ЛитМир - Электронная Библиотека

— Доминик! — крикнула она. Слезы придали ее голосу какую-то резкость. — Это правда?

— Сама увидишь. Эти… только поосторожнее… Я дал тебе минимальную дозу… Нужно, чтобы обмен веществ восстановился.

Она бросилась к нему, все еще измученная и потрясенная. Их руки соединились. Последовал долгий поцелуй.

— Как бы я хотела… — произнесла она ломким голосом. — Я и в самом деле хотела бы…

— Не надо. — Он положил ее голову к себе на плечо. Она сделала шаг назад:

— Ладно. Желаю тебе всего самого лучшего в мире, начиная с девушки, которая будет предназначена только для тебя.

— Спасибо, — отозвался он. — И не беспокойся обо мне. Ты стоила трудов, которые пришлось положить… — «И тех неприятностей, которые еще предстоят». — Не тяни, Кэтрин. Иди к нему.

Она вышла. Флэндри нашел кнопку, которую надо было нажать, чтоб увидеть космическую шлюпку, ожидавшую ее, и встречающих ее техников Мак-Кормака.

Глава 16

Чужие солнца окружали «Персей». Темнота за кормой уже укрыла последние огоньки звезд Империи.

Мак-Кормак закрыл за собой дверь адмиральских покоев. Кэтрин встала. Отдых — сначала под действием снотворного, потом с транквилизаторами и лекарствами, — хорошее питание снова сделали ее прелестной. Она носила серый мерцающий халат, который кто-то одолжил ей, оставлявший открытыми шею и ноги, перевязанный поясом и чувственно обтягивающий тугие формы.

Адмирал встал как вкопанный.

— Я не ожидал увидеть тебя тут, — пробурчал он.

— Врачи отпустили меня, — ответила Кэтрин, — видя, в каком хорошем состоянии я встречаю счастливые новости. — Улыбка дрожала на ее лице.

— Что ж… Да, — продолжал он деревянным голосом, — мы действительно стряхнули их разведчиков, которые травили нас, весьма ловким маневром, предпринятым в этой туманности. Теперь, в этом неизученном космическом пространстве, им никогда нас не отыскать. Да они и сами не захотят, я уверен. Было бы слишком рискованно посылать силы, которые нужны им самим, чтобы разобраться с нами в этих далеких-далеких краях. Нет, мы покончили с ними навсегда. Разве… если решим вернуться.

Пораженная, Кэтрин воскликнула:

— Ты не можешь! Ты дал слово!

— Я знаю. Не скажу, что не мог бы… если… Нет, не бойся. Я не вернусь. Флэндри был прав, черт бы его побрал, мне понадобились бы союзники, а им пришлось бы пообещать нечто, из-за чего Империя может рухнуть. Будем надеяться, что одна угроза моего возвращения заставит их управлять Империей лучше… Там, у них…

Ее резкая реакция заставила его понять, сколько еще нужно ждать, чтобы вернулась ее прежняя сила.

— Дорогой, неужели даже в такой час ты можешь думать только о политике и сражениях?

— Прости, — ответил он. — Никто ведь не предупредил меня, что ты придешь. А я был страшно занят.

Она потянулась к нему, но объятие не состоялось.

— Так занят? — спросила она.

— Что? Что ты хочешь этим сказать? Слушай, тебе не следует так долго быть на ногах. Давай сядем. И… э-э… нам следует решить, как переделать нашу спальню…

Она на мгновение прикрыла глаза. Когда она их открыла, то уже овладела собой.

— Бедный Хью, — сказала она. — Ты же тоже боишься до полусмерти. Я даже не предполагала, что это может нанести тебе такую глубокую рану.

— Что за чушь, — бормотал он, увлекая ее к кушетке.

Кэтрин сопротивлялась, так что его руки невольно сомкнулись на ее талии. Обняв его рукой за шею и прижавшись лицом к груди, она сказала:

— Погоди. Мы пытаемся убежать от мыслей о том, что с нами случилось. О том, чем я могу быть для тебя после всего, что со мной происходило. О том, что осталось несказанным между мной и Домиником, даже если б это включало… но я клянусь, этого не было.

— Я не сомневаюсь в тебе, — бормотал он, прижимаясь к ней губами.

— Нет, ты слишком честен, чтоб не заставить себя поверить мне и попытаться восстановить то, что у нас было прежде. Бедняга Хью, ты боишься, что не осилишь этого.

— Ну… ассоциации всякие, и все такое… — Обнимавшие ее руки, казалось, закаменели.

— Я помогу тебе, если ты поможешь мне. Мне это необходимо не меньше, чем тебе.

— Я понял, — сказал он, уже гораздо мягче.

