ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Итак, послезавтра мне предстоит многое сделать, но прямо сейчас хочется спать.

Сделав для себя пометки, я пошла на кухню. Даг ждал меня, прислонившись к подоконнику.

– Он ушел, – сказал Даг. – Скрылся в лесу.

– Бедный парень, – вздохнула я и внимательно посмотрела на Дага. – Никого он не убивал. Он безобидный.

– Салли, я вынужден доложить, что он был здесь.

– Да, – удрученно согласилась я. – Но если я верну его… к себе домой, не мог бы ты сказать в полиции, что он был под твоей охраной? По крайней мере до тех пор, пока у него не будет крыши над головой, а рядом с ним адвоката? Хотя бы до утра?

– Салли…

– Пожалуйста. Он никуда не убежит. Правда. Ну хотя бы до утра. И я смогу позвонить его отцу, чтобы сказать, что он в безопасности. Его отец старый. Ты ведь не хочешь, чтобы он провел ночь в тюрьме. Позволь ему сегодня хорошо выспаться.

Даг тяжело вздохнул.

– Хорошо, я позвоню Бадди. Но ты должна привести его сюда.

Я вышла на улицу и позвала Пита. Никакого ответа. Из дома выскочил Скотти и встал рядом.

– Пит, вернись, уже поздно, и мы все устали. Иди в дом и прими душ. Я дам тебе пижаму и постелю в гостиной. – Никакого ответа. – Мы с Дагом в спальне, а Скотти рядом с тобой в гостиной. Он будет охранять тебя, пока ты спишь.

«Скотти будет сторожить тебя, пока спит Даг».

Внезапно сумасшедший Пит вышел из темноты.

– Спасибо, – шепнул он и прошмыгнул в дом.

Часть вторая

Манхэттен

Глава 14

На следующее утро я уехала из Каслфорда.

Я приготовила завтрак для Дага и сумасшедшего Пита, помахала им рукой, когда они отправились в полицейский участок, собрала вещи, завезла Скотта к матери и направилась в Нью-Йорк.

Моя мать бережлива; она обзвонила ряд гостиниц, и ей удалось зарезервировать для меня номер на трое суток в «Шератон-Центре», расположенном на Пятьдесят седьмой улице (менее чем в шести кварталах от центра «Уэст-Энд бродкастинг», где находится штаб-квартира «ДБС»), всего за восемьдесят пять долларов в сутки, тогда как настоящая его цена свыше двухсот сорока пяти баксов. Не могу передать своих чувств, когда, приехав в деловую часть Манхэттена, я оставила свой джип на попечение служащего гостиницы, навела справки на ресепшн и получила ключ от номера, а затем распаковала вещи, словно все это было для меня привычным делом.

Я просто помешана на гостиницах. Даже не на мотелях с чистой комнатой и хорошим обслуживанием. Горячая ванна, заказ в номер обеда с бутылкой вина, валяние в постели, хороший фильм по телевизору, гора журналов и газет – для меня верх блаженства.

Я в Нью-Йорке! И я на небесах.

Мать знает, как связаться со мной, знает это и Дат и больше никто другой. А так как я отключила свой мобильный, у меня появилась дополнительная роскошь звонить кому угодно чтобы узнать, что новенького, в то время как меня никто не достает.

С чего начать?

«Шератон», по всей вероятности, имеет клиентуру среди бизнесменов, так как в моем выгодном по стоимости номере есть большой письменный стол, две телефонные линии и факс. Я села за стол, проверила файлы на Касси Кохран и список необходимых для работы предметов: ноутбук, адаптер, портативный принтер, диктофон, стопку бумаги, ручки, карандаши, маркеры. Все на месте, и я готова приступить к работе.

Я переоделась в слаксы, льняной блейзер, туфли на низких каблуках и отправилась в редакцию «Экспектейшнз». В вестибюле выяснила, что Дорис Блэк все подготовила: мое имя значилось в списках охраны, и я беспрепятственно поднялась на тридцать третий этаж. Здесь располагались отделы других журналов, принадлежащих Сеймору Рубину. Не найдя секретаря, я пошла по коридору, ожидая, что меня кто-нибудь остановит, пока не дошла до зала, разделенного на кабины для работы приходящих авторов. Здесь тоже никого не было. Дойдя до кабины, которая, со слов Дорис, предназначалась для меня, я невольно улыбнулась, увидев на ней табличку с моим именем.

