ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

У нее имелись очень веские причины сделать это. Она была сильной и чрезвычайно умной женщиной, родившейся в таком краю, где женщин ценили именно за эти качества и по праву наделяли властью. Однако мы помним, что Александр не позволял матери вмешиваться в дела политики и войны. Конечно, она ему этого не могла простить и стала презирать. Олимпиада страстно желала власти и, пока Александр находился вдалеке, попыталась отстранить Антипатра от управления Македонией. Она очень умело развязывала войны после смерти Александра и, конечно, вполне могла разработать такой план, который позволил бы обвинить в убийстве ее сына Антипатра.

У Олимпиады была и возможность совершить такое убийство. Эта женщина вполне могла настроить Арридея таким образом, что он отравил бы Александра для ее пользы. По всей видимости, Арридей был легко внушаемым человеком, и у него тоже могли быть мотивы для того, чтобы отомстить Александру за явные или вымышленные обиды. Тем более мы можем с большой долей вероятности предполагать, что один раз Олимпиада уже провела подобную «операцию», устранив чужими руками собственного мужа, ненавистного Филиппа.

И у Олимпиады имелось средство, чтобы совершить подобное преступление. Она знала, как действует яд, похожий на тот, от которого умер Александр, и знала, где взять такой яд.

К тому же Олимпиада не только имела мотивы, средства и возможности для того, чтобы убить собственного сына. О ней известно достаточно, чтобы утверждать, что это была очень амбициозная женщина, которая могла желать завладеть троном Александра. Все ее действия в ходе войны в Македонии в 317 г. до н. э. показывают, что она была жестокой и безжалостной, когда речь шла о захвате власти. Она без тени колебаний убила своего пасынка и, возможно, мужа, так что она могла устранить и Александра.

Если Олимпиада действительно подговорила Арридея отравить ее сына, тогда все ее попытки обвинить других в убийстве Александра могли быть частью плана, главной целью которого было отвести подозрения от нее самой.

И все же, все же… Ничто из вышесказанного не доказывает, что именно Олимпиада стояла за смертью Александра, а Арридей, действовавший ради ее пользы, выглядел бы значительно более предпочтительным кандидатом в заговорщики, чем, допустим, Барсина или Статира. Итак, у нас в списке остается последний подозреваемый — Пердикка. Существуют ли доказательства, что это он убил Александра Македонского?

Выводы к главе 15

У Арридея имелись собственные мотивы, чтобы убить Александра, однако если все-таки это совершил именно он, то действовал ли он в одиночку? Ведь в Вавилон его послала мачеха Олимпиада. Не была ли и она каким-то образом замешана?

• Арридей стал царем после смерти Александра, однако, судя по всему, у него имелись определенные проблемы с психическим здоровьем, не позволявшие самостоятельно править. Сначала Пердикка, затем Антипатр, Полиперкон и Кассандр становились регентами при Арри-дее и правили от его имени. Однако, каким бы ни было его заболевание, временами болезнь отступала, и тогда Арридей становился абсолютно нормальным. Во всяком случае он был абсолютно адекватен, когда Александр заболел, поскольку еще накануне помогал брату совершать жертвоприношения и проводить церемонии, связанные с похоронами Гефестиона.

• Не может быть никаких сомнений в том, что мать Александра Олимпиада была тщеславной женщиной, исключительно расчетливой и властолюбивой. Она отличалась ужасным характером и лично была замешана в гибели многих людей, к своему несчастью, вставших у нее на пути. Возникает вопрос: могла ли она убить собственного сына ради власти? После того как Александр после сражения при Иссе в 333 г. до н. э. встретил Барсину, его отношения с Олимпиадой стали весьма прохладными. Кроме того, царю, похоже, чрезвычайно надоело то, что мать постоянно пыталась вмешиваться в политику. Во всяком случае дело дошло до того, что он дал другой женщине — царице Карии Аде — титул «мать Александра».

