ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

• Барсина оставалась с Александром в течение следующих четырех лет, однако имеются признаки того, что занятый войной и завоеваниями македонский царь начал отдаляться от своей возлюбленной. К лету 330 г. до н. э. Александр разгромил остатки персидской армии, а сам Дарий погиб от рук собственных придворных. Тем не менее македонская армия направилась дальше на восток, чтобы завоевать огромную восточную провинцию Бактрию.

• Вполне возможно, что отношения Барсины и Александра наладились, потому что в 327 г. до н. э. она родила от него сына. Однако вскоре после рождения Геракла Александр встретился с юной Роксаной. Царь оказал молоденькой девушке ту честь, в которой он отказывал много лет Барсине — он женился на Роксане и сделал ее царицей.

Александр Македонский - i_029.png

Глава 7. СЕЛЕВК — ТЯЖЕЛЫЕ ПОХОДЫ

К лету 330 г. до н. э. Александр завоевал всю западную и центральную часть Персидской державы. Он захватил огромную территорию, на которой сейчас расположены такие государства, как Сирия, Ливан, Израиль, Палестина, Египет, Ирак, большую часть Турции и Северного Ирана. Однако оставшаяся незавоеванной восточная половина Персидского царства по своим размерам не уступала всем этим территориям вместе взятым. Эта часть Персидской державы в древности носила название Бактрия, и в наше время здесь находятся Афганистан, Туркмения, юг Таджикистана и даже часть современного Пакистана. Александр от всей души надеялся, что теперь, после смерти Дария, сатрапы провинций, расположенных в Бактрии, сложат оружие и признают его власть. Это была слишком огромная территория, и Александр понимал, что если ее придется завоевывать, то это будет означать затяжную кампанию в незнакомой пустынной и гористой местности. Однако его надежды не оправдались, и здесь македонской армии пришлось столкнуться с изнурительной партизанской войной.

После царя сатрап Бактрии был, пожалуй, вторым по значению человеком в Персии. Обычно правителем этой сатрапии становился наследник престола, как правило, старший сын царя. Однако единственный сын Дария был еще слишком мал, а к лету 330 г. и вообще умер. Поэтому, когда Дарий бежал в эту область после поражения, нанесенного ему Александром, там правил его ставленник и, возможно, будущий наследник престола Бесс. Впрочем, Дарию тут же пришлось пожалеть о своем выборе, потому что, едва он появился в Бактрии, как Бесс немедленно схватил его.

Скорее всего, Бесс не собирался убивать Дария лично — он бы предпочел, чтобы за него это сделал Александр. Однако несомненно, что у него имелось множество причин, чтобы низвергнуть беглого царя, и первая из них — желание взять под свой контроль хотя бы то, что еще осталось от Персидской державы. Кроме того, Бесс полагал, что, если он передаст Дария в руки Александру, это будет означать конец боевых действий. Похоже, Бессу казалось невероятным, чтобы македоняне собирались вторгаться в столь отдаленные области, где их к тому же ожидала война совершенно иного рода, нежели та, что они вели до сих пор. В итоге, по его мнению, у него появлялась идеальная возможность стать самому единоличным правителем Бактрии. К тому времени сторонников Дария среди персов уже почти не осталось. Он не просто проиграл два решающих сражения, которые уже почти были выиграны, но и дважды как последний трус бежал с поля битвы. Поэтому, когда он появился в пределах Парфии (север современного Ирана), его тут же схватили, а остатки его войска без колебаний перешли на сторону Бесса.

Александр дошел до Экбатан и там обнаружил, что Дарий с остатками армии бежал дальше на восток. Не медля ни дня, Александр во главе отряда конницы бросился за ним в погоню. Однако на территории Парфии к нему явилось посольство от Бесса, которое сообщило македонскому царю, что Дарий схвачен и Бесс охотно передаст его Александру, если тот согласится заключить с ним мир. Александр оказался в крайне неудобном положении. Приняв предложение сатрапа Бактрии, он вынужден будет признать независимость восточной половины Персидской державы, и к тому же ему придется еще и решать судьбу самого Дария. Однако если Александр собирался спокойно править теми территориями, которые уже завоевал, то он ни в коем случае не мог согласиться с независимостью Бактрии. Мало того, что она будет постоянной угрозой стабильности в Малой Азии, но эта страна сможет оказывать постоянную поддержку и давать убежище всем тем, кто будет выступать против македонского владычества. Принять предложение Бесса, а затем продолжить войну Александр тоже не мог, поскольку тогда это нанесло бы удар по его репутации человека, который всегда держит данное им слово. А это обстоятельство служило очень эффективным пропагандистским средством в его попытках установить мир в уже завоеванных землях. Что же до судьбы Дария, то, если бы Александр приказал его казнить, это навлекло бы на него обвинение в цареубийстве, и персидская знать никогда не признала бы его своим царем. С другой стороны, оставить Дария в живых Александр тоже не мог, поскольку тем самым он сохранил бы знамя для оппозиции собственному режиму. Вот когда ему пришлось пожалеть о том, что Дарий не погиб в сражении! И опять же, если бы он отказался принять предложение Бесса, то не оставалось никаких сомнений в том, что сатрап Бактрии сам убьет Дария, возьмет власть в свои руки и продолжит сопротивление. Но в любом случае получалось, что будет лучше, если Дария убьют сами персы, чем македоняне.