— Нет, ты не понял, Хью, — ответила она серьезно. — Я поняла правду, когда поправлялась — одна, без всякого дела, не делая ничего, только думая, думая, пока наконец не засыпала и ко мне не приходили сны. Я почти изжила то, что случилось со мной во дворце, и стала почти прежней. И я сумею излечить тебя от этого. Но ты должен помочь мне излечиться от Доминика, Хью.

— О, Кэтрин, — шепнул он ей прямо в волосы.

— Мы попробуем, — тоже шепотом ответила она. — И мы добьемся. Хотя бы частично, хотя бы для того, чтобы жить. Мы просто обречены это сделать.

Вице-адмирал сэр Илья Херасков разворошил бумаги, которыми был завален его стол. Их шелест разнесся по всему кабинету. Висевший за столом экран сегодня изображал Сатурн.

— Так, — сказал он. — Я занимался вашим отчетом и другими относящимися к нему документами весьма интенсивно с тех пор, как вы изволили прибыть домой. Вы весьма занятный молодой человек, капитан.

— Да, сэр, — ответил Флэндри. Он воспользовался стулом, но почел за лучшее сидеть на самом краешке, чтобы это походило на сидение по стойке «смирно».

— Сожалею, что вам отказали в отпуске и две недели вы провели на Луне-Первой. Должно быть, весьма огорчительно видеть у себя прямо над головой все публичные дома Терры, не так ли?

— Так точно, сэр.

Херасков хмыкнул:

— Можете не волноваться. Мы были обязаны провести вас через довольно утомительные процедуры, но скажу по секрету, вас сняли с крючка, а ваш временный чин капитана сделан постоянным. До тех пор, пока ваше следующая эскапада не заставит либо разжаловать вас либо произвести в следующий чин. Я бы сказал, шансы тут пятьдесят на пятьдесят.

Флэндри откинулся на спинку кресла:

— Благодарю вас, сэр.

— Вы, кажется, несколько разочарованы? — спросил Херасков. — Ожидали большего?

— Что ж, сэр…

Херасков склонил голову набок и ухмыльнулся еще шире:

— Тогда можете излить ваше недовольство на меня. Это мне вы обязаны тем, что получили. И должен признаться, работенка у меня была еще та! — Он перевел дыхание. — Правда, то, что вы доставили секретные коды противника, было достижением, позволившим на многое другое смотреть сквозь пальцы. Помимо потери «Азиенны» в предприятии, которое стоит назвать по меньшей мере безрассудным, вы организовали еще несколько представлений, которые в лучшем случае можно счесть превышением власти, а в худшем — грубым злоупотреблением полномочиями. Таких, например, как самочинный захват пленницы губернатора, увоз этой пленницы в дальнюю экспедицию, сокрытие ее на борту по возвращении, передача ее неприятелю… Боюсь, Флэндри, что какой бы чин вы в дальнейшем ни получили, кораблями вам не командовать.

«Тоже мне наказание!»

— Сэр, — сказал Флэндри, — мой доклад показывает, что все сделанное мной не противоречит уставу. Таковы же будут показания служивших со мной людей.

— При самой свободной интерпретации ваших полномочий тем инопланетянином и вашим бортовым компьютером… да, возможно. Но главное, учтите, пройдоха, почему я вас защищал и рыл землю носом — так это потому, что Разведывательные Силы нуждаются в вас.

— Еще раз выражаю свою признательность адмиралу.

Херасков придвинул ему ящичек с сигарами.

— Возьмите, — сказал он, — и докажите свою благодарность, рассказав мне все, как оно было на самом деле.

Флэндри взял сигару.

— В моем докладе все сказано, сэр.

— Понятно, но я узнаю хорька, даже не видя его, — по запаху. Например, я прочту вам небольшой отрывок из этого удивительного документа, который вы изволили написать… хм-хм… «Вскоре после того, как я отбыл вместе с леди Мак-Кормак на Терру, имея на борту минимальную команду в целях увеличения скорости и секретности, согласно имевшимся у меня приказаниям, я, к сожалению, был замечен и задержан вражеским крейсером, который взял меня на абордаж. Доставленный к Сатане, я был удивлен, обнаружив, что мятежники напуганы известием о том, что адмирал Пиккенс располагает их кодами, а потому намерены бежать из пределов Империи. Леди Мак-Кормак уговорила их освободить меня и моего помощника — дидонца. Меня бросили в космосе на поврежденном корабле. После прибытия кораблей Империи я освободился, отвез на родину вышеозначенного дидонца вместе с обещанными ему дарами и, рассчитав курс на Терру…» Ладно, пожалуй, хватит. — Херасков перевернул страницу. — Ну а какова математическая вероятность того, что вы встретили в космосе сторожевой крейсер противника, чудом оказавшийся от вас на таком расстоянии, что им удалось опознать ваш корабль?

45
{"b":"1560","o":1}