ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Находясь на смертном одре, Антипатр назначил Полиперкона своим наследником и регентом при Арридее… Помощником Полиперкона он сделал своего сына Кассандра… Однако Кассандра раздосадовало подобное решение отца, передавшего власть человеку, который был не одной с ними крови… поэтому он покинул столицу [Пеллу] и составил заговор, чтобы самому править страной.

Уже вскоре Кассандр совершил успешный переворот, захватил власть в Македонии и вытолкнул Полиперкона с его армией на юг в Грецию. В то же самое время у Антигона появился замысел вторгнуться на территории, контролировавшиеся Селевком, — в Южную Мидию и Бактрию. Чтобы удержать Кассандра от искушения воспользоваться ситуацией и напасть на него с тыла, Антигон заключил договор с македонянами, пообещав им помощь в борьбе с Полиперконом. Для этого ему потребовался флот Неарха. Конечно, Неарх предпочел бы остаться в стороне от всей этой заварухи, однако Антигон сосредоточил на границах Ионии многотысячную армию. Выбора у Неарха не оставалось, и ему пришлось заключить с Антигоном союз и направить свой флот против восточного побережья Греции.

К 316 г. до н. э. Антигон захватил Мидию и большую часть Бактрии, Кассандр продолжал править в Македонии и на большей части Греции, а Полиперкон смог удержать за собой полуостров Пелопоннес (в Южной Греции). Подобное положение дел длилось два года. В 314 г. до н. э. Антигон наконец понял, что не сможет одолеть Селевка в самом сердце его азиатских владений, и обратил свое внимание на запад, решив обрушиться на Македонию.

Он заключил союз с Полиперконом против Кассандра, и Неарх оказался в одних рядах с человеком, против которого совсем недавно вынужден был против своей воли развязать боевые действия.

Осенью 313 г. до н. э. Антигон и Кассандр наконец заключили между собой мирный договор, и теперь уже Полиперкон вновь оказался в изоляции. Одним из условий договора стало обязательство Антигона напасть на него, и Неарх вновь ожидал, что от него потребуют изменить союзнику. Однако, по всей видимости, Неарх и Полиперкон оказались сыты по горло тем, что их используют в качестве пешек в большой борьбе за власть, поэтому они заключили союз между собой. Переговоры проходили в городе Афродизии в Южной Ионии. Обе партии согласились с тем, что, объединившись, они будут совместно контролировать большую часть бассейна Эгейского моря. Кассандр уже несколько лет не мог выбить Полиперкона из Южной Греции, в то время как Ионии пока тоже ничего не угрожало, поскольку Антигон завяз в очередной войне с Селевком, которая оказалась для него куда более тяжелой. На этот раз, кажется, союзники имели хорошую возможность создать сильное Эгейское государство. Единственное, что оставалось решить: кто будет его лидером? В конце концов был достигнут компромисс. Царем решено было оставить Геракла, которому уже исполнилось четырнадцать лет, а регентом становился Артабаз (который, по всей видимости, до этого времени был не у дел). Неарх и Полиперкон становились их советниками с равными правами. Наконец-то, похоже, эллины Греции и греки Ионии стали гражданами единого государства, которым правил старший сын Александра Великого. Конечно, в состав этого государства еще не входили территории Северной Греции и Македонии, однако для начала и это было неплохо. Селевк нанес поражение Антигону, но к Малой Азии интереса не проявлял. А Кассандр, для того чтобы воевать с Эгейским царством, не располагал флотом. Новое царство называлось Анатолией, и в течение четырех лет оно сохраняло независимость. В его состав входили ионийские провинции, острова Эгейского моря и греческие города-государства. Таким образом, надежды Барсины, что когда-нибудь ее сын Геракл унаследует Александру, стали реальны как никогда.

