ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она быстро прошла к плите и открыла духовку.

— Звонила Бет. Пригласила нас на чай.

— Отлично. Тебе полезно будет выйти.

— Я не могу. У меня есть дела дома.

— Не глупи. Конечно, ты можешь.

— Нет! Иди без меня.

Ее выкрик и резкость тона так удивили отца, что он замолчал, а немного погодя вышел из кухни. Лора вздохнула и облокотилась о кухонный прилавок. Бедный папа, какую ношу он несет с тех пор, как она здесь поселилась. Родители имеют право ожидать некоторого покоя после того, как дети достигнут совершеннолетия, а она продолжает вести себя как капризный подросток. Хорошо, что ему неизвестна причина такого поведения. Вероятно, считает, что это все из-за ее недовольства жизнью в Эддлстоуне, да еще винит себя за это.

После того как отец ушел, полная отчаяния, Лора слонялась из комнаты в комнату. Наконец заставила себя сесть и включила телевизор.

Она обрадовалась, когда отец позвонил из дома Бет и сказал, что приглашен остаться на ужин. Заверив, что прекрасно себя чувствует в одиночестве, Лора пошла обратно в гостиную. Ее трясло от шока, который она только что испытала, он был вызван телефонным звонком, пробудившим вновь безумную надежду. Дурой надо быть, чтобы подумать, что это звонит Джейк. Разве замечание Бет, что Элен проведет день в Манчестере, не подтверждение того, что поцелуй ничего для него не значил?

Лора спрятала лицо в ладони. Переход от ненависти к любви был таким резким и неожиданным. А может, завтра она проснется и обнаружит, что равнодушна к нему, так же как и он к ней? Нет, любовь, даже и неразделенная, проходит нелегко. И чем быстрее она научится вновь ненавидеть Джейка, тем скорее обретет мир в душе.

Глава 7

В понедельник утром Лоре понадобилось просто заставить себя собрать в кулак силу воли и отправиться на работу. Она едва не дрожала от нервного напряжения по мере того, как приближался обеденный перерыв. Может быть, ей извиниться и покинуть столовую, прежде чем туда явится Джейк? Или все же заставить себя остаться? Если она сбежит сегодня, то потом ей будет еще труднее с ним встречаться. Нельзя же уходить каждый день!

Она осталась и даже приветствовала шефа любезной официальной улыбкой, когда тот наконец появился с подносом в руках.

— Как вы себя чувствуете сегодня? — спросил он. — Не потеряли интереса к дальнейшим вылазкам?

— Конечно нет.

— Ну и отлично. Жду не дождусь, чтобы повести вас снова. Если бы с вами ничего не случилось, то этот день можно было бы назвать лучшим, каких у меня давно не было. — Он наклонился. — Пошли, выпьем кофе вместе.

— У меня сейчас нет времени, — ответила она, избегая его взгляда, — но я хочу поблагодарить вас за то, что спасли мне жизнь.

— Но вы уже поблагодарили меня… И таким образом, что я, пожалуй, этого никогда не забуду.

Лора впилась ногтями в ладони, кажется, он сделал поцелуй предметом насмешек. Она готова была возненавидеть этого человека еще больше.

— Я думаю… нам надо забыть о том, что случилось в пещере.

— Почему? — Он еще ближе наклонился, навис над ней всей своей высокой широкоплечей фигурой. — Вы ведь не сердитесь на меня за то, что я вас поцеловал?

— Почему я должна сердиться? — И, собрав остатки мужества, улыбнулась насмешливо: — Поцелуи так мало значат в наши дни.

— У меня было чувство, что мой кое-что значил, ведь вы его разделили со мной.

Не видя, но угадывая его ироническую улыбку, она почувствовала такое унижение, что вспыхнула гневом.

— Не будьте таким наивным, Джейк. Даже если я ответила на ваш поцелуй, это всего лишь игра. И вообще, я хочу, чтобы вы оставили меня в покое!

— Что ж, придется.

Он отошел, а Лора тут же выскочила из-за кассы и закрылась в своем кабинете. Этот разговор был для нее потрясением, она приходила в себя, то замерев в кресле, то расхаживая из угла в угол. Наконец, когда в пять часов гудок возвестил о конце рабочего дня, собрала вещи и вышла в коридор.

