ЛитМир - Электронная Библиотека

Флэндри даже не сразу понял, что земля обработана.

— Стой! — крикнул он. В его руке появился бластер. (Что это — стадо носорогов?)

Нет… Быть того не может… Африканский заповедник Лорда-Советника Мулеле лежит в двухстах световых годах отсюда. Полдюжины животных, находившихся перед ним, по размерам и общему облику соответствовали носорогам, хотя их безволосые голубовато-черные шкуры были гладкими, а не морщинистыми, а хвосты начисто отсутствовали. Зато их плоские плечи выступали вбок, образуя что-то вроде платформ. Уши большие, похожие на веера. Череп поднимался горбом над парой хитрых глаз, а на носу торчал рог. Вытянутое рыло кончалось удивительно мягкими и подвижными губами. Рог, разумеется, особенно привлекал внимание — большой черный клинок с зубцами, как у пилы, на тыльной стороне «лезвия».

— Доминик, подождите! — Кэтрин быстро подбежала к нему. — Это же ногасы!

— Хм? — Он опустил оружие.

— Это наше слово. Люди не могут воспроизводить речь дидонцев ни на одном из известных нам диалектов.

— Вы хотите сказать, что это… — Флэндри приходилось видеть немало инопланетян удивительных форм, но он еще не встречал таких, у которых не было бы эквивалента рук. Какую цену может иметь разум, если ему нечем активно преобразовывать свою среду обитания? Приглядевшись повнимательнее, он заметил, что эти животные вовсе не пасутся. Двое из них находились в одном углу поля, выкорчевывая пни, тогда как третий катил срубленный ствол в направлении здания, чья крыша выступала над склоном холма. Четвертый тащил грубый деревянный плуг по только что расчищенной земле. Пятый шел за плутом, надетая на нем сбруя позволяла ему управлять рукоятями. Этот участок поля находился вдалеке, и отдельные детали было трудно разобрать сквозь туманный влажный воздух. Шестое животное стояло к Флэндри поближе. Оно не столько кормилось, сколько вырывало сорняки между кустами.

— Пошли! — Кэтрин бросилась вперед. Движения ее были легки, несмотря на тяжелую ношу за спиной.

Последний их переход длился безостановочно целые дидонские сутки. В лагере и Кэтрин, и Флэндри были слишком заняты — только у них и был опыт пребывания в джунглях, так что времени на разговоры перед сном у них не оставалось. И тем не менее они были вознаграждены — на скорбь тоже времени не хватало, так что настроение у них стало улучшаться. Сейчас Кэтрин была так воодушевлена, что Доминик от счастья забыл обо всем. Она ведь стала для него центром Вселенной, солнцем — таким близким и так надежно укрытым облаками.

— Хелло! — Она остановилась и стала махать руками. Ногас тоже остановился и стал близоруко присматриваться к ней. Его уши и нос подергивались, прощупывая пронизанный моросью жаркий воздух. Флэндри внезапно вернулся к действительности. Эти скоты могли напасть на Кэтрин!

— В цепь! — крикнул он тем своим парням, у которых было оружие. — Полукольцом, за мной! Остальным стоять у конца тропы! — Он подбежал к Кэтрин.

Раздалось хлопанье крыльев. Какое-то существо пикировало к ним, почти невидимое из-за низкой облачности. Оно опустилось прямо около шестого ногаса.

— Это крылос! — Кэтрин схватила руку Флэндри. — Мне надо было предупредить вас заранее. Смотрите! Это безумно интересно!

Ногасы по первому впечатлению были чем-то вроде млекопитающих. Об этом говорили первичные половые признаки: у самок имелось вымя. Крылос же походил на птицу. Но была ли это действительно птица? Его тело напоминало тушку очень крупного гуся с серо-бурыми перьями на спине, светло-серыми на животе и чуть голубоватыми на горле и на концах крыльев и большого треугольного хвоста. Сильные когтистые лапы предназначались для хватания, на них можно было также висеть. Шея была довольно длинной, а на ней сидела голова с далеко выступающим назад черепом. Переднюю часть головы занимали главным образом два больших, похожих на крупные топазы глаза. А клюв вообще отсутствовал, его заменяла красная хрящеватая трубка.

