ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты что, спятила? Кто ты вообще такая?

– Какая разница? Главное – мы выяснили, кто вы. Вернее, что вы такое. – Кира выключила аппарат. Сигнал вызова немедленно прозвучал снова.

– «Пустельга», – быстро проговорила девушка, – задача – отогнать противника, заставить его отступить. Скорее всего, он постарается нас прикончить… Ты будешь выполнять мои команды; можешь слегка их изменять, если решишь, что риск чересчур велик, но смотри не переусердствуй.

– Задание ясно, – отозвался компьютер.

– Отчасти смахивает на ту карусель среди комет… Эй! – красная точка на координатной сетке рванулась вперед, из дюз «Катаны» на экране вырвалось пламя. – В сторону, живо!

Ускорение прижало Киру к спинке кресла. Перед глазами поплыли круги, в висках застучала кровь. Правда, вскоре двигатель выключился и наступила невесомость. «Катана» серебристой иглой промчалась мимо «Пустельги» – на не очень-то значительном расстоянии.

– Отлично, – дрожащим голосом похвалила Кира. – Какое у него было ускорение?

– Десять g, – сообщил компьютер. – Он намеревался лечь на наш курс прямо перед нами. Мы перенесли такое же, только относительное ускорение.

– Он промахнулся! – А если бы у него получилось, что тогда? Столкновения, разумеется, не произошло бы. «Пустельга» просто-напросто угодила бы в плазменный след «Катаны». Плотность заряда, возмущение магнитных полей, радиация – все вместе вмиг вывело бы из строя двигатели корабля, который затем стал бы легкой добычей псевдо-Гатри.

Кира нахмурилась. Он наверняка отдавал себе отчет, что может не успеть, что у противника есть пара минут, чтобы изменить курс. Что же тогда означает его поведение? Предостережение? При десяти g? Люди на борту, должно быть, никак не очухаются… Хотя с какой стати ему брать с собой людей? Нет, он, вероятно, один, корабль и экипаж в одном лице; а на те перегрузки, от которых человек теряет сознание, роботу наплевать.

«Катана» вновь появилась на экране. Кира отрегулировала резкость изображения, чтобы самой наблюдать за ее маневрами.

За звездолетом тянулся огненный след Компьютерные штучки; на самом деле его, конечно, видно не было. Лишь в непосредственной близости от современного космического корабля наблюдатель мог различить тусклое голубоватое свечение, едва заметное на фоне звезд. Ионный двигатель расходовал ровно столько энергии, сколько требовали законы термодинамики, причем сформулированные не для тепловых двигателей, а для кварков, лептонов и фотонов.

Псевдо-Гатри возвращался. Кира понимала, что в одиночку ей с ним не справиться. Да, компьютер способен за микросекунду рассчитать вектор, а за миллисекунду – изменить курс корабля, но ему не хватает изобретательности, воображения, хитрости и коварства, неотъемлемых признаков самостоятельного сознания. То есть Кире придется давать команды, а ведь она, в отличие от псевдо-Гатри, не имеет прямой связи с компьютером и прочими приборами. Человек видит мир сквозь два желеобразных шара, думает чем-то вроде губки, сигналы от синапса к синапсу движутся с молекулярной скоростью, поступают от, так сказать, органического звукоснимателя и от десяти сочленений на руках.

Тем не менее, «Пустельга» летала среди комет.

Пальцы девушки забегали по кнопкам на панели управления – она задавала направление движения, словно вращала «баранку» автомобиля или штурвал морского судна.

– Пойдем встречным курсом, – сказала Кира. – Он наверняка сообразит, что, если не снизит скорость, столкновения не избежать, и притормозит. А мы, наоборот, увеличим ускорение, приблизимся вплотную и в последний момент развернемся так, чтобы он очутился перед нашими дюзами.

– А если он выполнит аналогичный маневр? – Будучи машиной, компьютер все-таки обладал известной свободой мышления.

– Ну и что? Как только он изменит курс, мы последуем его примеру. Главное – не отставать. Пускай расходует реактивную массу – глядишь, образумится.

Ускорение, невесомость, поворот и снова ускорение… «Катана» приближалась, ее корпус сверкал в свете солнца. Кира усмехнулась. Проверив показания приборов, она поняла, что у псевдо-Гатри больше шансов уничтожить «Пустельгу», чем у нее – «Катану», однако… Повинуясь команде пилота, «Пустельга» плавно развернулась при двух g и сразу же увеличила скорость. Силуэт «Катаны» промелькнул мимо на расстоянии меньше километра. Девушка увидела на экране цилиндр Л-5 – крохотный, с трудом различимый. Замечательно! Она сумела увести псевдо-Гатри от станции.

