ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну, я вижу еще пару других.

Глаза Джейка медленно заскользили по ее фигуре, и не оставалось сомнений в значении его слов, так что Лора вынуждена была отвернуться. Но он продолжал как ни в чем не бывало:

— А какую причину вы бы предпочли для выбора?

— Это так важно?

— Увы, да. Хотелось бы знать, о чем вы думаете. Вы красивая и свободная современная женщина, не часто приходится разговаривать с такими.

В серых глазах гостя затаился явный смех, но Лора не поддалась лести.

— Не желала бы, чтобы на мне женились лишь потому, что я хорошо готовлю. Я хочу, чтобы мой будущий избранник любил меня, разделял со мной мои вкусы, убеждения, политические пристрастия, чтобы он…

— Политические пристрастия? — Это был крик души, полный шутливого негодования. — Какое значение они имеют в таком вопросе?

— Большее, чем кухня!

— Не согласен. Всегда можно скрыть свои убеждения, но, если жена не умеет готовить, муж скоро сбежит туда, где сможет хорошенько набить живот.

— Ну, это смотря какой мужчина. Если он просто обжора… это не по мне.

— С каких это пор любовь к хорошей еде делает мужчину обжорой?

Лора продолжала, игнорируя вопрос:

— Желание хорошо поесть не порок, а вот найти человека, который разделяет твои взгляды, все, во что ты веришь, — гораздо важнее.

Джейк покачал головой:

— Я считаю, что это ни черта не стоит. Зачем супругам иметь одинаковое мнение по всем вопросам?

— В противном случае брак будет или очень бурным, даже скандальным, или, наоборот, каждый станет жить сам по себе.

Он хохотнул:

— Наверно, все-таки лучше бурный. Никогда не был бы счастлив с тихой мышкой.

— А вы никогда и не будете счастливы в браке, потому что привыкли командовать. Это же очевидно.

— Увы, но женщине, которая меня полюбит, придется с этим мириться. Впрочем, она должна быть достаточно умна, чтобы спорить со мной, но без того, чтобы делать из меня дурака и подчеркивать, какой у нее блестящий ум.

— У нас различные взгляды на побудительные мотивы для брака.

— И только потому, что я более честен сам с собой, чем вы. Зачем вы мне преподносите весь этот бред о разделении идей и политических взглядов? Разве вам неизвестно, что наиболее важным в отношениях мужчины и женщины является нечто иное? Это надо только… испытать на себе.

— Если вы наш разговор опускаете до такого уровня…

— Какого уровня? — Он вдруг сбавил тон, стал опасно спокоен. — То есть до секса? Вы это имеете в виду?

Она бросила взгляд на отца и с облегчением увидела, что тот задремал в своем кресле.

Джейк Эндрюс, заметив ее взгляд, приподнял густую бровь:

— Можете не отвечать.

— Я не нуждаюсь в снисхождении. — Голос ее задрожал. — Вы не смутите меня разговором о сексе. Я нахожу это… — Она помолчала и добавила, осторожно подбирая слова: — Я нахожу это типичным для вас — рассматривать брак именно с такой точки зрения.

— Да, я считаю, что секс особенно важен, — спокойно ответил он, — если нет сексуального притяжения, не будет настоящего брака. Не имеет значения, какие идеи вы разделяете; если нет глубины страсти, вы никогда не испытаете настоящего счастья.

— И сексуальное притяжение решит все проблемы и разногласия. Значит, исходя из ваших взглядов, атеист может быть счастлив в браке с религиозной фанатичкой или араб сможет жениться на еврейке?

— Если они любят друг друга — да. И, полюбив друг друга, они найдут способ жить со своими личными убеждениями, постараются понять один другого. Может быть, последние два примера, которые вы привели, исключение. Но эти примеры не типичны. В основе брака должна быть обоюдная терпимость, и тогда при наличии политических разногласий победит любовь. Разумеется, при соблюдении основных норм взаимоотношений.

Лоре хотелось ударить оппонента. Сдерживаясь изо всех сил, она спросила:

— И какие же это нормы, по-вашему?

