ЛитМир - Электронная Библиотека

Небосвод Бабура остался далеко за кормой, а диск планеты хоть и казался огромным, но понемногу уменьшался в размерах. Вспыхнули многочисленные звезды, некоторые из них имели цвет крови.

— Когда мы сможем совершить прыжок, Пень? — спросил Фолкейн.

Должно быть, уже скоро. Корабль уже преодолел гравитацию Могула и быстро вырывался из поля тяготения Бабура. Вскоре метрика пространства станет ровной и не сможет влиять на тонко настроенные осцилляторы. А как только корабль пойдет с максимальной псевдоскоростью, превышающей скорость света, никакой рукотворный летательный аппарат уже не сможет догнать его.

— Один и шестнадцать сотых часа, при нынешнем векторе, — ответил компьютер. — Но я предлагаю увеличить это время на несколько минут, включив боковую тягу. Это позволит нам приблизиться к спутнику Бабура, имеющему название Айша. Мои приборы говорят, что там, возможно, существует радиационная аномалия.

Фолкейн на мгновение заколебался. Если на поверхности спутника установлено тяжелое вооружение…

— Ладно, действуй, — решил он.

Время еле ползло. Дважды доносились злорадные возгласы Чи, когда ее пушки уничтожали пущенные на перехват ракеты. Фолкейну же оставалось только сидеть и размышлять, а мысли его представляли собой главным образом обрывки воспоминаний. Полеты над Луноградом с Койей, вечное красное солнце над пустыней на Икрананке, отец с его неизменным «положение обязывает», боязнь уронить только что родившуюся Хуаниту, когда ему впервые позволили взять ее на руки, его первая ночь с Койей и последний юношеский спор о Боге и девушках в пивнушке, роденовские «Граждане Кале», двойная лунная дорожка на поверхности Аврорианского океана, огнепад на полпути между двумя звездами, Койя, стоящая рядом с ним и глядящая на причудливые башни города на планете, которой люди еще не успели дать имени, мать, которая с помощью призмы показывала ему, как зарождается радуга, опять Койя, со смехом играющая с ним в снежки на курорте в Антарктиде, великолепие крылатого итрианина, снова Койя, притащившая ему бутерброды, когда он сидел в ночной вахте и изучал поступавшие данные о новой планете, вокруг которой летал их корабль; Койя…

На экране появился выщербленный лунный диск. Его изображение все росло, но Фолкейн включил увеличение и пристально вгляделся в картинку. Внезапно он нашел то, что искал: большой комплекс куполов, башен, ангаров для кораблей, космодром, испытательные установки…

— Данные! — вырвалось у него. Неужели в голосе Пня прозвучали нотки обиды? Быть того не может!

— Разумеется, — ответил компьютер. — Инфракрасное тестирование показывает наличие существ, чья термодинамика либо очень похожа на человеческую, либо тождественна ей.

— Ты хочешь сказать, что все эти постройки предназначены не для бабуритов? Но ведь тогда…

— Айе! — вскрикнула Чи Лан. Вспышка была совсем рядом. — Они почти попали в нас, друзья.

— Предлагаю не мешкать здесь, — сказал Эдзел. Поселение, или что там это было, исчезло из виду, скрывшись за горным хребтом. Корабль пронесся мимо Айши.

— Судя по приборам, — доложил Пень, — если мы и дальше будем идти нынешним курсом, окружающие условия начнут становиться все менее неблагоприятными для нас.

«Значит, мы унесем ноги, — подумал Фолкейн. — Мы вырвались».

Боль и покалывание от перенесенного напряжения поползли вверх, к голове. Он услышал, как Чи спросила:

— Куда же мы направляемся?

— К Обители Мрака, — выдавил Дэвид; — Возможно, мы прибудем туда раньше бабуритов и успеем предупредить приближающиеся корабли людей, кто бы они ни были, и тамошних рабочих.

— Я в этом сомневаюсь, — ответила цинтианка. — Вероятно, противник слишком опережает нас. Да и стоит ли рисковать? Разве не важнее привезти домой добытые сведения и сообщить, что бабуритам как-то удалось получить в свое распоряжение большой отряд дышащих кислородом военных и техников? Курьерская торпеда может и не дойти.

