ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

По всей видимости, Барсина была удивительной женщиной. Из того, что рассказывает Юстин, мы знаем, что она отличалась поразительной красотой, а Плутарх утверждает, что она вообще была идеальной спутницей для Александра.

Она имела греческое образование и мягкий характер, а благодаря своему отцу Артабазу еще и царскую кровь. Все это вместе с настойчивыми намеками и прямыми поощрениями со стороны Пармениона привело к тому, что он очень привязался к этой милой и замечательной женщине.

Осталось неизвестным, как относилась властная и суровая мать Александра к его отношениям с Барсиной. Она могла помнить девочку с тех пор, когда та жила при дворе Филиппа, однако теперь Олимпиада находилась в Македонии, и, насколько нам известно, эти две женщины больше никогда не встречались. Однако с большой долей вероятности можно предположить, что Олимпиада не одобряла увлечения сына. Прежде всего, Барсина была на семь лет старше, а по македонским традициям считалось не совсем приличным, если жена оказывалась старше мужа. Более того, если Плутарх прав, то у Барсины было очень много общего со старой соперницей Олимпиады Филинной. Нет никаких сведений о том, что отношения Александра с этой женщиной вызвали какие-то трения между ним и его матерью, однако известно, что практически сразу после того, как они начались, Александр все-таки поссорился с Олимпиадой. Дело даже дошло до того, что Александр решил дать титул «своей матери» другой женщине. Ею оказалась царица Карии, небольшого государства в Малой Азии.

Подобный поступок находился в русле той политики, которую проводил Александр в отношении захваченных земель. Как правило, он оставлял управлять присоединенными территориями прежних царей или правителей из числа местной знати, при условии, что они сдадутся без боя. Эта довольно мудрая стратегия позволяла Александру не держать большое количество солдат в тылу, а местное население значительно более охотно сотрудничало с македонянами. К тому же будущие противники Александра ясно видели, что не потеряют свою власть, если добровольно признают его своим повелителем. Если же враг не желал сдаваться, Александр зачастую заключал союз с его противниками из среды местной знати и после вторжения передавал управление страной в руки союзника. Летом 334 г. до н. э. именно так и произошло в Карии, персидской сатрапии, расположенной на побережье Средиземного моря. Царицей этой страны была Ада (эта женщина происходила из греческой семьи и в течение нескольких лет правила этой сатрапией на правах полу-автономии). Однако в 340 г. до н. э. персидский царь отстранил царицу от власти и заменил ее сводным братом, которого звали Пиксодор. Когда в 334 г. до н. э. Александр вторгся в Карию, Пиксодор отказался сдаваться, и во время осады столицы провинции Галикарнаса погибло много македонян. Разгромив Пиксодора, Александр вернул трон царице, однако командовать ее войском поручил македонянину. За время, проведенное в Карии, Александр сблизился с Адой, и в дальнейшем их связывали очень тесные отношения. Впоследствии эта пара поддерживала переписку. Более того, по сообщениям Плутарха, после сражения на Иссе Александр даже официально предложил царице усыновить его. Тот факт, что полководец широко оповестил всех о том, что отныне его «матерью» является царица Карии, ясно дает понять, что в тот момент он находился в более чем натянутых отношениях со своей подлинной матерью Олимпиадой. В тот период времени ничто другое, кроме отношений с Барсиной, не могло вызвать столь серьезной размолвки между Александром и Олимпиадой.

Впрочем, среди македонской знати многие также не любили Барсину и не доверяли ей, а некоторые полководцы Александра вообще считали, что она опасный враг, свивший гнездо прямо у них в лагере. Дело в том, что бывший муж этой женщины командовал персидским войском в Малой Азии. Ее отец Артабаз по-прежнему оставался одним из полководцев Дария III, а ее брат Фарнабаз командовал персидским флотом, контролировавшим Восточное Средиземноморье. Его триста кораблей оставались самой серьезной проблемой, с которой пришлось столкнуться Александру и его полководцам, поскольку господство персидского флота на море постоянно ставило под угрозу снабжение македонской армии и ее связи с Грецией. А победы над флотом союзников Александра привели к тому, что на Балканском полуострове вновь подняли головы противники македонян, и спартанцы попытались организовать восстание с целью свержения македонского владычества. Конечно, Александру приходилось учитывать мнение тех, кто был настроен против Барсины, возможно, именно это и послужило причиной того, что он так никогда на ней и не женился. Однако никто и ничто не могло заставить его расстаться с ней. Когда Александр выступил в поход на Сирию, Барсина оставалась с ним рядом.