— Я только что сказал. Обоюдное отношение к сексу. Ничего хорошего не будет, если мужчина с горячей кровью женится на фригидной женщине. Или наоборот. Они также должны иметь схожие взгляды на расовые вопросы и разделять общечеловеческие ценности, такие как честность и доброта, мораль и этика. Я ответил на ваш вопрос?

— Кто же будет это отрицать? Но последними добродетелями вы прикрыли весь спектр человеческого поведения.

— Все-таки мы пришли к согласию, наконец! Так вы согласны, что небольшие разногласия и расхождения во мнениях не могут стать помехой?

У нее не было слов. В голове еще крутились веские доводы, но она понимала, что ничто не сможет поколебать и разубедить этого человека.

— Но по вашей теории жена — хорошая кулинарка не входит в обязательный перечень достоинств.

— Это и так ясно.

И тогда Лора нашла замечание, способное заставить его замолчать.

— Что бы вы сделали, если бы полюбили женщину… — Она помолчала и потом решительно продолжила: — Я имею в виду, страстно увлеклись, почувствовали такое сильное сексуальное влечение к девушке, что захотели на ней жениться, и вдруг обнаружили, что она совсем не умеет готовить?

— Я бы убежал как черт от ладана!

Лора насмешливо улыбнулась:

— Очевидно, такой, как вы, с такими взглядами на любовь, никогда не устоит перед сексапильностью.

— До сих пор я справлялся со своими чувствами, — спокойно ответил Джейк, — и я никогда не говорил, что не верю в любовь. Но сексуальная притягательность, влечение — часть любви.

Она снова быстро посмотрела на отца и вспомнила, какая нежная привязанность существовала между родителями, — ничего похожего на то, о чем говорил Джейк Эндрюс.

— А что, если ваша жена вдруг станет инвалидом? — тихо спросила она. — Вы оставите ее и заведете на стороне любовницу?

Лицо Джейка вдруг пошло красными пятнами, такими багровыми, что даже загар не мог их скрыть, похоже, что вопрос его глубоко ранил, а не смутил. И в какое-то мгновение она поймала себя на том, что ощутила укол сострадания. Но его ответ тут же затушил эту искру и заставил ее снова вспыхнуть от гнева.

— Больные женщины заслуживают того же, что и лошади, — сказал он решительно, — пристрелить и все!

— Пристрелить кого? — Очнувшись, Джон Уинтерс вмешался в разговор с легкостью человека, который пытается скрыть, что заснул.

— Больных женщин и лошадей, — повторил Джейк Эндрюс, — пустая трата времени их содержать.

Лора взглянула на отца и была поражена, когда он засмеялся.

— Ты находишь это смешным?!

— Джейк просто шутит, дразнит тебя. Неужели ты не видишь?

— Я знаю достаточно хорошо мистера Эндрюса, чтобы понимать, когда он шутит…

— Мы продолжим разговор в другой раз, и скоро. — Гость засмеялся. Хочу пригласить вас куда-нибудь вечером поужинать. Какой день вас устроит?

— Я в ближайшее время очень занята.

— Ну что ж, — легко согласился он, — скажите мне заранее, когда будете свободны, и мы договоримся…

Глава 4

Придя в один из последующих дней на работу, Лора нашла на столе записку от Джейка Эндрюса. Он только сегодня утром вернулся из Лондона и просил зайти к нему в офис.

С тех пор как она начала здесь работать, он впервые официально вызвал ее. Интересно, предстоит обычное производственное совещание или за этим кроется нечто большее? Она решила пойти к нему немедленно.

Директорский кабинет оказался неожиданно большим и поразил щегольством обстановки. Темно-серый, почти черный, ковер, модная итальянская мебель и в дополнение к ней — три прекрасные картины на стене в стиле модерн; стол резной, красного дерева, и в тон ему кресла, обтянутые красно-коричневой кожей. Его собственное кресло — прямо императорский трон, с которого шеф поднялся навстречу. Подождал, пока приглашенная сядет, и только тогда сел сам.

Джейк Эндрюс был одет строго, не так, как она привыкла видеть, — в темно-синий деловой костюм и белоснежную рубашку и выглядел типичным лондонским «белым воротничком», которых сам же презирал.

8
{"b":"156501","o":1}