ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Селенарх говорил вроде бы мягко, однако в его словах ощущалась непоколебимая уверенность. И в самом деле, подумала Кира, стоит ли сомневаться и опасаться? «Файербол» сделал все возможное, чтобы сохранить мир. Но враг предпочел войну. Что ж, подбодрим товарищей и поспешим на помощь! Да, мужчину, который стоит рядом, можно назвать одним из зачинщиков войны. Если бы он не исказил первое обращение Гатри, хаотики, вероятно, воздержались бы от выступления, авантистов не загнали бы в угол, и они пошли бы на мировую.

Неужели?

– Мы, луняне, слегка поторопили историю, – сказал Ринндалир, будто угадав, о чем думает Кира. – Но подумай сама, так ли уж мы виноваты. Ваш враг заслуживает не просто наказания, а полного уничтожения, как раковая клетка. Свобода сладка – и сильна; удар, который она нанесет, покажет всем, что с ней следует обращаться уважительно.

А вдруг, мелькнула у Киры шальная мысль, а вдруг он прав?! Если авантисты победят, будущее окажется совершенно беспросветным. Авантизм рано или поздно погибнет, но когда это произойдет и что к тому времени станется с несчастной страной? А как насчет других государств? Может ли общество, компьютеризированное во имя порядка, социальной справедливости или иной ерунды, устоять под напором перемен? И не пора ли признать, что правительства и машины – помощники, слуги людей, а вовсе не наоборот?

Да здравствует Селенархия!

Коридор привел в пагоду. Сквозь прозрачный купол виднелась на северо-востоке, над самым горизонтом, Земля, голубое свечение которой преломлялось в гранях алмазного потолка и терялось в полумраке. Пахло розами после дождя, звучала «Музыка воды»*. [«Музыка воды» – серенада немецкого композитора Г. Ф. Генделя (1685-1759).] В помещении царила безмятежность, что заставала врасплох, как неожиданный поцелуй.

Ринндалир усадил девушку за стол, на котором стояли бутылка вина, бокалы и пара тарелок с пирожными, затем сел сам.

– Приятные воспоминания, – произнес он.

– Вы упомянули о своих агентах, – сказала Кира, с трудом удерживаясь от того, чтобы не кинуться ему в объятия. В подобной обстановке деловой тон вполне можно было принять за оскорбление, но селенарх, похоже, не обиделся. – Полагаю, вы ждете новых сообщений?

– Естественно. Знаешь, в том, что касается космоса, луняне привыкли полагаться на «Файербол». У нас нет ни пилотируемых, ни беспилотных звездолетов. – Неужели он думает, что ей это не известно? Или хочет ее позлить? – Однако мы сконструировали немало спутников-шпионов, которые ведут наблюдение каждый за своим сектором пространства.

Ринндалир взял со стола пульт дистанционного управления и нажал кнопку. На стене засветился огромный мультиэкран. Возникло изображение, которое, должно быть, передавалось с базы данных: тонкая металлическая игла с антенной впереди и линейным ускорителем на корме. В длину метра три – без ускорителя Скорее всего, спутник вывели на орбиту с помощью катапульты, а двигатели его работали от молекулярных солнечных батарей; следовательно, он обладает достаточной свободой маневра. Изготовлен же, по всей вероятности, на каком-нибудь заводе под поверхностью Луны.

– Наверно, «Файербол» знает о том, что такие спутники существуют, но не догадывается об их количестве, – продолжал Ринндалир. – Во всяком случае, мы не получили ни единого запроса или протеста. В конце концов, что они такое, как не разумная мера предосторожности? Кроме того, на Земле, поблизости от интересующих нас объектов, базируются мини-флайеры, начиненные электронным оборудованием. Передатчики у них не слишком мощные, однако параболическая антенна в Копернике* [Коперник – лунный кратер.] ловит все сигналы. Сейчас все флайеры подняты в воздух. Быть может, авантисты собьют пару-тройку аппаратов, но основная масса уцелеет, и мы с тобой кое-что увидим. – Селенарх наполнил бокалы (журчание вина лишь усилило очарование музыки). – Ты не хочешь, как в прошлый раз, предложить тост?

– За победу! – сказала Кира, отогнав нахлынувшие воспоминания. – За полную победу. – Вино обожгло нёбо, разгорячило кровь.

