ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Луна-парк
Создайте личный бренд: как находить возможности, развиваться и выделяться
Шепот пепла
Охотник за тенью
Шестнадцать деревьев Соммы
Дневник книготорговца
Алекс Верус. Бегство
Его кровавый проект
Результатники и процессники: Результаты, создаваемые сотрудниками

— Они рады встретиться с нами и с удовольствием предлагают свое гостеприимство, — сказала она, — но сомневаются, что в состоянии помочь пересечь горы. Тамошние обитатели очень опасны. Кроме того, сейчас много работы как в лесу, так и в полях. В то же время эта община была бы рада получить обещанное мной вознаграждение — такие вещи, как хорошие стальные инструменты или огнестрельное оружие. Они соберут хииш Многомудрого и поручат ему обдумать проблему. Пока же нам предлагают отдохнуть.

Лейтенант Капунян был особенно рад такой возможности. До сих пор все его силы уходили на то, чтобы раненым не стало еще хуже, — тяготы пути не позволяли им выздоравливать. Если он вместе с больными останется тут, пока остальные пойдут за помощью… Флэндри согласился. Их поход мог сопровождаться появлением новых раненых, а раз так, надо постараться, чтобы их общее число не стало чрезмерным.

Все пошли к дому. Людям казалось, что они стали вдруг меньше ростом — следствие того, что со всех сторон их окружали такие громадины. И только одна Кэтрин всю дорогу смеялась и весело болтала.

— Я чувствую себя так, будто вернулась домой, — говорила она своим спутникам. — Я ведь почти забыла, как ведутся на Дидоне полевые работы и как я… ну… люблю их.

«Как велики у тебя запасы любви», — сказал про себя Флэндри. Он подумал, что эта фраза, скажи он ее другой девушке, могла бы звучать как комплимент, но он постеснялся бы сделать его Кэтрин.

Когда они поднялись на вершину холма, то увидели противоположный склон. Он плавно спускался вниз, а потом снова поднимался, образуя отличное укрытие для жилья. Искусственные каналы вели к ручью: они должны были предотвращать затопление местности. Вдали над деревьями торчал голый каменный отрог, чья вершина уходила в низкие облака. Оттуда доносился грохот большого водопада. Кэтрин указала в ту сторону.

— Они называют это место Ревущий Камень, — сказала она. — Правда, у него есть и другие имена. Названия местностей у них более реально отражают действительность, нежели имена самих дидонцев.

Поселок состоял из нескольких бревенчатых зданий, крытых торфом, и грубого забора, который опоясывал большой мощеный двор. Большая часть строений представляла собой амбары и сараи. Самым большим было одноэтажное барачного вида здание, отличавшееся тщательностью отделки и очень красивой резьбой. Оно поражало огромными размерами. Флэндри вначале больше заинтересовал крааль. Там находился молодняк всех трех видов плюс по четыре взрослых особи каждого вида. Взрослые образовывали различные комбинации по две особи, а третьей был кто-то из молодняка. Что касается остальной молодежи, то она бродила по двору, дремала или кормилась. Самки-ногасы кормили своих телят. Из четырех взрослых двое были молочные самки, одна яловая, а последний — самец. Время от времени к ним подбегали покормиться юные мохнатые рукасы и подлетали крылосы.

— Школа? — спросил Флэндри.

— Можно назвать и так, — ответила Кэтрин. — Ранняя стадия обучения и развития. Это очень важное дело, и мы не должны им мешать. Нет, эти некомплектные единства на нас внимания не обратят. Пока они растут, молодежь находит себе молодых же партнеров. Но потом, как правило, они пополняют собой те единства, где какая-то из частей умерла.

— Ха! «Если бы молодость знала, если бы старость могла!» А ведь дидонцам, видимо, удалось решить эту проблему?

— И в каком-то смысле победить смерть. Конечно, через несколько поколений данное единство полностью станет совершенно иным и большая часть прежней памяти будет утеряна. И все же продолжительность совместного существования… Теперь вы понимаете, чем они нас привлекают?

— Еще бы! У меня нет темперамента, необходимого для исследователя, но из-за вас я остро ощущаю этот недостаток.

Кэтрин серьезно поглядела на Флэндри:

— В своем роде вы, Доминик, куда больший философ, нежели все, кого я до сих пор встречала.

