ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Часть 3

Глава 21

6 февраля 2006 года, 8:02 вечера

Когда раздался звонок в дверь, Уилл Трент расчесывал собаку. Бетти тут же принялась лаять и так задергалась, что чуть не свалилась со стола. Он цыкнул на нее и в ответ удостоился изумленного взгляда. Уилл никогда не говорил этой собаке «нет».

Прошла минута. Уилл и Бетти ждали в надежде, что тот, кто звонил в дверь, уйдет, но звонок раздался снова, уже три раза подряд.

Собака начала лаять по-настоящему. Уилл вздохнул, положил на стол щетку и опустил закатанные рукава. Подхватив собаку на руки, он направился к двери, а звонок тем временем зазвонил снова — шесть раз подряд.

— Какого черта, чего так долго?

Он выглянул на улицу, чтобы посмотреть, одна ли она.

— В последнее время тут настоящее нашествие свидетелей Иеговы.

— Может быть, для тебя это неплохой способ знакомиться с женщинами. — Энджи наморщила нос. — Боже, что за уродливый пес!

Прижимая собаку к груди, Уилл прошел за Энджи в дом, сразу почувствовав в ее голосе некоторое презрение, которого могло не уловить животное. Энджи была по-прежнему одета, как на работу, и он заметил:

— Выглядишь, как проститутка.

— А ты выглядишь, как труп в гробу.

Он потрогал рукой галстук.

— Тебе не нравится мой костюм?

— Что произошло с джинсами, которые я тебе купила? — Со вздохом облегчения она шлепнулась на диван. — Проклятые туфли… — пожаловалась она, сбрасывая на коврик эти орудия пытки на пятнадцатисантиметровых каблуках. Она вынула заколку и, тряхнув головой, распустила длинные каштановые волосы. — Как же мне остохренела эта чертова работа!

Уилл опустил Бетти на пол. Чихуахуа тут же отправилась в кухню, стуча коготками по паркету. Он слышал, как она попила воды, а затем принялась хрустеть тем, что осталось от ее завтрака. Собака была ему нежеланным и, будем надеяться, временным компаньоном. Две недели назад Уилл, вернувшись с утренней пробежки, обнаружил, что его пожилую соседку увозит «скорая». У нее были какие-то проблемы с речью, и, судя по тембру голоса, курила она пачек по пять в день.

— Смотрите за Бетти! — хрипло крикнула она ему через всю лужайку. Уиллу послышалось «Протрите за Бетти».

— Что я должен с ней делать? — спросил он, несколько напуганный открывшейся перспективой. Женщина непонимающе уставилась на него, поэтому он показал пальцем на чихуахуа, стоявшую на парадном крыльце. — Собачка. Что насчет собачки?

— Вычесывайте ее! — прохрипела женщина, и дверца «скорой» захлопнулась.

Уилл даже не знал, как зовут его соседку. Он вообще мало знал о ней, если не считать того, что она обожает на полную громкость слушать телеигру «Угадай цену». Он понятия не имел, куда ее увезла «скорая», есть ли у нее кто-то из близких и вернется ли она сюда. Единственная причина, по которой он знал, как зовут эту собачку, заключалась в том, что хозяйка жутким голосом ругала ее. «Бетти! — мог он услышать глубокой ночью этот баритон, пониже, чем у любого мужчины. — Бетти, я же сказала тебе этого не делать!»

Энджи сидела, скрестив руки на груди, и внимательно смотрела на Уилла.

— Ты хотя бы понимаешь, насколько нелепо выглядишь, таская за собой эту собачонку?

Уилл сел напротив нее в кресло и откинулся на спинку. Он взял пульт дистанционного управления и выключил стереосистему, где крутилась аудиокнига, которую он слушал до ее прихода. Два долгих года прошло с тех пор, как он в последний раз разговаривал с Энджи Поласки, и вот она сидит в его гостиной, как будто они расстались только вчера. Она всегда была такой, еще с тех времен, когда они были детьми. Представь себе, что нет ничего удивительного, и никогда не будешь удивлен.

— Спасибо, — сказал он, — что помогла мне утром с этим торговым автоматом. — Он решил опустить тот факт, что его едва не хватил удар, когда он увидел ее сегодня стоящей в коридоре «Сити-Холл-Ист».

— Слушай, как там у вас дела с Майклом Ормевудом? — спросила она, но ответа решила не дожидаться. — Боже, поверить не могу, что с его соседкой могло такое случиться! Жуть какая-то.

