ЛитМир - Электронная Библиотека

Гитлеровцы пришли в замешательство: ещё несколько минут назад они считали, что захватили разведчиков врасплох. А теперь, оказывается, русские зашли с фланга и с тыла!

Боясь попасть в ловушку, гитлеровцы, отстреливаясь на ходу, стали отбегать от моста вдоль тропы в гору. Теперь можно было оторваться от врага.

– На ту сторону по одному! – скомандовал Калганов. – Кто перебежит, прикрывать огнём отход остальных. Я – последний.

Мост ходуном ходил на провисших канатах, когда поочерёдно, один за другим, пробегали по нему матросы. Перебежав, падали за камень или куст, стреляли из автоматов через ущелье. Их командир оставался на прежнем месте. Он лежал за мшистым обломком скалы, бил короткими очередями. Рядом лежал Норд, насторожённо поглядывая на хозяина.

Не снимая пальца со спускового крючка, Калганов оглянулся. На той стороне, за мостом, уже больше половины матросов. Их автоматы бьют из-за камней, из кустарника, нависшего над краем ущелья. Ещё несколько минут – на той стороне будут все. Тогда можно перебежать и самому…

Но что это?

Справа, в кустарнике, совсем недалеко, мелькнули согнутые фигуры в пятнистых плащ-палатках. Командир понял: гитлеровцы, со склона горы увидев перебегающих по мосту моряков, решили отрезать путь хотя бы оставшимся. Огонь разведчиков на какое-то мгновение ослаб: одни перебегали мост, другие, перебежав, ещё искали удобную для стрельбы позицию. И это ободрило врага.

Те матросы, которые ещё не успели перейти мост, яростно строчили вдоль края ущелья по кустам. Хуже всего было то, что за густыми кустами немцев не было видно. Маскируясь, они подбегали всё ближе и ближе. Норд, лежавший рядом с Калгановым, нетерпеливо повизгивал. Вот шевельнулся ближний куст, метнулась меж ветвей приплюснутая, обтянутая сеткой каска.

– Гранатами – огонь! – Не подымаясь, командир первый бросил гранату.

Бурый дым разрывов окутал кусты. Взвились вверх обломанные ветки, кружась разлетались сорванные листья. Гитлеровцы не то залегли, не то откатились…

– За мост! – приказал Калганов трём последним оставшимся с ним матросам.

– А вы? – спросил один из них. – Как же вы, товарищ старший лейтенант?

– За мост! – повторил Калганов. – Мы с Нордом прикроем.

Матросы поднялись и побежали к мосту. Из кустов брызнуло несколько автоматных очередей. Калганов дал по кустам длинную очередь, опустошив весь диск. Осмотрелся. Три матроса уже взбегают на шаткий настил. Теперь можно… Не медлить ни секунды! Он поднялся. Вскочил и Норд.

Оба устремились к мосту.

– Официер! Официер! – послышался совсем близко за его спиной ликующий крик. – Нихт шиссен![1]

Калганов на бегу обернулся. Пять гитлеровцев в развевающихся пёстрых плащ-палатках, размахивая автоматами, гнались за ним, уже настигали его. «Не стреляют, живьём взять хотят! А чем я их? Диск не успел сменить…»

– Норд, фас!

Рявкнув, пёс сделал прыжок и бросился на врагов. Взбежав на качающийся под ногами настил моста, Калганов, не останавливаясь, оглянулся: Норд рванул зубами одного гитлеровца, бросился на другого, остальные шарахнулись.

Его хозяин подбегал уже к противоположному концу моста, а пёс продолжал яростно бросаться на растерявшихся от неожиданности преследователей. Но это могло длиться всего несколько секунд. Кто-нибудь из немцев опомнится, даст по собаке очередь…

– Норд, назад! – прокричал Калганов и, добежав до конца моста, бросился на землю.

Вставляя в автомат новый диск взамен опустошённого, он видел, как огромными прыжками мчится по мосту Норд, а вслед ему трещат немецкие автоматы. Калганов оттянул затвор, прицелился в ту сторону, откуда летели в Норда пули.

Сквозь гулкий стук своего автомата он слышал, как где-то рядом стучат и другие автоматы. Это вместе с ним матросы прикрывали Норда огнём.

Уже посреди моста, взвыв, Норд подпрыгнул. «Убили?» – испугался Калганов.

Нет, жив!

Норд проскочил мост и, собачьим чутьём узнав, где хозяин, подбежал к нему.