– За хаос! – отозвался Ринндалир, вновь поднимая бокал.

– Что? Вы имеете в виду хаотиков? Bueno, пусть им повезет. – Девушка чокнулась с хозяином.

– Нет, я разумел хаос-освободитель, который уничтожает прошлое и порождает будущее.

– То есть в научном смысле слова? – неуверенно уточнила Кира.

– Можно сказать и так, хотя я позаимствовал образ не столько из математики или механики, сколько из квантовой теории мироздания. Тебе что, не нравится мой тост?

И правда, подумалось Кире, почему она не пьет? Ведь Ринндалир ведет себя как обычно, а причуд у всех хватает… Девушка сделала большой глоток, хотя поначалу намеревалась лишь пригубить.

– Ладно, поглядим, что творится на белом свете. – Держа бокал в правой руке, Ринндалир взял пульт управления в левую. Изображение на экране изменилось, возникла Земля, окутанная облаками; от красоты картины у Киры захватило дух, как будто она впервые увидела планету из космоса. Поблизости от Земли, отчетливо выделяясь на фоне космической тьмы, находились два освещенных солнцем звездолета: громадный транспорт и та самая «Катана», которая совсем недавно гонялась за «Пустельгой». Корабли двигались к Земле.

– Вовремя включили, – произнес, откашлявшись, селенарх. – Первая атака. – Он подался вперед.

«Небо принадлежит нам, – вспомнились Кире слова Гатри. – Мы можем запустить с Луны несколько самодельных метеоритов, из страха перед которыми, кстати говоря, лунянам в основном и даровали независимость. Однако если не придать нашим снарядам необходимой формы, мы не сможем ими управлять. В результате они попадут не туда, куда нужно – попадают на поля, разрушат города; погибнут ни в чем не повинные люди. Но времени на тщательную подготовку у нас не будет, поэтому мы, если все же придется воевать, просто-напросто пожертвуем парочкой звездолетов, которые набьем под завязку камнями. Управлять кораблями будут, разумеется, роботы».

Девушка вздрогнула. Чтобы робот совершил самоубийство, его надо перепрограммировать. Хотя здесь все иначе, нежели с двойником Гатри. Точно? У машин нет ни человеческого рассудка, ни свободной воли, ни желания жить во что бы то ни стало. Неужели?

И тут… Вперед, ребята!

Корабли разошлись, один устремился к Земле, а второй повернул обратно. Ринндалир нажал на какую-то кнопку. Мгновение спустя на экране появилась цепочка символов. Кире они ничего не говорили, но Ринндалир воскликнул:

– Цель – база Кеннеди! Так я и думал. Что ж, там у нас наблюдателей хватает. Если хоть один из них уцелел…

Зазвучала новая мелодия. На экране возникла гористая местность – серо-голубые, увенчанные снежными шапками вершины, безоблачное небо, сосновый бор; дальше – аэропорт, радиолокационная станция, башня диспетчерской, группа зданий, между которыми снуют машины… Кира знала, что под землей находится бронированный бункер – командный пункт милиции.

Они не заметили, как корабль врезался в землю. Все произошло слишком быстро. Звездолет, который двигался в направлении противоположном вращению планеты, влекомый земной силой тяжести, представлял собой взрывчатку мощностью около двухсот килотонн. Вспышка ослепила Киру; девушка словно взглянула в упор на солнце. Взрывная волна подхватила флайер, который передавал изображение, подбросила вверх, принялась швырять из стороны в сторону. На месте аэропорта появился сияющий шар, который почти мгновенно исчез в клубах дыма и пыли, что потянулись к небу. Моргнув, Кира разглядела огромную воронку.

Из динамиков загремели триумфальные аккорды.

– Ну и ну, – выдохнул Ринндалир. Должно быть, это означало: «Какая красота!»

– Нет! – воскликнула Кира, радость которой улетучилась в мгновение ока, унеслась вослед погибшим. – Роr favor, нет! Мы не хотели ничего подобного!

– Прошу прощения. – Сразу посерьезневший Ринндалир поставил бокал на стол и накрыл ладонью руку девушки. – Зрелище, конечно, восхитительное, однако погибли люди… Но не забывай, что на войне потери, к сожалению, неизбежны.

92
{"b":"1559","o":1}