Через несколько недель после сражения на Иссе в македонский лагерь прибыл специальный посланник с письмом от Дария III. В нем персидский царь предлагал огромный выкуп за свою мать, жену и детей, оказавшихся в македонском плену. Когда Александр отказался, Дарий предложил уступить ему все территории к западу от реки Евфрат — сейчас на этих землях находятся такие государства, как Ливан, Сирия, Израиль, Иордания, Египет и практически вся Турция. Александр вновь отказался. Его ответ сохранился до наших дней в изложении Арриана.

Ты пытался настроить эллинов против меня и послал деньги спартанцам… Твои посланники пытались совратить моих друзей и нарушить мир, который я дал эллинам. Таким образом, я сражаюсь с тобой, потому что это ты начал войну, а теперь я победил тебя в справедливом бою… Отныне я жду, что ты будешь обращаться ко мне как царю Азии. Я тебе не равный, а повелитель всех твоих земель. Если же ты не сделаешь так, как я тебе велю, то я буду обращаться с тобой как с человеком, оскорбившим мое царское величество. Если же ты хочешь по-прежнему называться царем, тогда стань и сражайся со мной, иначе я найду тебя, где бы ты ни спрятался.

Ответ Александра на письмо Дария может показаться странным. Почему он не принял его предложение? В конце концов, остальные земли Персидского царства он мог бы захватить позже. Скорее всего, Александр решил действовать наверняка. Ему для его войска требовались греческие воины, которых обеспокоили бы его попытки договориться с Дарием. Но ему также были нужны и те войска из Малой Азии, которые могли перейти на его сторону, но пока не определились в своем выборе. Для них для всех любые договоренности с персидским царем выглядели бы как предательство их интересов. А Александр нуждался в пополнениях, чтобы восполнить потери, понесенные его армией с момента высадки в Азии. Кроме того, ему постоянно приходилось оставлять войска для поддержания порядка на уже завоеванных территориях. Словом, Александру требовалась поддержка греков и народов, ранее подвластных персам, а любое, даже краткое, перемирие с Дарием могло их насторожить.

Дарий, со своей стороны, мог оказаться вовсе не таким уж беспомощным, как думали многие, узнавшие о его предложении. Конечно, он отдавал себе отчет в том, что вряд ли кому-то удастся помешать Александру заполучить все, что ему предлагалось в письме. Однако, если бы враг принял предложение о перемирии, персидскому царю удалось бы таким образом купить себе время, чтобы провести переподготовку своей армии по македонскому образцу. В его войске насчитывалось некоторое количество греческих наемников, способных вести бой в строю фаланги, но Дарию было необходимо множество профессионально обученных и дисциплинированных воинов, чтобы получить шанс победить Александра. Обучение воинов для фаланги требовало времени — это понял еще отец Александра, — и Дарий надеялся выиграть хотя бы пару лет, чтобы подготовиться к решающему сражению с македонянами. Нет никаких сомнений в том, что Александр это тоже понимал, и это еще одна причина, по которой он отверг предложение персидского царя.

Историки также гадают, почему Александр Македонский не бросился сразу в погоню за Дарием в глубь его страны, чтобы довершить разгром врага. Наоборот, македонский царь дал противнику шанс собрать под свои знамена еще несколько сот тысяч воинов. В этом случае можно отметить две главные причины, по которым Александр принял решение продолжать последовательное завоевание западных территорий персидского государства. Во-первых, он хотел нейтрализовать персидский флот, по-прежнему господствовавший в Эгейском море и постоянно перерезавший македонские линии снабжения. И, во-вторых, если бы Александр бросился на восток в погоню за Дарием, оставив у себя в тылу боеспособные персидские войска, то перед ним могла замаячить перспектива ведения войны на два фронта. Поэтому, прежде чем предпринимать дальнейшие шаги, Александру следовало что-то все-таки сделать с братом Барсины Фарнабазом и флотом, которым тот командовал.

30
{"b":"156491","o":1}