ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Она хорошо зарабатывала? — спросил Трент.

— Она любила иголку у себя в вене. И делала все, что хочешь, лишь бы получить ее.

— А постоянные клиенты у нее были? Парни, к которым нам следовало бы присмотреться?

— Я забочусь о своих девочках, — сказал Бэби Джи, указывая битой на последний этаж дома, где нашли Алишу. — За больной матерью так не присматривают. — Он оставил биту поднятой в воздух, видимо, для убедительности следующего заявления. — Если бы я увидел этого ублюдка, можете быть уверены, что сейчас хоронили бы его, а не мою Лишу.

Трент кивнул в сторону дома.

— Вы тут живете?

Бэби Джи немного смягчился.

— Со своей бабушкой. Она у меня уже старенькая. Я должен о ней заботиться.

— Вчера вечером вы были с ней?

— Мы с моими мальчиками ездили смотреть игру «Гепардов».

— Не возражаете, если мы переговорим с вашей бабушкой?

— Возражаю, черт побери, еще и как возражаю! Не хватает только вмешать во все это дерьмо еще и мою бабушку. Она ничего не видела, слышите меня? Она просто старая женщина.

— Ну ладно, — уступил Трент. Он вопросительно взглянул на напарника, не хочет ли он спросить что-нибудь. Майкл отрицательно покачал головой, и Трент, повернувшись к сутенеру, сказал: — Я знаю, что вы торопитесь смотреть свою программу. Спасибо, что уделили нам время.

Бэби Джи продолжал стоять, неуверенно глядя на них. Потом пожал плечами, бросил: «Ну и чудной же ты, блин, кадр!» — после чего скрылся в подъезде здания.

Когда дверь за ним захлопнулась, Трент повернулся к Майклу:

— Что думаете?

— Думаю, что он прав, — сказал Майк, отходя от машины. — Вы таки точно странный тип.

У Трента зазвонил мобильный, и Майкл, как и раньше, почувствовал раздражение, когда он отошел на несколько шагов в сторону, чтобы поговорить.

— Да, сэр, — сказал Трент. — Да, сэр.

Майкл посмотрел на небо, по которому уже плыли темные тучи. Судя по тому, как все сегодня неудачно складывается, гроза начнется как раз тогда, когда они будут выходить с осмотра места преступления, и придется бежать по гравию парковки, разбивая новые туфли.

Трент захлопнул телефон и сунул его в карман жилета.

— Вам нужно ехать домой, Майкл.

Майкл почувствовал, как сердце замерло в груди.

— Что?

— Вам нужно ехать домой, — повторил Трент. — Произошло несчастье.

«ДЕКАТУР СИТИ ОБЗЕРВЕР», 22 июня 1985 года

ПО ДЕЛУ ОБ УБИЙСТВЕ ФИННИ ПРОИЗВЕДЕН АРЕСТ

Сегодня утром полиция сделала официальное заявление о том, что по убийству пятнадцатилетней Мэри Элис Финни произведен арест. Имени подозреваемого не разглашают, поскольку он несовершеннолетний, но шеф полиции Гарольд Уоллер сообщил, что это пятнадцатилетний подросток, который хорошо известен в управлении полиции Декатур-Сити. Арест был произведен после того, как несколько соседей опознали в подозреваемом неизвестного, который провожал Мэри Финни домой после вечеринки, где ее видели живой в последний раз. Уоллер заявил, что ожидает получить полное признание в том, что сам шеф полиции назвал «самой гнусной жестокостью», с какой ему доводилось сталкиваться за свою службу в органах правопорядка.

Отцом девочки является Пол Финни, уважаемый член коллегии адвокатов, помощник прокурора округа Де-Кальб. Мать, Салли Финни, домохозяйка, принимала активное участие в деятельности Женской лиги, а также была сборщиком средств в пользу колледжа Агнесс Скотт. Других детей у этой супружеской пары нет. Заупокойная вечерняя служба при свечах в память о Мэри Элис Финни состоится на площади сегодня в 20:30, а закрытая панихида пройдет завтра во второй половине дня в похоронном доме Кейбл. Родные просят вместо цветов сделать пожертвования в пользу городской библиотеки Декатура — одного из самых любимых мест покойной.

