ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бумажная магия
Один день из жизни мозга. Нейробиология сознания от рассвета до заката
Призрак Канта
Милая девочка
Культурный код. Секреты чрезвычайно успешных групп и организаций
Преследуемый. Hounded
Леонхард фон Линдендорф. Барон
Американха
Ксения Собчак. Проект «Против всех»

Его ладонь опустилась. Она была такая громадная, что могла обхватить туловище Чи. Став на все четыре лапы и лихо зажав в зубах мундштук, та выгнула спину и приняла нежную ласку.

— Приезжай на Один, — пылко проговорил Эдзел. — У твоего народа есть космические корабли. Вы будете вкладывать деньги в путешествия и разбогатеете, как поросята. Тогда и приезжай в гости.

— Это с вашим солнцепеком и силой тяжести? — фыркнула Чи.

— Дикие светлые просторы, полные вольного ветра, необозримые горизонты и цветы под ногами. Это нирвана наяву. Aiyu, Чи, я знаю, что не в меру болтлив. Но мне ведь хочется разделить мою страну с тобой — в тех пределах, в каких ты способна ее почувствовать.

— А почему бы тебе не приехать ко мне? Мы могли бы оснастить тебя набором пропеллеров, чтобы ты понял, что такое прыжки по деревьям.

— Думаешь, я способен это оценить?

— Надеюсь, у тебя достанет ума. Светлое море листвы, а под ним — одни призраки и тайны. Пестрые вспышки крыльев и цветочных лепестков, узкая долина с веселым родником… — Чи вздрогнула и встрепенулась. — Dood en ondergang,[25] ну вот, довел ты меня.

Эдзел улыбнулся, обнажив клыки.

— Что ж, по крайней мере, мы сходимся в том, что время от времени нам надо встречаться и обмениваться байками о старых временах, — сказал он.

Чи извлекла из мундштука окурок, затушила его о камень, на котором сидела, и подумала, не принять ли ей еще немного наркотика. Изумрудно-зеленые глаза на похожем на маску лице уставились на кружку Эдзела. Чи взмахнула хвостом, как бы отметая прочь все свое благоразумие, достала из висевшей на поясе сумочки новую сигарету и вставила ее в мундштук. Чиркнув спичкой, она быстро сказала:

— Давай хоть немного порассуждаем разумно, уж прости меня за такое выражение. Мне кажется, в ближайшие годы нам придется объединить наши силы, потому что обстоятельства вряд ли позволят наслаждаться праздностью. Мы не можем вернуться домой, ко всему тому, что оставили там в молодости. Возможно, дома ничего не изменилось, но мы-то уже другие, да и весь остальной космос тоже. Мы станем сильнее и богаче, я — скорее в абсолютных величинах, а ты — относительно среднего уровня жизни твоего общества… А где-то далеко установленный землянами порядок вещей полетит кувырком, прямо в геенну огненную, тоже устроенную землянами. Старина Ник это знает. Он будет делать все, что может. Вероятно, лишь в силу привычки не выходить из игры, пока у него есть хотя бы одна фишка. Но тем не менее он всеми силами попытается отдалить приход черных дней. А Цинтия и Один? Неужели мы будем сидеть сиднем, а потом благодушно скончаемся, и тогда они превратятся в беззащитных жертв? Или лучше употребить наши деньги и познания на подготовку?

Она выдула дым прямо в широкую морду дракона и призналась:

— Такая перспектива мне не по нутру. Она вызывает у меня отвращение, а между тем я ведь думала, что предамся тихим домашним радостям и дорогостоящим развлечениям! Но вместо этого, Эдзел, нам до конца дней придется то и дело встречаться и держать совет. Да, да, еще как придется.

Дрожь пробежала по телу дракона.

— Боюсь, что ты права, — сказал он. — У меня тоже были такие предчувствия, хотя я и пытался отбросить их, потому что они — это пытка на колесе… Ну, да есть вещи поважнее, чем сиюминутное облегчение.

Чи улыбнулась, и ее зубы сверкнули в набиравшем силу свете.

— Давай не будем играть в благородство, — ответила она. — Пока мы играли в торговцев, нам это нравилось. Игра мускулами не так забавна и в самом лучшем случае способна лишь предотвратить нечто еще более страшное. Но и она тоже может нам понравиться. И, кто знает, вдруг наши народы поставят нам памятники, когда направят историю планет в совершенно новое русло.

— О, пожалуй, нам лучше не терять ощущение реальности, — предостерегающе проговорил Эдзел. — Вероятно, мы поможем им выжить. Ну а что они будут делать через тысячу лет? Вернемся и поглядим. Уму непостижимо, насколько огромна наша реальность.

— Конечно, — согласилась Чи Лан. — Ну а теперь давай оставим эту тему, присоединимся к остальным нашим и выпьем по последней перед завтраком;

— Отличная мысль, моя старая спутница в странствиях, — ответил Эдзел. — Прыгай на борт.

Чи вскочила на его протянутую руку, потом перебралась на спину.

На востоке, над утесами, редкие облака окрасились багрянцем.

вернуться

25

Смерть и погибель (гол.).

62
{"b":"1567","o":1}