— А вот и та, которую я мечтал встретить! — Роберт загородил ей дорогу. — Я достал два билета на новую пьесу в Манчестере и хотел тебя пригласить.

— Когда?

— Завтра.

Краем глаза Лора заметила, как из отдела кадров показалась знакомая широкоплечая фигура. Сердце зачастило, но она старалась говорить весело и как можно громче.

— Звучит прекрасно, Роберт! Ты действительно единственный здесь цивилизованный мужчина!

— Наконец ты меня оценила по достоинству!

Лора быстро пошла к выходу, напускная веселость слетела с нее сразу, как только они покинули здание. Ей хотелось сказать Роберту, что она передумала, но, понимая свое нелегкое положение, промолчала. Нужно непременно выходить из дому как можно чаще, чтобы не впасть окончательно в депрессию.

В следующие несколько недель она встречалась с Робертом почти каждый вечер, и это продолжалось до тех пор, пока соседка Нелл Рэмптон не сообщила ей, что весь Эддлстоун пребывает в ожидании их обручения. Оставалось или ждать дальнейшего нарастания слухов, или проводить вечера в полном одиночестве. И она неожиданно нашла выход, возможно лучший из всех, и, оборвав свидания с Робертом, подружилась с Бет Симпсон.

Вариант, который вначале расценивался лишь как соломинка для спасения, оказался на удивление удачным. Она боялась, что не сможет дружить с женщиной намного старше себя, но скоро была полностью очарована старшей подругой и поняла, что ей гораздо больше радости приносит компания Бет, чем навязчивый дружок с его бесконечными притязаниями на близость.

— Как проходят ваши музыкальные вечера? — спросила Лора как-то вечером Бет, когда они возвращались из кинотеатра.

— У нас будет полный сбор в субботу. Не успела сказать тебе. Приходи.

— Но я, вероятно, не смогу. Брат обещал приехать на уик-энд.

Но Тим позвонил в выходной и отговорился от приезда, вновь расстроив так ждавших его родных.

— Что ты собираешься делать? — со вздохом спросил отец к концу дня.

— У Бет сегодня музыкальный вечер. Но я… я слишком устала и останусь дома.

— Жаль. Она меня тоже пригласила.

— Неужели?

— А что тебя удивляет?

— Да ничего. — Лора внезапно оживилась. — Мы пойдем, и немедленно, только переоденусь.

— Ты легко меняешь свои решения, — заметил он, посмеиваясь, — никогда не мог понять женской логики.

— Ты тонко улавливаешь мои настроения.

— Я вообще чувствительный человек.

— Знаю. — Дочь поцеловала его в макушку. — Я унаследовала от тебя это качество.

— Верно, — подтвердил он, — даже слишком. Я желал бы, чтобы ты была менее романтична.

— Ты насчет мужчин?

Он кивнул.

— Пора тебе сделать выбор и присмотреть кого-то другого, за кем будешь ухаживать.

— Я предпочитаю ухаживать за тобой. Не собираюсь стать бесплатной кухаркой и грелкой в постели.

— А мужчины могут сказать, что не хотят быть поставщиками денег и хранителями семейной безопасности, — парировал отец, — и оба утверждения неверны. Многие женятся и по другим причинам.

— Например?

— Любовь. И взгляд на нее зависит от возраста и мировоззрения. Знать, что человек рядом поддерживает тебя во всем, разделяет твои мысли и чувства, — это стоит страсти. Такая близость сразу избавляет от одиночества.

Джон поискал свою трубку и стал набивать табаком, избегая взгляда дочери. Но отец выдал себя больше, чем хотел, и Лора поняла, что годы оплакивания матери миновали, и теперь чувства, которые, казалось, давно умерли, вновь воскресли, и отец нуждается в том, о чем только что говорил с такой горячностью. Ему нужны близость, дружба, понимание, присутствие рядом любимого человека. Раньше его удовлетворяла работа, теперь он нуждался в большем.

— Надень свой синий костюм, — сказала Лора, — он тебе идет.

— Сойдут свитер и брюки. У меня нет надежды привлечь молоденьких веселых пташек, даже если я переоденусь.

— Ты уверен? Пятьдесят пять — прекрасный возраст. — И, увидев его выражение, быстро добавила: — Правда, ты выглядишь всегда хорошо.

19
{"b":"156501","o":1}