Глава 6

Майкл летел как ненормальный, вцепившись в руль мертвой хваткой. Трент сидел рядом с ним, сохраняя невозмутимость каменной статуи, даже когда автомобиль проскакивал перекрестки на красный свет и не останавливался перед знаком «стоп». До дома было двадцать минут езды от Грейди Хоумс, но Майклу казалось, что на это ушли часы. Сердце его билось где-то в районе горла и при этом грохотало, как товарный поезд на стрелке. Все его мысли крутились вокруг того, что он ужасно вел себя по отношению к семье, что он недостоин их, что он исправится, полностью изменит свой образ жизни, лишь бы только с Тимом все было в порядке.

— Зараза! — Майкл резко крутанул руль влево, едва не задев «Шевроле Блейзер», которому должен был уступить дорогу.

Трент успел схватиться за ручку двери, но у него хватило ума промолчать и не советовать ехать помедленнее.

Майкл выровнял машину и свернул налево, на боковую улицу, где движение было меньше и которая, по идее, должна была быстрее привести их к дому. Сцепление пробуксовало, но тут же быстро схватило снова, когда он опять наступил на педаль газа. На приборной доске замигала лампочка, подсказывая, что стрелка датчика температуры уже сдвинулась в опасную красную зону. Но Майклу было важно одно: чтобы эта дерьмовая железяка доставила его домой! Ему сейчас было необходимо только это.

Он снова нажал кнопку повторного вызова на своем мобильном, пытаясь дозвониться домой, и уже в пятидесятый раз безрезультатно. Барбара свой сотовый не брала, а разыскать Джину в больнице он был не в состоянии.

— Черт бы тебя побрал! — в отчаянии крикнул Майкл и с такой силой врезал сотовым по торпеде, что тот разлетелся вдребезги.

Грир позвонил и рассказал о возникшей проблеме Уиллу Тренту, а не Майклу, словно последний был каким-то штатским хлюпиком, а не бывалым копом. Лейтенант сообщил только, что в доме Майкла произошел какой-то инцидент с участием ребенка. Стандартная наезженная процедура: ничего толком не говорить по телефону, чтобы излишне не распалять и чтобы они сгоряча не слетели где-нибудь с моста, добираясь до места происшествия. Когда Майкл сам перезвонил Гриру, чтобы узнать подробности, тот говорил с ним, как с двенадцатилетним мальчишкой.

— Поезжай домой, Майкл, — сказал он. — Все будет хорошо.

— Велосипед, — сказал Трент.

Майкл заметил велосипедиста в самый последний момент и едва не сбил его, но успел бросить машину в другой ряд. Навстречу ехал грузовик, и Майкл резко крутанул руль обратно — оказалось, как раз вовремя, чтобы избежать лобового столкновения.

— Мы уже почти на месте, — сказал Майкл, словно в ответ на вопрос молчавшего Трента. — Ч-черт! — прошипел он, с досадой хлопнув ладонью по рулю. Тим вечно лезет туда, куда не должен лезть. Просто он так воспитан. А Барбара стареет. Она постоянно чувствует себя уставшей, у нее просто нет сил, чтобы держаться на уровне.

Когда он на скорости свернул на свою улицу, машину занесло. Перед его домом стояли две патрульные машины, одна из них припарковалась на подъездной дорожке позади автомобиля Барбары. На тротуаре перед домом Синтии и Фила стояли копы в форме. Майкл увидел Барбару, которая сидела на парадном крыльце, схватившись руками за голову, и сердце у него оборвалось.

Кое-как Майкл выбрался из машины и подбежал к ней, чувствуя во рту привкус желчи и боясь, что его может вырвать.

— Где Тим? — спросил он. Она ответила недостаточно быстро, и он уже повторно выкрикнул свой вопрос: — Где мой сын?

— В школе! — вскрикнула она в ответ, словно он был каким-то сумасшедшим.

Майкл схватил ее за руки и рывком поднял на ноги. В глазах у нее стояли слезы.

— Эй, — сказал Трент.

Сказано это было спокойным тоном, но в его голосе звучало предостережение.

Майкл тупо уставился на свои руки, словно не понимал, как они схватили запястья Барбары. Кожа ее в этих местах покраснела. Он с усилием заставил себя отпустить ее.

Подъехал фургон коронера и, скрипнув тормозами, остановился возле почтового ящика.

Майкл положил руки на плечи Барбары, на этот раз просто чтобы опереться на нее. Они сказали, что там был ребенок. Наверное, они что-то напутали. А может, Грир солгал.

13
{"b":"156706","o":1}