— Он ведет дело, которое меня заинтересовало. А откуда ты его знаешь?

— Работали вместе в полиции нравов, — сказала она. — Есть у тебя что-нибудь пожевать?

Уилл пошел к холодильнику, Бетти следовала за ним по пятам. Он практически ничего не держал в холодильнике, но собачка любила сыр, и он приготовил для нее небольшой запас.

Энджи тоже прошла в кухню.

— Когда Ормевуда перевели в убойный отдел? — спросил он.

— Где-то месяцев шесть назад.

Шесть месяцев назад Уилл жил в северной Джорджии, сосланный шерстить заброшенные птицефабрики, переоборудованные под лаборатории по производству метамфетамина, пока начальство будет решать, что с ним делать.

— С тех пор как он получил полицейский жетон, полиция нравов была его самым важным назначением, — сказала она. — Он трудился на это десять лет.

Уилл догадался, что она хочет что-то сообщить ему.

— Почему он ушел оттуда?

— Из-за меня. — Она вытянула стул из-за стола и села. — Я сказала ему, что либо он сам уйдет, либо я напишу на него рапорт.

— По поводу?

— Он трахал кое-кого из девочек.

Уилл положил сыр на кухонную стойку.

— Это уже интересно.

— Я-то как раз думала, что это просто омерзительно, но каждому свое.

Уилл некоторое время осмысливал услышанное, его представление о Майкле Ормевуде снова менялось. Этого парня действительно трудно на чем-то подловить.

— И что, он делал это все десять лет, пока работал в полиции нравов?

— Я работала в его команде всего несколько месяцев. Могу только догадываться, но, если тебя интересует мое личное мнения, я бы сказала, что да.

— А это вообще обычное дело? — спросил он.

Она пожала плечами.

— Случается порой, особенно с женатыми. Чужая дырка и бесплатно — кто же откажется?

Уилл отвернулся к буфету, чтобы вынуть тарелку, так что она не могла видеть выражение его лица, но Энджи знала его с восьмилетнего возраста и все равно рассмеялась.

— Ты просто ханжа, Уильям, — сказала она.

— За два года мало что изменилось.

Она не поддалась на его уловку. Те два года и целая куча месяцев — тогда было совсем другое дело. Они находились в этой же самой кухне, Энджи кричала на него, а Уилл смотрел в пол и ждал, когда она остановится. И она действительно остановилась, но только тогда, когда хлопнула за собой дверью.

Он нарезал сыр кубиками, стараясь не обращать внимания на взгляды, которые бросала на него Бетти.

— Что ты слышала насчет того, что там произошло сегодня после обеда?

— Ты о соседке Майкла? — уточнила Энджи. — Совсем немного. Только то, что это, видимо, как-то связано с делом Монро.

— Язык соседки был отрезан. Его до сих пор не нашли.

— Зачем кому-то нужно было преследовать соседку Майкла?

— Я и сам удивляюсь.

— Думаешь, это случайность?

Он прислонился к стойке и посмотрел на нее.

— Да не похоже. У Ормевуда много врагов?

— Я не отношусь к его верным друзьям, но, как я знаю, ребята его любят. Он много времени проводит с этим придурком Лео Доннелли, так что это не очень объясняет его вкусы.

— А ты не слышала о каких-то расследованиях, где он мог кого-то серьезно разозлить?

— Ты имеешь в виду, достал кого-то? — Она снова пожала плечами. Новая привычка, которую она приобрела, пока они не виделись. — Ничего особо впечатляющего. Ты действительно считаешь, что это связано с делом Монро?

— Заключение коронера по трупу девушки будет готово завтра. Насколько я заметил, там есть определенные отличия. — Он помолчал, восстанавливая в памяти место преступления. — У нее сверху поцарапана стопа. Очевидно, она споткнулась о забор. Вот здесь у нее рана. — Он показал пальцев в область виска. — Когда она падала, то ударилась головой, причем, похоже, очень сильно. И еще кровь. — Он снова замолчал. — Крови было сравнительно мало. У Монро рот наполнился кровью очень быстро, ее было достаточно, чтобы она задохнулась. Конечно, эта девушка лежала лицом вниз, но и на земле крови было немного. Могу предположить, что сердце ее остановилось до того, как ей отрезали язык.

43
{"b":"156706","o":1}