В конце концов Александр решил не вести никаких переговоров. После того как Бесс казнит Дария, Александр рассчитывал получить поддержку со стороны персидской аристократии и организовать поход против человека, погубившего законного владыку. Но, конечно, больше всего Александр желал, чтобы остатки армии Дария отказались поддержать Бесса, и таким образом ему удалось бы избежать войны. К несчастью для великого полководца, эта его надежда не оправдалась. Александр наслаждался войной, которую вел до сих пор, но с этого момента ему предстояло столкнуться с совершенно иным характером боевых действий, в которых даже у него не было никакого опыта. Непобедимая македонская фаланга и конница были бесполезны в горной местности. Поэтому Александру следовало действовать стремительно, чтобы захватить персов в чистом поле. С этой целью он даже не дал Бессу шанса начать переговоры и направил легкую кавалерию с заданием связать силы противника, а сам с небольшим конным отрядом бросился дальше в погоню.

Главное войско провинции находилось далеко на востоке, а Бесс в сопровождении конной охраны и во главе остатков армии Дария стремительно отступал в горы, везя с собой связанного царя. Арриан рассказывает о том, что случилось дальше:

Александр настиг персов на исходе дня. Их было немного числом, и некоторые из них бросились бежать, едва увидели, что царь сам возглавляет преследователей. Некоторые попытались сражаться, однако, потеряв несколько человек, тоже обратились в бегство. Бесс и его охрана в количестве шестисот всадников попытались вывезти Дария в повозке, в которой его держали. Но, когда воины Александра приблизились, Набарзан и Барсант [двое слуг Бесса] ударили его мечами и скрылись. Раны, полученные Дарием, оказались смертельными, и он умер прежде, чем Александр его увидел.

После бегства Бесса Александру стало ясно, что выбора у него не осталось: придется воевать, причем война будет затяжной и трудной.

У Бесса могло не быть армии, способной сразиться с войском Александра в открытом поле и победить в обычном сражении, однако его сила заключалась в огромном множестве конных лучников, которые были способны наносить удары повсюду и в любое время. В партизанской войне не бывает линии фронта. Отныне воины Александра подвергались постоянной опасности: небольшие вражеские отряды наносили удары по линиям коммуникаций македонской армии, сеяли хаос и мгновенно исчезали в горах. Армии, которая последовала за Александром в Бактрию, пришлось привыкать к суровой жизни, постоянным опасностям, подстерегавшим даже на отдыхе, и тяжелым климатическим условиям, словом, всем обстоятельствам, сопутствующим народному восстанию. Ситуация осложнялась еще и тем обстоятельством, что теперь большую часть 40-тысячного войска Александра составляли уже не греки с македонянами. В ее многонациональном составе были египтяне, сирийцы, вавилоняне. Все они сражались под его командованием против персидского господства, однако теперь, после смерти Дария, их было трудно убедить в необходимости продолжать тяжелые походы. Более того, теперь рядом с Александром находилось около 6000 персов, которые присоединились к его войску после того, как на его сторону перешел отец Барсины Артабаз. После захвата Персеполя, древней столицы персидских царей, Александр отправил домой примерно такое же количество уставших от сражений македонских ветеранов. Теперь у него был на счету каждый воин, и ему требовалось сделать все, чтобы оставшиеся сохраняли лояльность своему полководцу. И на этом этапе войны усиливается роль его элитного подразделения — щитоносцев. А вместе с ними на вторые роли в войске выдвигается и человек, который ими командовал, — Селевк.

36
{"b":"156491","o":1}