ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я улыбнулась – мать хочет, чтобы я владела всей информацией. Тони Мейерз, Тони Мейерз…

– Ты не нарушишь нашей договоренности? – напомнил Бадди. – Никакой информации в газете, пока не разрешу.

– Да-да.

Проходя через полицейский участок в сопровождении Бадди, я посмотрела на часы и в ужасе увидела, что уже больше трех. Мне ничего не оставалось делать, как звонить Касси Кохран прямо сейчас.

– Алло, – сказала я в мобильный. – Это Салли Харрингтон из журнала «Экспектейшнз». Полагаю, миссис Кохран ждет моего звонка.

Бадди сердито смотрел на меня.

Я прикрыла рот пальцем: молчи!

– У тебя одна минута, – сказал он, показывая палец.

Касси Кохран быстро взяла трубку.

– Привет, – весело сказала она.

– Здравствуйте. Как поживаете? – вежливо осведомилась я.

Мимо прошел патрульный, и его переносная рация пронзительно засвистела и затрещала; другой офицер громко закричал, что не может найти чей-то адрес.

Извините за шум, – сказала я.

– Чей адрес он ищет? – закричал патрульный диспетчеру.

Диспетчер что-то проорал в ответ.

– Шум не мешает, – сказала наконец Касси Кохран. – Но где вы находитесь?

– Гм… ну, в полицейском участке. Я только что закончила статью для нашей местной газеты, здесь, в Коннектикуте.

– Это как-то связано с тем убитым, которого вы обнаружили вчера и о чем сообщили в отделе новостей?

Я удивилась, но потом решила, что она, вероятно, тоже собрала обо мне сведения, раз уж я собираюсь писать о ней.

– Да, совершенно верно, – ответила я.

– Салли Харрингтон! – закричал сержант снизу. – Детектив Д'Амико ждет вас!

– Звучит заманчиво, – сказала Касси Кохран. – Можно рассчитывать, что вы передадите эту сенсационную новость в наш филиал в Нью-Хейвене?

– Только после того, как опубликуем ее мы, – автоматически ответила я.

Она рассмеялась.

– Салли Харрингтон, когда, черт возьми, вы спуститесь вниз? – закричал сержант. – Спускайтесь немедленно!

Касси Кохран снова рассмеялась.

– Похоже, вам надо идти. Послушайте, запишите мой домашний номер и позвоните вечером.

Спускаясь в гараж, я невольно подумала: неужели Касси Кохран, несмотря на жестокую конкуренцию в ее бизнесе, такая же очаровательная, как и ее голос?

Мы приехали с Бадди к моей матери и увидели, что она достала с чердака коробку, содержащую, с ее слов, все мужнины деловые документы до дня его смерти.

– Дайте мне расписку, – сказала она Бадди, – и можете забирать их с собой.

– Спасибо миссис Харрингтон. Это сбережет нам массу времени.

– Почему бы нам не пройти на кухню? – предложила мать, направляясь туда. – Я напекла лепешек.

Когда мы вошли на кухню, я увидела на заднем дворе Мака Клири, восстанавливавшего рухнувшую часть каменной ограды. На нем были шорты и рубашка с воротом поло. Выглядел он не худеньким. Гораздо могучее, чем я помнила. Особенно в плечах. Сейчас он мало походил на профессора.

– Я не заметила машины Мака, – невольно отметила я.

– У нее что-то с тормозами, и она в ремонте.

Мы сели за стол, и мать угостила нас кофе с лепешками.

– Итак, миссис Харрингтон, вы помните Тони Мейерза? Мать задумчиво уставилась на чашечку кофе, затем кивнула.

– Этот человек работал на Доджа, моего мужа. Ему тогда было не более семнадцати. Он жил вместе с матерью на Пратт-стрит. Отец у него умер, и я помню, что он говорил Доджу, как нуждается в работе. Кроме того, помнится, Додж говорил мне, что он имеет какое-то отношение к строительству. Его отец был занят в строительном бизнесе.

– Что именно он делал? – Бадди делал пометки.

– О, все! Выполнял все поручения Доджа… Ну, вы знаете, доставлял клиентам расценки и архитектурные планы домов, разведывал, кто хочет начать строительство дома, искал места под застройку. Проектировал мой муж. – Вспомнив, мать рассмеялась. – Немного шпионил за конкурентами, вынюхивая, что они замышляют.

– Типа парня на побегушках?

– Да. – Мать задумалась, стоит ли продолжать.