Однако этот политический «эксперимент» мог считаться успешным, пока Геракл оставался подростком. Но в 309 г. до н. э. ему исполнилось восемнадцать лет, и он стал достаточно взрослым, чтобы править самостоятельно. Это вызвало беспокойство у Полиперкона, который заподозрил, что Неарх, как родственник царя, использует свое влияние на него в интересах ионийцев, а не греков. И тут он совершил непростительную глупость, решив обратиться за поддержкой к своему заклятому врагу Кассандру. Тот давно уже с неудовольствием взирал на то, что в Малой Азии правит сын Александра Великого, поэтому с готовностью согласился помочь избавиться от молодого царя. Однако больше всего Кассандр желал покончить с Полиперконом и установить контроль над Южной Грецией. Полиперкон же, по всей видимости, наивно полагал, что его новоявленный союзник пошлет войска, чтобы свергнуть Геракла, избавит его от Неарха и счастливый возвратится обратно в Македонию. Понятно, что он жестоко ошибался. Кассандр действительно послал армию в Ионию, однако назад она уже не вернулась.

Геракл находился в столице Ионии Пергаме, на северо-востоке региона, когда войско Кассандра под командованием македонского полководца Лисимаха переправилось через Дарданеллы в ста километрах к северу от города. Одновременно флот Полиперкона высадил греческую армию на побережье в пятидесяти километрах западнее Пергама. Войска союзников захватили ионийцев врасплох, поскольку самого Неарха в этот момент на месте не оказалось — он был на Крите. Что случилось с регентом Артабазом, неизвестно, а Геракл с матерью были схвачены. Полиперкон мог быть наивным, но бессердечием не отличался. Он думал, что Геракла просто свергнут и отправят в изгнание. Однако как только Кассандр услышал о том, что Пергам пал, он направил приказ убить Барсину с сыном. Вот что рассказывает об этом Юстин:

Кассандр отправил приказ тайно убить Геракла вместе с его матерью Барсиной, а их тела скрытно предать земле, дабы торжественные похороны не выдали факта их убийства.

К концу IV века до н. э. Селевк окончательно разбил Антигона и основал на востоке свое государство, получившее название царство Селевки-дов. Кассандр удержал под своим контролем Македонию. После убийства Барсины и Геракла Полиперкон спешно отступил в Южную Грецию, где еще пару лет отчаянно цеплялся за власть. И тем не менее даже после гибели Барсины и Геракла ионийское государство уцелело. Лисимах, которого Кассандр отправил в Ионию, остался управлять страной, а после того как он умер, его преемник Филетер основал независимое Пергамское царство и стал родоначальником династии Атталидов. На протяжении следующих двух столетий они благополучно правили своей страной, пока Иония не была завоевана римлянами. Неарх больше никогда не возвращался в Малую Азию. Он остался на Крите, отошел от дел и стал писать воспоминания. Они, к сожалению, не сохранились, но отрывки, в которых рассказывалось о событиях после смерти Александра, использовал в своих сочинениях Арриан. К несчастью, главы из труда Арриана, посвященные этому периоду, также по большей части утрачены, и выдержки из них сохранились только в более поздних сочинениях. Однако они не добавляют ничего к тому, что уже известно о событиях, последовавших за смертью Александра Македонского.

Итак, из всего сказанного можно сделать вывод, что не Геракла, а брата Александра Арридея большинство враждующих группировок пыталось использовать в качестве символа преемственности власти. Пердикка, Антипатр, Полиперкон и Кассандр — все они использовали его, словно куклу-марионетку. Но правы ли были эти исторические персонажи, когда думали, что он просто бесталанный неудачник? Мы пока оставляем Статиру и Барсину в списке подозреваемых в убийстве Александра Великого, однако у нас нет оснований предполагать, что эти женщины участвовали в каком-то серьезном заговоре. И все же если поглубже заглянуть в тайны македонского двора, то можно обнаружить, что Арридей действительно мог быть участником чрезвычайно запутанного и сложного заговора против жизни своего брата.

Выводы к главе 14

У нас осталось только четыре подозреваемых, и среди них — Барсина. Если она стала убийцей Александра, то мотивом для совершения преступления было ее желание возвести на трон сына. Неарх оказался единственным из военачальников Александра, который предложил объявить наследником престола сына Барсины Геракла.

71
{"b":"156491","o":1}