ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кишечник и мозг: как кишечные бактерии исцеляют и защищают ваш мозг
Воображаемые девушки
Свой, чужой, родной
Медвежий сад
Найди свое «Почему?». Практическое руководство по поиску цели
Никаких принцев!
Пчелы
Без компромиссов
Шестая жена

Кэтрин внимательно вслушивалась.

— Я в их языке не эксперт, — сказала она наконец, — но в окрестностях Порт-Фредериксена говорят на сходном диалекте, так что смысл я улавливаю. Имя этого хииша Повелитель Песен, хотя слово «имя» тут не совсем годится.

Она издала несколько звуков. Флэндри показалось, что он разобрал искаженные слова англика, но понять ничего не смог. «Думаю, дидонцы слишком чужды нам, чтобы овладеть человеческим языком. Ксенологи должны были выработать нечто вроде собственного пиджина для разных языковых семей, где сочетаются звуки, которые надгортанники землян могут воспроизвести, и семантические ряды, доступные для понимания дидонцев. — Он посмотрел на Кэтрин чуть ли не с преклонением. — Какой же ум требуется для этого!»

Ей ответили сразу три голоса. Невозможность для человека говорить на дидонском языке, думал Флэндри, должно быть, происходит не только от голосовых связок. Вокализатор еще как-нибудь справился бы с этим, но тут, видимо, сами речевые структуры контрапунктны.

— Хииш не знает пиджина, — сказала Кэтрин. — Но Открыватель Пещер его знает. Они соберут для нас новый хииш.

— Хииш?

Она усмехнулась:

— Личные местоимения в подобной ситуации ничего не значат. Некоторые культуры дидонцев настаивают на определенном соблюдении полового признака при образовании единства. Но для большинства пол не так важен, важны лишь индивидуальные качества отдельных составных частей; поэтому они формируют единства в комбинациях, которые кажутся наилучшими для достижения данной цели. Мы называем партнерство — полное или частичное — словом «хииш». Какого-либо жесткого значения оно не имеет.

Крылос снялся с места, громко хлопая крыльями. Рукас остался на платформе ногаса. Но, казалось, в них погас какой-то внутренний свет. Оба постояли, рассматривая людей, затем рукас почесался, а ногас принялся снова выпалывать сорняки.

— Для высокой результативности, должно быть, нужны все три части, — решил Флэндри.

Кэтрин кивнула:

— Наиболее развитым передним мозгом обладают рукасы. В одиночку они примерно равны шимпанзе. Кажется, так называются самые сообразительные человекообразные обезьяны на Терре? А ногасы в одиночку просто тупицы. Но соединенные по трое, они думают не хуже, чем вы или я. А может, и лучше, если подобные сравнения вообще возможны. Мы все еще пытаемся найти тесты и единицы измерения, которые дали бы нам сколько-нибудь объективные показатели. — Она вдруг нахмурилась. — Пусть ваши люди уберут оружие. Мы среди доброго народа.

Флэндри подчинился, но своих солдат оставил там, где они были. Если что-либо пойдет наперекосяк, они будут удерживать тропу. Сзади на носилках лежали раненые.

Другое содружество кончило отделять себя… нет, отделять хииша от сбруи на плуте. Земля загудела от галопа ногаса этого хииша. Крылосу и рукасу, должно быть, приходилось изо всех сил цепляться за платформу. Кэтрин обратилась и к этому дидонцу, когда он поравнялся с нею, но тоже без толку, хотя он ей и ответил. Ответ она перевела так:

— Познакомьтесь с Великим Знатоком Почв, который знаком с вашим народом, но ни одна из частей этого хииша не знает пиджина.

Флэндри потер подбородок. Последняя порция энзима, прекращающего рост бороды, еще действовала — кожа была совсем гладкой, но приходилось пожалеть, что средство, которое должно было придать его усам мужественную красоту, не сработало — усы росли клочками.

— Я так понимаю, что инди… хм-м… отдельные части могут переходить от одного единства к другому, чтобы единство стало оптимальным для решения определенной задачи?

— Да. В большинстве культур, с которыми мы знакомы, это так. Великий Знаток Почв, по-видимому, является выдающимся фермером. В других комбинациях части хииша могут дать выдающегося охотника, художника, музыканта — кого угодно. Вот почему здесь не существует потребности в многочисленном населении, дабы иметь множество специалистов, в которых нуждается коммуна.

— Вы сказали — коммуна?

— Мне кажется, это слово более точно, нежели община.

— Но почему же не все воспринимают то, что умеет один из них?

