Бежим скорей отсюда, бежим отсюда, друг».

Колонна приблизилась к цепочке полицейских.

Холден отдал приказ. Один из офицеров запротестовал, но Холден резко взмахнул рукой, будто рубил топором. Полицейские расступились и исчезли в боковых коридорах. Колонна вновь ускорила шаг. Послышался смех, со всех сторон доносились слова благодарности и веселые возгласы. Мужчины хлопали друг друга по спине, пожимали руки, женщины обнимались и целовались. Колонна на мгновение распалась.

– Идем дальше! – крикнул Тамура. – Еще не все. Идем дальше!

Мало– помалу восстановился прежний порядок.

– Они могут напасть в любой момент, – сказала Кира.

– Вряд ли, – откликнулась Эйко, стискивая запястье подруги. – Кира, мне страшно за тебя.

– Со мной ничего не случится, – ответила девушка, подумав, что ее «Пустельга», звездолет типа «сокол», больше «Катаны» псевдо-Гатри; правда, скорость она набирает медленнее, зато потом летит быстрее. Значит, нужно рассчитать курс таким образом, чтобы противник не сумел ее догнать; а у Земли, в условиях тамошней гравитации, преимущество будет на стороне «Пустельги».

А если догонит, что тогда?

Колонна запела новую песню, от которой, казалось, заходил ходуном потолок коридора. «Маккамон, партнер „Файербола“…»

Воспользоваться фарвегом означало разбиться на группы и утратить единство, поэтому Тамура повел колонну по пандусам и туннелям, которыми обычно пользовались роботы. Сила тяжести стала меньше, от голых металлических стен отражалось эхо.

Песня вселяла бодрость, заставляла забыть о том, что поход продолжается уже час с лишним.

Если люди Холдена заняли шлюз… Интересно, мельком подумала Кира, годятся ли инструменты против шокеров и пистолетов?

Однако палуба оказалась пустой. Постройки смахивали на древние гробницы, их очертания терялись в полумраке.

– Мы победили, – проговорила Эйко и вдруг задрожала всем телом. – Победили!

– Благодаря тебе, – сказала Кира.

– Теперь твоя очередь.

Тамура привел людей к помещению службы управления полетами. Операторы вошли внутрь, а остальных он попросил идти к шлюзу и охранять корабль, пока не будет закончена подготовка к старту. На его просьбу откликнулось приблизительно две трети тех, кто составлял колонну. Кира и Эйко поспешили присоединиться к мэру. Тот спрыгнул с плеч охранников и стал самим собой – низеньким, усталым старичком со смешной походкой.

– Сэр, вы были великолепны! – воскликнула Кира. – Как вам удалось за каких-то пару-тройку минут убедить Холдена?

– Я не сомневался в успехе нашей задумки, – ответил Тамура с кривой усмешкой (похоже, ему просто не хватало сил, чтобы улыбнуться по-настоящему). – Эйко сказала мне, что Холден не фанатик и не глупец. Так оно и оказалось на самом деле. Он пригрозил открыть огонь, но быстро сообразил, что ничего этим не добьется, разве что обречет своих подчиненных, да и себя тоже, на муки совести до конца жизни. Я объяснил, что мы хотим всего-навсего отправить на Землю нашего человека, который откроет миру правду и попросит Федерацию о помощи. А напоследок прибавил, что тем самым он окажет услугу и своей несчастной стране. Колонна была уже совсем рядом, полиции оставалось либо стрелять, либо расступиться. Полковник заявил, что не собирается устраивать бойню, и приказал отступить.

85
{"b":"1559","o":1}