Я поставила на пол портфель и включила компьютер. Хотелось побыстрее узнать, какой справочной системой обладает журнал, но мое нетерпение не было вознаграждено, потому что выяснилось, что без пароля я не могу воспользоваться базой данных. Я сняла телефонную трубку и попросила оператора соединить с Дорис Блэк.

– Дорис Блэк, – сразу ответила трубка.

– Дорис, здравствуйте. Это Салли Харрингтон, которая Работает над…

– Знаю, знаю, – приветливо ответила Дорис.

– Я этажом ниже в кабине…

– Верити будет приятно это слышать, – одобрила Дорис. – Вы времени зря не теряете, Салли. Верити заинтересована в этой статье о Кохран.

– Да, – подтвердила я.

– Не кладите, пожалуйста, трубку.

И вскоре я услышала голос Верити.

– Салли, браво! Подумать только, вчера я стала нервничать, решив, что вы не приступите к работе раньше следую. щей недели. Я была уверена, что нашла хорошего автора.

Я не знала, что ответить, поэтому сказала:

– Спасибо.

– Послушайте, я аннулирую свою встречу за ленчем. Вы будете моей гостьей. Согласны? Через двадцать пять минуту зайду за вами.

Не успела я опомниться, как уже шла рядом с Верити по Парк-авеню. Она шла быстрым шагом, болтая без умолку о ком-то: он вытворял что-то смехотворное в клубе «Гроучо» в Лондоне. Мы вошли в здание через боковой вход, и вскоре я поняла, что мы в знаменитом ресторане «Времена года».

– Я предпочитаю гриль-бар, – сказала Верити, в то время как к нам уже спешил мужчина приятной наружности. – Джулиан, какой потрясающий прием был вчера! – сказала она, обмениваясь с мужчиной поцелуями. – Джулиан, ты знаком с Салли Харрингтон? – спросила она, словно метрдотель обязан был знать всех репортеров «Геральд американ» из Каслфорда, Коннектикут.

– Полагаю, не имел удовольствия. – Он протянул мне руку. – Здравствуйте.

Он повел нас через зал, который, по моему разумению, вовсе не похож на гриль-бар. Мы поднялись на балкон и подошли к столику, который, вероятно, был постоянным местом Верити.

Джулиан выдвинул стул сначала для меня, затем для Верити. Я заметила, что стол накрыт для троих, и огляделась.

– Женщина за столиком под нами, – тихо сказала Верити, – Бетти Прашкер. Она издает все – начиная от Стивена Кинга и кончая Доминик Данн. Она легенда в книгоиздательском бизнесе. А за следующим столиком сидит Майкл Андерсон из «Тайме». Не знаю, кто та приветливая дама рядом с ним. Мне нравится, как она одета. Похожа на француженку. Ну а рядом, конечно, наш знаменитый мэр Эд Кох. А там, в углу, вы наверняка узнали Джейн Поли. – Внезапно ее глаза радостно вспыхнули, и она помахала рукой молодому мужчине, который только что вошел и обратился к Джулиану. – Вот он!

Мужчина прошел через первый этаж и поднялся по лестнице на балкон. Пока он подходил к нашему столику, я успела разглядеть, что на вид ему лет тридцать или около того; хотя и не эталон красоты, но ухожен и складен; в общем, отлично смотрится.

– Верити, – сказал он, излучая радость и протягивая руку, – рад, что ты позвонила.

Она не встала, но обеими руками схватила его руку.

– Я тоже рада, что ты принял мое предложение. – Она повернулась ко мне. – Салли, позвольте представить вам самого обаятельного на свете Спенсера Хоза. Спенсер, это Салли, о которой я тебе рассказывала.

– Рад познакомиться, Салли, – сказал он, протягивая руку.

– Спенсер – ответственный редактор в «Беннет, Фицаллен и К о», – пояснила Верити, пока он усаживался напротив меня.

Весьма странный ленч. В жизни не догадаться, почему меня пригласили. Верити и Спенсер болтали о книгах и издательской индустрии. Лишь несколько имен мне были знакомы, и, откровенно говоря, через какое-то время я стала скучать, захотелось поскорее уйти и вернуться к работе.

Еда, однако, аппетитная: на закуску копченая форель и медальоны из телятины на горячее. Когда приступили к кофе, внезапно все внимание издателей сосредоточилось на мне.

21
{"b":"156720","o":1}