ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Что с тобой сегодня? Кому, как не тебе, устанавливать, кто он такой.

– У меня нет времени. Этим занимается Джо.

– Тут событие года, а ты сосредоточилась на какой-то чепухе для «Экспектейшнз».

Его враждебность и сарказм привели меня в чувство. Я догадалась, что ему уже не хочется, чтобы я работала в Нью-Йорке. Раз он переменил свое решение, переменю его и я.

– Хорошо, Даг, – сказала я и повесила трубку.

Чуть позже одиннадцати часов, когда я соображала, что мне надеть на завтрашнюю встречу, кто-то постучал в дверь кухни, и Скотти выжидательно насторожился. Я знала, что это не Даг (он всегда входил в переднюю дверь), но, только подойдя к кухонной двери, вспомнила, что убийца гуляет на свободе и что мне, возможно, стоит быть осмотрительнее.

Если сумасшедший Пит Сабатино убил сегодня в лесу того мужчину, то мне тем более стоит быть начеку, так как именно Пит приплюснул свой нос к стеклу моей кухонной двери.

– Пит, – сказала я, придерживая Скотта за ошейник.

Пит ворвался на кухню и выключил свет.

– Можешь задернуть шторы? – громко зашептал Пит. – Они могут следить за мной.

– Конечно, – сказала я, с секунду подумав. Затем прошла в гостиную, волоча за собой Скотти, и задернула шторы на большом и на маленьком окнах гостиной, которая служила мне кабинетом.

– Все в порядке, Пит, проходи.

– Отпусти собаку. – Озираясь, он вышел из кухни.

– Но…

– Она меня не укусит.

Я отпустила Скотти, и действительно, полаяв, он внезапно подбежал к протянутой руке Пита, лизнул ее и завилял хвостом.

Пит был потным, бледным да к тому же грязным. Конечно, убегает от правосудия. Я спросила, не хочет ли он есть, и Пит с благодарностью кивнул, поэтому я вернулась на кухню и приготовила ему бутерброд с ветчиной и сыром, добавив к нему картофельные чипсы и высокий стакан воды. Пока он ел, я постаралась спрятать в шкаф мой диктофон.

– Ты еще не виделся с полицией? – Он энергично замотал головой и выпил залпом стакан воды. – Они тебя ищут. Мне пришлось рассказать им, что это ты назначил мне там встречу.

– Я Не убивал его. – Он поставил стакан.

– А я и не утверждаю, что это сделал ты. Просто интересно знать, что случилось.

– Это они его убили, – сказал он с честным лицом.

– Кто?

– Масоны.

– Ах да, – кивнула я. – Ты знаешь, как он был убит?

– Застрелен из того же самого ружья, из которого он собирался стрелять в меня. Он приходил ко мне домой сегодня утром, только я успел скрыться.

– Кто?

– Мужчина.

– Можешь описать его?

– Вряд ли. Он большой. Я его мельком видел.

– Сколько ему лет?

– Не знаю. Он молодой и крепкий.

– Отец был дома?

– Он был на встрече ветеранов. Сегодня же военный, день.

Военным назывался день, когда ветераны приходили в свой центр, чтобы поговорить о Второй мировой или войне в Корее, посмотреть фильм, послушать выступления, а затем вместе провести время за ленчем. Там присутствовали представительницы женской вспомогательной службы сухопутных войск США, работники Красного Креста и других военных служб. Это знаменательное событие.

– Так кто, по-твоему, стал жертвой?

– Не знаю.

– А как ты думаешь, что он там делал?

– Ждал, чтобы убить меня.

– Тогда кто его убил?

– Тот парень! Потому что он не мог найти меня и решил подстроить мне ложное обвинение в убийстве.

У меня в этом уверенности не было. Из его описания человека, который утром приходил к нему в дом, я поняла, что Пит стал жертвой, а не убийцей.

– Хорошо, Пит, давай попробуем во всем разобраться. – Я была само терпение. – Прежде всего, почему кто-то тебя преследует?

– Потому что я знаю слишком много и, пока никому ничего не говорил, им не мешал.

– Ты знаешь кого-нибудь из этих людей? Я имею в виду поименно?

– Я знаю, – он, нахмурившись, задумался, – что Джордж Буш-старший – один из их главарей.

– Что это за организация и где находится? – Я чуть не застонала.

– Это масоны. Масонский храм находится здесь, прямо в центре города.