— Что ж, нашей расе обучение действительно многое дает, но оно требует времени. Кроме того, память необходимо упражнять, иначе она выветривается; опыт и умение приобретаются в процессе практики. Конечно, мозг кое-что усваивает, в том числе и воспоминания и опыт, которые он складирует. Например, у ногасов есть знания ботаники, потому что ногасы питаются травами. Рукасы помнят кое-какие виды физических работ — у них есть руки и пальцы. Крылосы хранят некоторые данные из области географии и метеорологии… Действительность всегда сложнее теоретических построений. Все части хиишей хранят разную информацию… так, во всяком случае, считаем мы… в том числе языковую. В общем, вы, наверное, понимаете, что я хочу сказать.

— И тем не менее…

— Дайте мне закончить, Доминик. — Кэтрин прямо пылала энтузиазмом. Флэндри такого еще не приходилось наблюдать. — Вопрос упирается в проблемы культуры. Дидонские общины варьируют так же сильно, как когда-то варьировали племена на Терре. В некоторых культурах отдельным частям позволяется формировать хииши неупорядоченно. В результате единства способны почерпнуть от других меньше, чем могли бы, из-за недостатка специального руководства и внимания. Эмоциональная и интеллектуальная жизнь там мельчает, вся община застревает где-то на стадии дикости. Другие культуры, напротив, очень ограничивают возможности образования единств. Например, считается, что части целого должны принадлежать друг другу долго, пока смерть их не разлучит. Исключением являются временные связи с молодняком, необходимые для его обучения. В области технологии такие общества продвинуты дальше, но не выше уровня каменного века. В них наблюдается определенное эмоциональное оскудение. Ни тот, ни другой типы сообществ не реализуют своего потенциала.

— Понятно, — протянул Флэндри. — Плейбои и пуритане.

Она моргнула, потом засмеялась:

— Если угодно. Тем не менее большинство культур, в том числе, очевидно, и наши знакомцы, поступают иначе. Каждая часть входит в круг определенных стабильных единств, причем проводит в каждом из них примерно равное время. Таким образом, единства или хииши приобретают личностные черты, обладают широким набором знаний и навыков, но при этом каждое обладает талантом в определенной области. Кроме того, время от времени создаются хииши, соединение которых производится в случае особой необходимости.

Кэтрин подняла глаза вверх.

— Я думаю, для нас вот-вот возникнет Открыватель Пещер, — сказала она.

Два крылоса кругами снижались к ним. Один, по-видимому, принадлежал Повелителю Песен, а другой — Открывателю Пещер, хотя Флэндри и не видел между ними никаких различий. Видимо, Повелитель Песен и Открыватель Пещер состояли из одних и тех же рукасов и ногасов.

Крылос, летевший впереди, опустился на платформу ногаса. Его спутник покружился еще немного, видимо отыскивая для себя подходящего ногаса. Над деревьями появились еще крылосы, а то ли из леса, то ли из дома выбежали новые рукасы. «Через минуту у нас тут соберется целый городской митинг», — подумал Флэндри.

Теперь его внимание полностью сосредоточилось на Кэтрин и Открывателе Пещер. Между ними завязался разговор. Сначала он шел как бы с запинками: видимо, ни одна из сторон уже несколько лет не упражнялась в употреблении пиджина, да и диалект этой общины был не совсем тот, на котором говорили дидонцы вблизи Порт-Фредериксена. Но постепенно беседа стала более оживленной.

Остальные члены общины появились явно для того, чтобы смотреть, слушать и обдумывать то, что им сейчас переводили. Тут собрались все, кроме тех, что сейчас охотились или собирали еду в джунглях, как после узнал Флэндри. Один хииш приблизился к нему. Его рукас соскочил с «платформы» и подбежал вплотную, таща на плече толстый соединительный «шланг» от ногаса. Голубые пальцы ощупали одежду Флэндри и попробовали вытащить из его кобуры бластер, видимо чтобы лучше ознакомиться с ним. Доминик не решился отдать ему оружие, хотя оно и стояло на предохранителе, но Кэтрин могла рассердиться, если б он отказал хиишу наотрез. Сняв со спины самодельный мешок, он высыпал его содержимое прямо на землю. Это сразу привлекло к нему внимание нескольких свободных рукасов. Поняв, что они не собираются ничего красть или ломать, молодой человек уселся на землю и позволил себе расслабиться. Мысли его разбежались, но затем сосредоточились на Кэтрин, как это теперь чаще всего и бывало. Так прошло около часа. Короткий день уже близился к вечеру, когда Кэтрин сделала Флэндри знак.

27
{"b":"1560","o":1}