Гитлеровцы не рискнули показаться на открытом месте у моста, а тем более перейти его. Они вновь засели в кустах над ущельем и ожесточённо палили из автоматов. Но их пули уже не были страшны: разведчики уходили в гущу леса, дальше от Чёртова моста, к своим позициям. Норд бежал рядом с хозяином. Услышав, что пёс всё время жалобно повизгивает, Калганов спросил:

– Что скулишь, Норд?

И только тут увидел, что хвост собаки перешиблен пулей. Калганов на ходу совершил хирургическую операцию: ножом отрезал перебитый хвост и, распечатав индивидуальный пакет, забинтовал рану.

После этого случая Калганов ещё больше привязался к Норду: он считал пса своим спасителем в схватке у Чёртова моста. Верный куцехвостый Норд теперь каждый раз сопровождал его в поиск.

Прошло несколько месяцев. Наступала зима. Калганов получил задание с несколькими матросами готовиться к выброске в тыл врага в Крым. Он решил взять с собой и Норда. Подготовил для него парашют, перешив лямки.

…Кончался сумеречный ноябрьский день. Бомбардировщик флотской авиации, на этот раз ставший транспортным самолётом, стоял уже на старте на прибрежном аэродроме. Самолёт должен был подняться в воздух ещё засветло, чтобы достичь места выброски среди ночи. Всё было готово. Осталось погрузить Норда. Калганов пристегнул ему лямки парашюта и, взяв пса на руки, поднял к раскрытому люку. Но Норд не захотел влезать в люк, его пугало незнакомое. Как ни бился Калганов, втолкнуть Норда в люк не удавалось. «Надо бы раньше потренировать», – понял он свою ошибку. Но сейчас тренировать было уже некогда: командир самолёта нетерпеливо поглядывал на часы, торопил с вылетом. Кляня себя за оплошность, Калганов прекратил попытки погрузить Норда – опустил его на землю, отстегнул ему парашютные лямки. Одному из товарищей, который провожал его, сказал:

– Отведи Норда к прежней хозяйке. Отдай ей все мои деньги. Пусть кормит и бережёт. Вернусь – снова возьму его.

Все разведчики уже сидели в самолёте. Калганов пожал руки остающимся, погладил явно расстроенного Норда, ухватился за края люка, вскарабкался в самолёт и сразу же протиснулся к окошечку в фюзеляже. Увидел: Норд обеспокоенно бегает возле самолёта.

Взревели моторы. Самолёт покатился по аэродромному полю, которое кончалось у самого берега моря. Калганов видел, что Норд, словно стараясь искупить свою строптивость, бежит следом.

Самолёт оторвался от земли и пошёл над морем. Калганов успел ещё разглядеть: Норд по грудь вбежал в воду, остановился, тоскливо поднял голову, взглядом провожая улетающий самолёт.

…Всё это вспомнилось ему сейчас, когда стоял он со снятой фуражкой и смотрел на развалины дома. Но… может быть, хозяйка, эта добрая, обездоленная войной женщина, живёт где-нибудь в посёлке, в другом доме? Может быть, цел и Норд? Надо расспросить… Может быть, он найдёт их?

Надев фуражку, Калганов побрёл по улице. Зашёл в первый же двор, где увидел людей. Ему рассказали: во время последних боёв, когда гитлеровцев выбивали из этих мест, их авиация бомбила посёлок. Одна из бомб угодила в крайний дом. Норд и его хозяйка погибли.

С тех пор Калганов больше никогда не заводил собак.

«Поздрав, Бродари!»

Про отряд Бороды - i_006.jpg

Случалось ли вам плыть на пароходе по Дунаю? Необъятно широка гладь великой реки – от одного берега едва различим другой. По этой большой водной дороге, протянувшейся от Альп до Чёрного моря, через земли восьми государств, непрерывно идут морские, большой осадки, грузовые суда, речные буксиры с баржами, величаво, как белые лебеди, плывут пассажирские пароходы. На судах можно увидеть флаги и заморских стран.

Даже в самую тёмную, непроглядную ночь полна жизни эта международная водная дорога. Белые и красные светляки бакенов, береговых маяков и створных огней указывают путь. Отражаясь в быстротечном зеркале воды, движутся огни судов. Россыпью золотистых искр сверкают на берегах огни селений и городов.

вернуться

1

Не стрелять! (нем.)

12
{"b":"156","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мир внизу
Dead Space. Катализатор
Каждому своё
Книга рецептов стихийного мага
За час до рассвета. Время сорвать маски
Шпион среди друзей. Великое предательство Кима Филби
Выдающийся лидер. Как закрепить успех, развивая свои сильные стороны
Да будет воля моя
Наследство Пенмаров