– Пит, – сказала я, почувствовав, что уже устала от него, – мой отец был масоном и…

– Знаю, знаю, – прервал он меня. – Плохо, что они его убили. Эти люди что-то знают об этом.

– Какие?

– Те, что меня преследуют.

– Послушай, Пит, – я холодно смотрела на него, – мой отец погиб во время наводнения, когда рухнула стена гимнастического зала школы.

– Это они хотят, чтобы ты так думала.

– А откуда, черт возьми, тебе это известно?

– Я слышал об этом.

– От кого?

– Слухи ходили.

– Хорошо, – попыталась сосредоточиться я. – Давай начнем с самого начала. Кто приходил к тебе сегодня утром?

– Здоровенный парень. Раньше я его не видел.

– А кто тот мертвый?

– Не знаю!

– Почему?

– Потому что не видел тела! – вскричал он.

– Значит, ты не ходил туда сегодня?

– Нет.

– То есть, Пит, ты послал меня туда, чтобы я встретилась с мужчиной, который преследовал тебя?

– Нет! Да. – Пит совершенно запутался.

– Ты хотел, чтобы я встретилась с ним, – подсказывала я, – и выяснила, кто он такой и что ему надо, так?

– Да. Позвонил тебе, потому что знал, что он там будет. Подумал, что ты сможешь поговорить с ним и докопаешься До сути.

– До сути чего?

– Он многое знал.

– Он что-то знал о моем отце? Ты поэтому хотел, чтобы я с ним встретилась?

– Он многое знал, – настаивал Пит. – Помнишь разбившийся швейцарский самолет? Они не смогли тогда найти тела среди обломков. Я знаю, где они были. Думаю, он тоже знает.

Глава 9

На следующее утро, в половине шестого, я уговорила сумасшедшего Пита встретиться с одним из лучших криминальных адвокатов Нью-Хейвена в полицейском участке. К тому времени он поспал, снова поел, а я записала в файл другую историю убийства для «Геральд американ», основанную на рассказе Пита о появлении жертвы в его доме. Я приняла душ и оделась для встречи с Верити Роудз. Я привезла Пита в деловую часть города, припарковалась перед полицейским участком, сопроводила его в приемную, познакомила с адвокатом, представила Пита и его адвоката дежурному сержанту, сказав, что смогу ответить на все вопросы детектива Д'Амико по данному делу после часа. Затем, сев в машину, доехала до ближайшего кафе, чтобы выпить кофе и посмотреть «Геральд американ» (моя фотография занимала всю первую страницу под заголовком: «Репортер находит убитого»), и тронулась вперед. Поездка в Нью-Йорк летом – сплошная головная боль, потому что, в каком направлении ни едешь, в Коннектикут или Нью-Йорк, все дороги ремонтируются, днем и ночью, и кто-нибудь непременно попадает в аварию, и тысячи людей бывают вынуждены остановиться и глазеть на это. Это утро тоже не стало исключением, и дело кончилось тем, что я позвонила по сотовому Дагу, чтобы попросить его подвести меня электричкой до Манхэттена (у Дага сезонный билет, и он никогда не опаздывает). Я загнала свой джип в пар ковочный гараж (где, не могу поверить, они возьмут двадцать четыре доллара всего за два часа) на Пятьдесят третьей улице, зашла в кафе, где заказала яичничу с беконом, и позвонила в Каслфорд, чтобы прослушать оставленные мне сообщения.

«Дорогая, – сказал голос матери, – не хочу выступать в поли человека, который портит настроение другим, но неужели я должна узнавать из газет, что моя дочь нашла в окрестностях убитого мужчину?» Пауза. Я представила, как мать держит в руках газету и сокрушенно качает головой. «Это ужасно! Просто ужасно! Как страшно! Бедный мужчина. Бедная семья. Гм, гм. Я просто звоню тебе, Салли, чтобы узнать, как ты себя чувствуешь после такого потрясения». Пауза. «Твой брат обычно играл в хоккей на том пруду. Я тебя люблю».

– Мама, – сказала я автоответчику, – чувствую себя прекрасно. Очень жаль, что не позвонила тебе, но мне действительно надо быть в Нью-Йорке сегодня, чтобы поговорить с Верити Роудз о написании статьи. Вернусь в Каслфорд после полудня и позвоню. Я тоже тебя люблю.

12
{"b":"156720","o":1}