• Олимпиада, несомненно, страстно жаждала власти. К лету 323 г. до н. э. она со своей дочерью Клеопатрой начала кампанию, направленную на то, чтобы устранить от власти в Европе Антипатра. Однако если эти две дамы собирались закрепиться в Македонии, то им прежде всего требовалось избавиться от Александра Великого, их сына и брата. Таким образом, получается, что у Олимпиады имелись и мотив для убийства собственного сына и возможность сделать это, если бы ей удалось уговорить Арридея убить сводного брата.

• У Олимпиады, судя по всему, могло иметься и орудие убийства, поскольку она знала, как можно отравить Александра Великого. Царя отравили одним из растительных ядов, добываемых из таких растений, как болиголов, белена или белладонна. Вряд ли Арридей разбирался в том, как действуют подобные яды, но Олимпиада точно владела подобными знаниями, поскольку, по словам Плутарха, в юности она готовилась стать жрицей Афродиты и прекрасно знала, какие снадобья для чего предназначены.

• Античный историк Аполлоний Карийский пишет, что жрицы храма Афродиты изготавливали из сока растения белладонны особое снадобье, которое считалось лучшим любовным средством. Однако в больших дозах подобное средство могло привести к летальному исходу. Можно ли считать простым совпадением тот факт, что Александра Великого скорее всего отравили ядом, приготовленным именно на основе сока белладонны?

Александр Македонский - i_045.png

Глава 16. ВЫЯСНЕНИЕ СРЕДСТВ

У Пердикки имелось множество поводов для того, чтобы попытаться устранить Александра. И речь в его случае могла идти не только о захвате власти. Для начала напомним, что царь умер, так и не назвав имя официального наследника, так что Пердикка, как визирь и главный советник, мог считаться основной кандидатурой на то, чтобы унаследовать власть. Стоит обратить внимание и на тот факт, что из всех наших подозреваемых Пердикка больше остальных выиграл после смерти Александра Македонского. Он стал главой, пусть и неофициальным, огромной державы, причем способ, которым он этого достиг, поражает мастерством и цинизмом.

Выступление Пердикки перед войском на следующий день после смерти Александра чем-то напоминает знаменитую речь Марка Антония, вернее, его надгробное слово из трагедии Шекспира «Юлий Цезарь». Напомним, в этом монологе Антоний обращается к враждебно настроенной толпе, лицемерно говоря о том, что явился в Рим, чтобы похоронить Цезаря, а вовсе не для того, чтобы восхвалять его. Он ничего не имеет против Брута и остальных убийц императора, поскольку все они честные граждане. В действительности Антоний надеялся сам стать правителем Римской империи, поэтому речь его была построена таким образом, чтобы привлечь на свою сторону симпатии толпы. В конце концов именно простолюдины сами потребовали кары для убийц и возвели Марка Антония на престол. Так и Пердикка, когда он выступал перед воинами, то ни словом не обмолвился о том, что должен стать царем. Более того, он вообще на словах отказывался от любых прав на престол. Положив на трон Александра царские одежды, корону и перстень, он заявил: «Я возвращаю кольцо, которое царь передал мне собственной рукой… Нам нужен вождь, и кто им станет, решать вам». Более того, он даже сам предложил, что если у Роксаны родится мальчик, то именно он и должен будет стать царем.

Пердикка понимал, что Неарх скорее всего предложит кандидатуру Геракла, сына Барсины, поскольку мальчик приходился ему шурином, а Мелеагр назовет Арридея, так как тот был единственным европейцем царской крови. На самом деле для Пердикки не имело большого значения, кто из этих троих станет царем. Никто из них не смог бы править самостоятельно, значит, кому-то придется быть регентом и именно у этого человека в руках будет находиться реальная власть. Совершенно очевидно, что Пердикка желал сам занять этот пост, но при этом всем своим видом показывал, что даже не помышляет о нем. И только когда споры о том, кто станет царем, начали перерастать в открытые столкновения сторонников разных партий, именно человек Пердикки — Аристон — предложил, чтобы он стал регентом, поскольку именно ему Александр вручил царский перстень.

75
{"b":"156491","o":1}