ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мы заняли наши прежние места, я поставила диктофон на столик, и Касси стала излагать свою жизненную философию: каждый в любой момент может круто переменить свою жизнь, как это сделала она.

– Мне пришлось пройти трудный путь, чтоБы понять, что жизнь переменчива. Меняется не наша сущность, но наши взаимоотношения с людьми, наша работа, наши цели в жизни. Все должно работать на прогресс. – Она пожала плечами. – Иначе мы не выдержим. Вы согласны? – Она посмотрела на часы. – Ой, Салли, мне жаль, но…

– Без проблем, – поспешила я ее заверить, выключая диктофон. – Мы ведь завтра встретимся, верно?

– В два часа, – сказала Чи-Чи от двери, войдя неслышно. – Касси, мистер Вандерсалл уже здесь. Ему назначена встреча на три часа.

– Итак, вы будете ровно в два? – спросила Касси, вставая.

– Да. Большое спасибо за прием.

Я собрала бумаги, и мы направились к двери.

– Вы должны хорошо пообедать сегодня, – посоветовала мне Касси, – и отдохнуть.

Я взглянула на нее.

– Вы ведь сказали, что не совсем хорошо себя чувствуете – напомнила она мне.

– Да, верно. – Я совсем забыла о том, что говорила.

Она вопросительно смотрела на меня.

– Небольшое любовное приключение, – услышала я свое объяснение.

– Со всеми бывает, – радушно заметила она и похлопала меня по спине, жестом выражая «желаю удачи».

Глава 17

Я попыталась дозвониться до Джо Бикса прямо из приемной офиса Касси, чтобы выяснить, знает ли он, что полиция нашла оружие убийства в случае с Мейерзом. Мне не удалось соединиться с ним по моему сотовому, в трубке так скрежетало, что у меня барабанные перепонки чуть не лопнули.

– Можете воспользоваться телефоном на столе, – сказала Чи-Чи. – Боюсь, ни один электронный сигнал не может пройти в этом комплексе из-за кодировки через спутниковую связь. Нам приходится принимать меры предосторожности против чужого вмешательства.

– Это большое расстояние, – предупредила я, снимая трубку.

– Наберите сначала цифру «два», – сказала она.

– Обычно это «девять» или «восемь».

– Это совсем другого рода телефонная линия, – проинформировала она меня. – Дайте мне знать, когда закончите Разговор, и я попрошу службу охраны вызвать для вас такси.

Я позвонила в «Геральд американ» и поговорила с Джо Биксом. То, что сказала мне Александра Уоринг, оказалось правдой. Джо подтвердил, что сегодня утром полиция нашла оружие убийства в канализационной трубе на Ролстон-авеню.

– Вы еще не выяснили, почему Мейерз оказался в Каслфорде? – спросила я.

– Д'Амико, возможно, знает, но ничего не говорит. Он звонил без конца, после того как в утреннем выпуске появилась статья. Ты непременно должна прочитать ее. Послушай, у тебя есть какая-нибудь информация о сумасшедшем Пите?

– Пит сейчас в безопасном месте, – сказала я.

– Шутишь? – сказал он после короткого молчания. – Кто его спрятал?

– Окружная прокуратура.

– Должно быть, он что-то знает. – Он тихо присвистнул. – Помнится, штат выделил тридцать тысяч долларов на программу по защите свидетелей. Откуда ты это узнала?

– Какое это имеет значение?

– Действительно, – согласился он.

– Нам надо использовать связи в Лонг-Айленде. Скажем, пойти к Ройсу, а еще лучше к Ройсу-старшему.

– Ни в коем случае, – сказал Джо.

– Послушай меня, Ал-отец обычно играет в гольф в Огасте. Позвони ему и попроси узнать, что они знают о Мейерзе, о его бизнесе, о его контрактах и других вещах. Уверена, кто-нибудь из его одноклубников что-нибудь да знает, а они из штанов выпрыгнут, чтобы услужить Ройсу.

– Неплохая идея. Мне это даже в голову не пришло.

Я положила трубку и посмотрела на Чи-Чи.

– Полагаю, сейчас нет возможности связаться с Александрой Уоринг, как вы считаете?

– Мы всегда можем попытаться, – сказала Чи-Чи, снимая трубку. Через минуту она протянула ее мне. Мужской голос попросил меня не вешать трубку, и вскоре я услышала голос Александры.