— Нет, мы должны попытаться предупредить своих, — сказал Эдзел. — Это могло бы предотвратить сражение. Хватит и одной насильственной смерти.

Фолкейн устало кивнул, снова обратив взор к безучастным, равнодушным звездам.

«Бедняга Уайлер, — подумал он. — И все мы бедняги».

Глава 7

На экране внутренней связи появился капитан «Альфы Лебедя».

— Мадам, — проговорил он, — штурманы докладывают, что мы на расстоянии одного светового года от места назначения.

— О! — Сандра собралась с мыслями. «Уже? Но почему же тогда путь от Гермеса занял так много времени? Световой год, — мелькнула мысль. — Максимальное расстояние, на котором можно уловить колебания пространства, порожденные нашими кораблями на гиперпространственной тяге. Уловить мгновенно. Теперь они знают, что мы приближаемся к планете. А „они“ могут оказаться и врагами».

— Прикажите всем расчетам готовиться к бою.

— Всем — повышенная боевая готовность. Есть, мадам. Изображение исчезло. Сандра огляделась. Адмиральский мостик был похож на узкую мрачную пещеру, которую скрашивали только экраны с видами неба. Он слегка дрожал в такт пульсации двигателя; в теплом воздухе едва уловимо пахло маслом и какой-то химией. Сандру охватило ощущение нереальности, мундир военных космических сил показался ей театральным костюмом, а все происходящее — нелепой сценой из спектакля.

Эрик был облачен в такую же двухцветную форму, поверх которой можно было натягивать скафандр. Он искоса посмотрел на мать.

— Медвежья болезнь? — пробормотал он. — У меня тоже. Эрик мог не стесняться в выражениях, потому что, кроме него и матери, на мостике никого не было.

— Полагаю, она самая, — ответила Сандра, тщетно пытаясь улыбнуться.

— Удивляюсь, — сказал Эрик. — Ведь ты — одна из немногих присутствующих здесь людей, у которых есть хоть какой-то боевой опыт.

— На Диомеде все было не так. Там дрались врукопашную. И… и никто не рассчитывал, что я буду отдавать приказы.

«И почему только я много лет назад не набрала наемников, чтобы составить из них костяк полноценного офицерского корпуса? — подумала она. — Да потому, что, как нам казалось, царивший на Гермесе вечный мир никогда не подвергнется опасности. Военные стычки из-за звезд происходили так далеко, что мы их, по сути дела, и не замечали; ничего более серьезного не случалось. Нас предупреждали о том, что чуждые расы осваивают космос, но они не представляли такой уж большой опасности — даже шенны, которых Лига положила на лопатки раньше, чем те сумели всерьез навредить нам. Мы были дважды, даже трижды уверены, что внутри Технической цивилизации никогда не будет междоусобиц. Человек перерос это, как перерос он паранджу, тиранию и людоедство. Мы держали несколько военных кораблей с минимально необходимыми командами, используя их в качестве блюстителей порядка или спасателей, а также для отражения нападений, которые вряд ли считали возможными. Теперь-то я вижу, что это было непозволительное благодушие, но тогда мы рассматривали учебные стрельбы из тяжелых орудий как своего рода забаву, и нам бывало не до шуток, только когда объединения налогоплательщиков присылали нам жалобы».

— Да чтоб мне пусто было! — проворчала Сандра. — Зря я позволила тебе поехать. Тебе стоило остаться и возглавить резервные силы.

— Не слишком ли часто мы это обсуждаем, как ты думаешь, матушка? Никто не справится с делами дома лучше, чем Майк Фолкейн. Я о другом жалею — о том, что мне недостало ума попросить задание, благодаря которому я был бы по-настоящему занят здесь. Твой офицер по особым поручениям — это звучит громко, но на деле я — персонаж комической оперы.

— Ну что ж, я и сама мало чем отличаюсь от простого пассажира, и что-то изменится только с началом переговоров. Молю Бога, чтобы я справилась. История учит, что комические оперы зачастую превращались в трагедии.

«Если бы только Нади был со мной, — подумала Сандра. — В его обществе я успокаиваюсь».

Но она отправила командира патруля «Сверхметаллов» вперед, чтобы он заранее подготовил свою компанию к сотрудничеству с ней.

24
{"b":"1567","o":1}