– Говори, мама.

– Я вот что вспомнила… – Она зажмурилась и потерла переносицу. – Его звали не Тони, а Джон. Джон Мейерз.

– Уверены? – спросил Бадди.

– Абсолютно. Додж называл его Джонни-Бой.

– А вы выяснили, что он Тони Мейерз? – посмотрела я на Бадди.

– Возможно, он его брат, – кивнул Бадди.

Он сделал очередную пометку в блокноте. Задав матери еще несколько вопросов, собрался уходить. Я понимала, что ему не терпится просмотреть отцовы бумаги. Откровенно говоря, если бы не работа для «Экспектейшнз», я сама взялась бы за это дело.

– Салли, – прошептала мать, осторожно дотронувшись до моего плеча. Она, женщина умная, по опыту знает, каково иметь со мной дело, если я не высплюсь.

Я попыталась открыть глаза. Чувствовала себя разбитой. И вспомнила, что на минутку присела на софу, закрыла глаза и…

– Алфред Ройс звонит, Салли, – шептала мать. – Он тебя разыскивает. Я сказала, что ты работаешь над статьей об убийстве.

– Который час? – спросила я.

Во рту пересохло. Голова разламывается, да еще подташнивает.

– Без пятнадцати семь. Ты так устала, Салли, что я отказывала Алу как могла.

Я что-то пробормотала насчет того, что нельзя избежать неизбежного, и взяла трубку.

– Что, черт возьми, происходит?! – завопил Ал. – Что ты делаешь у матери? Почему ты не здесь? Ты мне сказала…

– Заткнись, Ал, – с раздражением прервала его я.

Глаза матери расширились от ужаса.

– Что ты сказала?!

– Сказала «заткнись». Ты получишь свою статью к завтрашнему выпуску. Мне надо' ее отшлифовать.

– Нет, это мне тебя надо отшлифовать. Ты уволена!

– Ха! – сказала я.

– Ты меня поняла? Уволена! Ты все пропустила, и если бы не Джо, у нас в завтрашней газете вообще не было бы никакой статьи.

– Я знаю, кто убитый, – сказала я, зевая.

– Убийца – сумасшедший Пит Сабатино! – сказал Ройс. – И он снова сбежал.

Глава 12

Я пыталась припарковать машину за зданием «Геральд американ» – на моем месте стоял чей-то «линкольн», – когда зазвонил мобильный, и я, к своему удивлению, услышала, уже второй раз за день, голос Касси Кохран.

– Из того, что я узнала в своей редакции новостей, – сказала мне президент телевизионной сети, – следует, что сейчас не лучшее время для вашей работы над статьей для «Экспектейшнз».

– Почему? – спросила я, выходя из машины и запирая ее. – Что вы такого узнали?

– Что вы приютили у себя в доме человека, подозреваемого в убийстве; что вас кто-то преследовал на краденой машине весь ваш путь из Нью-Йорка домой и что убитый, найденный в Каслфорде, по всей вероятности, как-то связан с вашей семьей.

– Я потрясена, – ответила я.

– У нас свои источники, – скромно заявила она. – Если говорить серьезно, я звоню, чтобы узнать, нельзя ли отложить написание статьи до лучших времен. Я готова пойти на это, если и вы готовы. Мне не хочется никаких публикаций, за исключением разве что о презентации нашего журнала, а это будет только в сентябре. Имея больше времени, мы, возможно, найдем что-то более интересное, о чем вы сможете написать в своей статье.

– В самом деле? Вы это серьезно? – Я вошла в здание, показала охраннику свой пропуск и стала подниматься по лестнице.

– Абсолютно.

– Тогда позвольте мне переговорить с Верити, – ответила я, – потому что, возможно, вы правы. Для меня и вправду сейчас не лучшее время уезжать из Каслфорда. Хочу сказать, что меня ни в чем не подозревают или что-то другое…

Мне понравилось, как Касси Кохран рассмеялась. Ее смех был легким и дружелюбным.

– Вы уникальная особа. Обычно Верити для написания подобной, статьи нанимает людей пожестче.

Я не удержалась и громко рассмеялась; мой смех эхом разнесся на лестнице. Я слышала множество историй о людях работающих в «Экспектейшнз». Трусливым там не место. И должна признаться, мне стало любопытно, какую фотографию они поместят в журнале, представляя меня как новую журналистку. Завтракающую гвоздями? Или что-нибудь похуже?

16
{"b":"156720","o":1}