– Полагаю, у меня нет шанса узнать, как вам удалось выяснить, что в Каслфорде нашли оружие убийства? – сказала я.

– Шанс весьма невелик, – ответила она, – но такое возможно.

– Давайте решим дело так, – сказала я. – Возможно, я располагаю какой-то другой информацией, которая вас заинтересует?

– Где вы?

– Все еще в приемной Касси.

– Я пришлю кого-нибудь за вами. Мы все обсудим.

Через несколько минут меня уже вели по лабиринту коридоров, и вскоре мы оказались в огромной студии. Сопровождающий указал мне на Александру Уоринг, которая читала какие-то бумаги.

– Привет, – сказала она.

Я ответила и последовала за ней через длинный коридор к двери, которая открылась после сканирования ее отпечатков пальцев, затем снова через лабиринт коридоров. Вскоре мы оказались в комнате, где за старомодным дубовым столом сидел пожилой мужчина и что-то писал. Александра отрекомендовала его мне как доктора Ирвина Кесслера, одного из самых выдающихся умов всей электронной системы империи «Даренбрук комьюникейшнз».

Доктор Кесслер был вроде «Р2Д2» из «Звездных войн». Я ничего не поняла из его объяснений. Потом он дал мне заполнить форму, в которой я клялась, что не буду делать копий с компьютерных данных. Я подписала бумагу. Александра провела меня в другую комнату и плотно закрыла за нами дверь. Здесь стоял один компьютер и два кресла на колесиках. Она жестом указала на место перед компьютером, а сама присела рядом. Пока она включала компьютер, я огляделась. У меня создалось впечатление, что мы находимся в герметической капсуле.

– Вопрос только в том, – сказала Александра, – какой информацией вы готовы поделиться.

– Назовите ее.

– Ну… – начала она, не отрывая глаз от монитора. – Я могу попросить просмотреть вашу статью о Касси до ее публикации. – Она задержала на мне взгляд. – Просто чтобы оценить стилистику. – Снова уставилась на экран.

– Что скажете, если я пришлю вам копию по факсу в то же самое время, как отдам статью в «Экспектейшнз»?

– А пришлите ее по факсу на час раньше.

Я раздумывала. Что я теряю? Если Верити узнает, что я отдала кому-то копию раньше, чем ей оригинал, не сносить мне головы. Если соглашусь, могу распрощаться с журналом и будущей карьерой.

– Сожалею, но не могу пойти на это, – сказала я вставая.

– Понимаю. – Александра набирала текст: «Энтони Мейерз, Риверхед, Нью-Йорк». На экране моментально появилась информация. – Вы знаете, что у него был младший брат Джон? И что он числится в числе пропавших в Тампе, Флорида?

– Что?! – воскликнула я, снова садясь на стул. – Это Джонни-Бой, – сказала я. – Подростком он работал у моего отца.

Экран погас.

– В чем дело?! – вскричала я, глядя на нее.

– Мы еще не договорились, – ответила она.

– Но что я могу поделать? Хотите меня заложить?

– А вы, если хотите писать для журналов, почему проявляете такой интерес к убийству?

– Потому что это новости, и мой город, и моя газетная сенсация, и вообще, черт возьми, это не ваше дело!

Она расхохоталась. Она набрала пароль, и экран засветился.

– В вашем распоряжении пятнадцать минут. – Александра встала со стула. – Ничего не записывайте. Только запоминайте.

Я даже не ответила, а сразу приступила к чтению. База данных, которая была у меня перед глазами, содержала в себе номера телефонов, сведения кредитной службы, газетные сообщения «Даренбрук», а также филиалов компании и секретные материалы правительственной системы, к которой, возможно, не было доступа. Я могла не только прочесть биографию Энтони Фредерика Мейерза, но и узнать номера его страхового полиса, водительской лицензии, перечень банковских счетов, кредитных карт, закладных и многое, многое другое. Были, так же данные о его брате, Джоне Мейерзе. Как мне уже сказала Александра, полицейское управление города Тампы зачислило его в число пропавших. Последний раз его видели в Тампе четыре дня назад.

Уф! А днем раньше его брат был убит в Каслфорде.

27
{"b":"156720","o":1}