Торможение. Чтобы начать все заново, требовалось сбросить скорость до минимума, а затем разогнаться снова. Пользуясь тем, что у нее выдалась свободная минутка, Кира включила видеофон и настроилась на общую волну.

– Вызываю Л-5 и два корабля на орбите. Прием, прием. Говорит Кира Дэвис, партнер «Файербола», пилот звездолета «Пустельга». Меня атакует корабль, который незаконно блокировал станцию. Я вроде бы справляюсь, но от помощи не откажусь. Прием. – Девушка щелкнула тумблером: теперь сообщение будет повторяться автоматически.

Компьютер сообщил, что «Пустельгу» вызывает на прежней волне псевдо-Гатри. Кира решила откликнуться.

– Слышали? – спросила она. – Может, уйдете подобру-поздорову?

– И не надейся! – робот зловеще хохотнул. – Ты мне нравишься, девочка. Готов побиться об заклад, резвиться с тобой в постели одно удовольствие. Жаль тебя убивать, но придется, если ты не уберешься восвояси.

– Слушай, ты!… – процедила Кира сквозь зубы, вне себя от ярости. – Мотай отсюда, иначе сыграешь в ящик. Понял?

– Не глупи, – отозвался псевдо-Гатри. – Мой двигатель мощнее твоего, и потом, я могу выдержать практически любую перегрузку.

– Подумаешь! Я знаю, кто ты такой. И что с того? Я не отстану, пока у тебя не кончится топливо. У нас разные типы звездолетов. К тому же, прикинь, сколько времени ты уже в космосе, а я стартовала совсем недавно; кроме того, мой корабль только-только отремонтировали. Так что, сеньор, преимущество на моей стороне, и я намерена им воспользоваться.

– Звездолет «Брюин» Б-56, – раздался вдруг голос из другого динамика. – Говорит капитан Хелледал. Мы вместе с «Якобитом» С-45 под командованием капитана Стюарта прилетели на выручку Л-5…

– Понятно. – Кира щелкнула переключателем. – Bueno, теперь мы все слышим друг друга. «Брюин», «Якобит», передаю содержание моего разговора. Полагаю, вы захотите посоветоваться с Луной, но лично я не вижу, что мешает вам приблизиться к Л-5.

– Я, – бросил псевдо-Гатри.

– Вряд ли. – Кира покачала головой. – Если ты нападешь на какой-нибудь из этих кораблей, я в два счета с тобой разделаюсь. Убирайся прочь.

– Ты устанешь, тебе нужно есть и спать, значит, преимущество вовсе не у тебя, а у меня.

– Посмотрим.

– Мы готовы оказать вам помощь, – произнес новый голос. Должно быть, Стюарт.

– Вы не успеете, – возразил робот. – Девочка, мне тебя искренне жаль. Я начинаю играть всерьез.

«Катана» на видеоэкране устремилась вперед.

– На перехват, – скомандовала Кира. «Пустельга» послушно развернулась – на экране закружились звезды, мелькнул Орион – и увеличила скорость. Девушку вновь слегка прижало к спинке кресла. Ускорение было не слишком сильным (кстати говоря, «Катана» тоже шла далеко не на полной мощности). Что ж, вполне понятно – ситуация вынуждает к осторожности.

– Чтобы оказаться в безопасности, нам следует отвернуть в сторону на расстоянии приблизительно пятьсот километров, – сообщил компьютер. – Если подойдем ближе, он может включить максимальную тягу, а тогда мы вряд ли сумеем увернуться.

– Но шанс остается?

– Да, – подтвердила машина.

– Bueno, он, конечно, прав: робот гораздо выносливее человека. Поэтому нужно заставить его израсходовать как можно больше топлива. Идем прежним курсом.

– Пилот Дэвис… – начал было Хелледал.

– Отстаньте, сейчас не до вас. Лучше свяжитесь с Луной. На море или в воздухе, когда судно идет на столкновение, курс, как правило, остается неизменным. В космосе, когда корабль движется с ускорением, дело обстоит иначе. Правда, созвездие Андромеды, которое было у Киры по правому борту, находилось на прежнем месте, и ориентироваться можно было по нему и по экрану радара, на котором неумолимо сближались две искорки.

87
{"b":"1559","o":1}