«Мои парни — смелые ребята, — думал он, — и они заслужили мою преданность и те силы, которые я отдаю руководству отрядом, но в эти минуты я предпочел бы, чтобы они вместе со своими похожими на лопухи ушами оказались где-нибудь в десяти парсеках отсюда».

Двери и ставни на окнах большого дома были открыты, и его внутренность выглядела гораздо более светлой и прохладной, чем Флэндри мог предположить. Пол был выложен обожженным глиняным кирпичом, на который набросали сверху множество свежих веток. Украшенные фантастической резьбой столбы и балки поддерживали крышу. На стенах висели шкуры, грубо связанные занавеси, инструменты, оружие и какие-то предметы, которые Кэтрин посчитала священными. Среди всего этого богатства находились пристроенные к стенам стойла для ногасов, насесты для крылосов и скамьи для рукасов. Еще выше на стенах были укреплены скобы для факелов, предназначенных для ночного освещения. В специальных углублениях горели костры. Экраны из кожи, натянутой на деревянные рамы, направляли дым к вентиляционным отверстиям. Детеныши, телята и птенцы — слишком юные для обучения — шмыгали под ногами, подобно домашним животным, какими они, собственно, и являлись. Дидонцы, слишком старые или больные, чтобы работать, занимали середину зала. Уединение явно принадлежало к числу тех идей, о которых дидонцы и понятия не имели. Но зато сколько у них было других идей, о которых людям не дано даже догадываться?

Флэндри покосился на шкуру.

— Если эти здоровенные ребята травоядные, то зачем же они охотятся?

— Из-за продуктов животного происхождения — шкур, костей, жил, жира… Ш-ш-ш…

Процессия остановилась перед насестом, на котором сидел очень старый крылос. Согбенный, с одним поврежденным крылом, он почему-то все же напомнил Флэндри орла. Каждый ногас, проходя мимо, почтительно преклонял перед ним свой рог. Птица, принадлежавшая Открывателю Пещер, взлетела и опустилась на собственное место. Ногас предложил свое освободившееся щупальце Древней птице, которая тут же соединилась с ним. Ее глаза остановились на гостях и вдруг ярко вспыхнули.

— Многомудрый, — шепнула Кэтрин. — Самый умный из них. Этому хиишу потребуется всего мгновение, чтобы усвоить то, что ему скажут остальные.

— А партнеры этой пичужки тоже принадлежат к числу уважаемых граждан?

— Ш-ш-ш… не так громко… Я не знаю местных обычаев, но они, по-видимому, глубоко почитают Многомудрого. Что ж, вы же тоже считаете, что существа с наилучшими наследственными данными должны занимать и наиболее важные места, не так ли? Я думаю, что Открыватель Пещер — исследователь и искатель приключений. Его хииш впервые познакомился с людьми, наткнувшись на лагерь ксенологов в двухстах километрах отсюда. Многомудрый черпает силу и смелость у тех же ногаса и рукаса, но сейчас приключения этого хииша — это приключения духа и мысли… Ну, кажется, он уже готов. Мне придется повторить ему всю информацию, которая улетела куда-то вместе с прежним крылосом.

Разговор затянулся до ночи. Зажгли факелы, подбросили дров в очаги, в каменных горшках поставили вариться еду. Хотя ногасы могли питаться одной сырой зеленью, они все же предпочитали более вкусную и питательную пищу, если могли ее получить. Из джунглей вернулись еще несколько дидонцев, освещавших себе дорогу домой светящимися грибами. Они притащили корзины съедобных корней. Без сомнения, охотникам и сборщикам дикорастущих растений приходилось скитаться по джунглям по несколько дней подряд. Помещение наполнилось щебечущими, кашляющими и хрюкающими звуками, Флэндри и его людям пришлось ограждать своих раненых от любопытства охотников, стараясь делать это предельно дружелюбно.

Наконец Кэтрин, постаравшаяся как можно точнее скопировать жест уважения, отозвала в сторону своих товарищей-терран. В красном колеблющемся свете факелов ее глаза и волосы сверкали.

— Это было нелегко, — говорила она возбужденно. — Но мне удалось убедить его. Мы получим эскорт — довольно скромный, проводников и носильщиков. Я думаю, уже через часов сорок — пятьдесят мы сможем выступить… домой!

28
{"b":"1560","o":1}