ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что ж, сэр, — ответил Флэндри. — Невероятное иногда-таки случается, Приходится только сожалеть, что мятежники стерли из компьютера мой судовой журнал, удаляя гиперпривод. Тогда бы у меня были доказательства. Впрочем, мой отчет должен быть достаточно убедителен сам по себе.

— Да, вы наворотили целую гору непробиваемых, взаимоувязанных построений (часть из которых не может быть проверена), объясняющих, почему сделали то-то и то-то и почему не могли сделать ничего другого. Наверняка на это произведение у вас ушло все время полета от альфы Креста до Терры. Скажите правду, вы ведь умышленно отыскали Мак-Кормака и предупредили его насчет кодов, верно?

— Сэр, это была бы самая настоящая измена.

— Вполне под стать той, когда вы разделались с губернатором, чье поведение не одобряли. Странное дело — его в последний раз видели как раз перед тем, как вы запросили разрешение на старт.

— Там была такая суматоха, сэр, — ответил Флэндри. — Город ну прямо кипел. А у его превосходительства было множество личных врагов, из которых любой мог рискнуть и свести с ним счеты. Но если адмирал подозревает меня в каких-то позорящих честь офицера поступках, он может распорядиться, чтобы меня допросили под гипнозом.

Херасков вздохнул:

— Ладно, перебьемся. Вы же знаете, что этого я не сделаю. Заодно уж скажу, что никто не собирается и свидетелей искать: они ведь наверняка предпочли бы не объявляться. Слишком много труда, а результатов никаких. До тех пор пока они носа не высунут, мы готовы разрешить им исчезнуть среди бессчетного населения Империи. Так что вы свободны, Флэндри. Я просто надеялся… Но возможно, даже лучше, если я не стану слишком глубоко вникать в эти дела. Закуривайте сигару. И мы можем распорядиться насчет настоящей выпивки. Скотч потребляете?

— Обожаю, сэр. — Флэндри закурил сигару, с наслаждением вдыхая аромат табака.

Херасков отдал приказ по интеркому и наклонился к гостю, положив ладони на стол и выпуская густые облака дыма.

— Скажите мне только одну вещь, вы, блудный сын, — попросил он, — в обмен на мое заклание множества жирных бычков со звездами на погонах и даже с туманностями орденов. Это обыкновенное и вполне простительное любопытство с моей стороны. Как только мы наведем порядок в документах, вы получите продолжительный отпуск. Где и как намечает его провести ваше причудливое воображение?

— В тех злачных местах, о которых недавно упомянул адмирал, — с полной готовностью ответил Флэндри. — Вино, женщины, песни. И особенно женщины. Давненько мне с ними не приходилось встречаться.

«Не говоря уж о том, что это и развлечение, и средство забыть, — улыбаясь, думал он. — И так оно и останется до конца моей жизни. Но она сейчас счастлива. И этого довольно».

Я/мы вспоминаем.

Ноги уже стары. Они ходят медленно и часто болеют, особенно когда туман клубится возле жилого дома, покоящегося на самом дне зимней ночи. Крылья, что остались от Многомудрого, совсем ослепли и сидят одиноко на своем насесте, разве что иногда приходит кто-то из молодых, чтобы поучиться. Те крылья, что входили раньше в состав Открывателя Пещер и Исполненного Печали, теперь живут в другом Ревущем Камне. Руки Многомудрого и Открывателя Пещер уже давно сложили кости в Западных горах, в тех самых, куда ушли руки Исполненного Печали. Но память жива. Слушайте же, юные руки, о тех, кто составлял единства еще до того, как я/мы пришли в этот мир.

Все это гораздо больше, чем просто материал для песен, танцев и обрядов. Теперь мы — из этой маленькой общины — больше не считаем, что наши крошечные земли — это весь Мир. Там — за джунглями и за горами — лежит громадная Вселенная. А за небесами горят звезды, с которых мечтал Открыватель Пещер и которые лицезрел Исполненный Печали. И там живут чужеземцы с единым телом — те, что изредка посещают нас и о которых мы еще чаше слышим, когда в поисках знаний бродим среди чужих племен. Их товары и их поступки будут воздействовать на нас все сильнее и сильнее, по мере того как идут годы, и они будут вызывать перемены не только в Ревущем Камне; эти изменения заставят время течь сквозь нас совсем иными потоками благодаря возросшей стабильности, которую мне/вам легче всего представить. А затем придет и большее. Ведь каким образом можем мы достигнуть единства с миром, если не сможем понять его?

А потому лягте и расслабьтесь, юные руки, старые ноги и крылья. Пусть ветер и река, свет и время текут сквозь вас. Отдыхайте, погружайтесь в меня/нас и копите силу, исходящую от мира, силу, чтобы помнить и искать мудрость.

И не бойтесь чужестранцев с одним телом. Ужасны их силы, но и эти силы когда-нибудь станут подвластны нам, мы научимся пользоваться ими по своему усмотрению. Жаль нам эту расу — они не животные, они умеют мыслить, а потому рано или поздно должны понять, что им никогда не достичь Единства.

46
{"b":"1560","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Двенадцать
Это слово – Убийство
Среди садов и тихих заводей
Развиваем мышление, сообразительность, интеллект. Книга-тренажер
Квартирантка с двумя детьми (сборник)
Случайный лектор
Как сделать, чтобы ребенок учился с удовольствием? Японские ответы на неразрешимые вопросы
До встречи с тобой
Исчезающие в темноте – 2. Дар