Крылос сел на правое плечо ногаса. Он высунул из трубки длинный, похожий на скрученную веревку язык. На боках ногаса Флэндри заметил нечто вроде узлов, расположенных чуть ниже «платформ». Правый из них развернулся и превратился в орган, похожий на щупальце, в вытянутом виде доходившее до двух метров.

Эквивалент этого органа у крылоса — «язык» соединился с помощью своеобразного сфинктера с щупальцем. Соединенные таким образом животные рысцой двинулись к людям.

— Нам все еще не хватает рукаса, — сказала Кэтрин. — Нет, подождите! — Ногас, который шел за плугом, вдруг заревел. — Вон то существо зовет его. Собственный рукас хииша должен сначала снять с него сбрую, чтобы хииш мог подойти к нам.

— Но остальные… — Флэндри показал рукой. Четыре ногаса просто стояли там же, где были и раньше.

— Естественно, — отозвалась Кэтрин. — Без своих партнеров это просто тупые животные. Они не могут действовать самостоятельно, если не считать выполнения черной работы, которой они будут заниматься, пока не услышат сигнала от полностью укомплектованного дидонца. Ну, а вот и оно!

Новое существо соскочило с одного из деревьев и помчалось, перескакивая через канавки. Оно немного меньше походило на человекообразную обезьяну, чем ногас на носорога или крылос на гуся. Однако любой терранин подумал бы о нем именно как об обезьяне. Ростом около метра, когда он стоял выпрямившись, он, должно быть, пользовался своими короткими кривыми ногами главным образом для лазанья по деревьям, так как бежал он на четвереньках, а каждая ступня оканчивалась тремя хорошо развитыми хватательными придатками. Хвост тоже выполнял хватательные функции. Грудь, плечи и руки были непропорционально велики в сравнении с телом — они были крупнее, чем у рослого мужчины. Помимо трех хватательных отростков, каждая рука имела еще настоящий большой палец. Голова тоже была массивной, круглой, с ушами, похожими на плошки, и с большими карими глазами. Подобно крылосу, этот зверь не имел ни носа, ни рта, а лишь трубочку с ноздрями. Черный мех покрывал его целиком, и только на ушах, ладонях и зобе виднелась голубоватая кожа. Оно… Он был самцом. Его талию охватывал ремень, на котором висели сумка и металлический нож.

— Это и есть дидонец? — спросил Флэндри.

— Это рукас — одна треть дидонца.

Рукас бежал к ногасу, стоявшему ближе к людям. Он вспрыгнул на его левое плечо, сел рядом с крылосом и высунул «язык», который тут же соединился со вторым щупальцем.

— Понимаете, — говорила быстро Кэтрин, — нам надо было их как-то обозначить. На большинстве дидонских диалектов названия всех трех частей приблизительно соответствуют понятиям «рука», «нога» и «крылья». Но тут возникла возможность возникновения путаницы с английским языком, а так как некоторые диалекты на Энее содержат русский элемент, мы и взяли русские слова, «нога», «рука» и «крыло». — Набор из трех элементов дидонца остановился в нескольких метрах. — Оставьте бластер в покое. Хииш нас не тронет.

Она подошла к дидонцу вплотную. Флэндри шел за нею, чувствуя, как у него ум заходит за разум. Отношения симбиоза не были для него полной новостью. До сих пор самым удивительным случаем он считал симбиоз Торгу-Кон-Танакх на Ванриджне. Там гориллоподобное существо давало силу и руки, а маленький одетый роговым панцирем партнер — ум и острое зрение. Органы, скреплявшие их, содержали особые клетки, которые объединяли их нервные системы в одно целое. Видимо, эволюция на Дидоне пошла по сходному пути.

«Но как далеко она зашла! — думал Флэндри. — До той точки, где оба более мелких партнера даже не едят самостоятельно, а получают пищу от самого крупного. Бог мой, это же просто ужасно. Никогда не попробовать самому жаркого под соусом или мороженого!»

Они с Кэтрин остановились перед аборигеном. Легкий, почти не охлаждающий воздуха бриз донес до них запах лошадиного пота — отнюдь не противный. Флэндри недоумевал — в какую именно пару глаз он должен смотреть.

Ногас хрюкнул. Крылос издал трель, внутри его носоглотка, видимо, имела нечто вроде струн и резонансную камеру. Рукас надул зоб и произвел удивительно сложный набор звуков.

26
{"b":"1560","o":1}