ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я снова вернулась к досье на жертву. Я старалась запомнить как можно больше информации и успела заметить, что большая часть его имущества оформлена на жену. Сам его бизнес не назывался, а только давался список текущих контрактов, которые мне ничего не говорили, но я все же попыталась их запомнить.

Что еще? Я продолжала читать. Трое детей. Демократ, член гольф-клуба «Спринг гленн», владеет «ягуаром» 1962 года выпуска с левосторонним рулем, имеет девяностосемипроцентную долларовую скидку на холодильник.

В это время Александра Уоринг вернулась.

– Ваше время истекло, – сказала она.

Я хотела узнать еще одну вещь, – но компьютер отключился. Я поднялась и выжидательно смотрела на нее.

– Действительно впечатляет.

– Рада, что вы так считаете, – улыбалась она.

Мы вышли в соседнюю комнату, и я поблагодарила доктора Кесслера, который обратился ко мне со словами:

– Вы никогда здесь не были. Запомните это.

Александра подмигнула мне и пригласила следовать за ней. В лифте я поблагодарила ее.

– Полагаю, мне удастся… – начала я, рассчитывая, что когда-нибудь мне еще удастся побывать в такой комнате.

Она покачала головой.

– Скажу вам словами доктора Кесслера: «Вы никогда здесь не были». Я просто хотела дать вам возможность раскрутить эту историю. Исчезновение брата будет хорошим заголовком в вашем завтрашнем номере.

– Но я вам ничего не обещала, – сказала я.

– Просто напишите правдивую статью о Касси, – сказала она.

Когда двери лифта раскрылись, сотрудник внутренней безопасности уже поджидал меня. Я вышла, а Александра осталась в лифте.

Не успели двери лифта закрыться, как я вынула ручку и бумагу, полная решимости записать все, что я видела на экране компьютера.

– Подождете минутку, хорошо? – обратилась я к служащему, направляясь к столу.

Я писала, писала и писала. Перечитав записи, добавила кое-что еще. Удовлетворенная, поблагодарила служащего и направилась к такси. Как только машина тронулась, я снова перечитала свои записи. Я не могла дождаться, когда доберусь до своего Номера. Пробежав по коридору, я ворвалась в комнату и схватила телефонную трубку, чтобы позвонить Биксу.

– Джо! Слушай! Полиция Тампы, Флорида, разыскивает исчезнувшего брата Тони Мейерза, Джона. Последний раз его видели в Тампе накануне убийства Тони.

Затем выдала всю информацию, которую мне удалось запомнить.

– Черт побери! Не могу в это поверить. Как ты разузнала? – вопил он.

– Хороший репортер не выдает своих источников, – резюмировала я.

– Проклятие! – ругнулся он. – Хорошо, девочка, считай, твое имя появится рядом с моим на первой странице завтрашней газеты.

– Вот здорово! – сказала я. – Могла бы надиктовать статью и стать единственным автором, если бы захотела.

– Но ты же не захочешь. Теперь ты стала великой журналисткой.

Я слушала его рассеянно, так как мое внимание отвлек сигнал на автоответчике, и я стала надеяться, вопреки всему, что, возможно, Спенсер оставил мне сообщение.

Прервав разговор с Джо, я послала ему по факсу свои заметки и прослушала сообщение.

«Не могу поверить, что не увижу тебя, Салли, – говорил голос Спенсера. – Я переделал все свои дела и сейчас слоняюсь по офису в ожидании твоего звонка. – Пауза. – Я так рад, что встретил тебя, Салли».

Я позвонила в офис Спенсера.

– Я тоже разделалась с делами. До десяти завтрашнего утра я свободна.

– Шутишь! – вскричал Спенсер, и я сразу почувствовала слабость во всем теле. – Может, встретимся сейчас?

– Да, прямо сейчас. – Мое сердце бурно отреагировало.

Мне не было оправдания. Я никогда так ни на кого не реагировала. Так свободно и легко. Спенсер разбудил во мне такое неистовство, о существовании которого я даже не подозревала. Страсть! Я наслышана о ней лишь из книг и фильмов.

Черт возьми, не знаю, что со мной происходит, знаю только одно: я хочу заниматься сексом с этим мужчиной, хочу сию же минуту, я хочу быть с ним.

Он дал мне свой адрес.

За двадцать минут я успела принять душ, одеться и выбежать на улицу, чтобы поймать такси. Мое сердце бухало, я была возбуждена, счастлива и шокирована, чувствуя, что бегу от самой себя.

Я расплатилась с таксистом, консьерж открыл мне дверь, и, мандражируя, я назвала, к кому пришла. Онпозвонил в квартиру, улыбнулся мне, назвал номер и предложил подняться. Пройдя через вестибюль, я стала ждать лифт. Я улыбнулась девочке, которую мать держала за руку, мы все вошли в лифт, и я нажала семнадцатую кнопку. Девочка со мной поздоровалась, я ей ответила «привет», и лифт остановился на семнадцатом этаже. Я вышла и полетела по устланному толстым ковром коридору. В конце его я увидела машущего мне Спенсера, бросилась к нему и сразу очутилась в его объятиях. Наши губы слились в поцелуе. Я не увидела его квартиры: мы сразу направились в спальню, упали на постель и стали срывать одежду друг с друга. Только сейчас я почувствовала, что мне хорошо, а когда он вошел в меня, я снова чувствовала себя нормально, я чувствовала себя как дома. И когда он сказал мне: «Салли, я тебя люблю», я подумала, что это сумасшествие, но поверила ему и словно перенеслась в другой мир, где все чувства возвышенные. Вся сердечная боль осталась далеко позади.

Глава 18

Я бросила все, чтобы провести ночь со Спенсером. При свете утра, когда я возвращалась в гостиницу на такси, меня снова охватил страх – вчера я так и не позвонила Дагу.

В гостиничном лифте мне вдруг стало смешно. В жизни столько сексом не занималась. Наверное, так проводят медовый месяц, о чем мы и поговорили, когда в полночь поднялись, чтобы приготовить яичницу.

До сегодняшнего утра я не могла представить себя замужней женщиной. В своем воображении мужем я всегда видела совершенно постороннего парня.

Я сошла с ума. Но мне хорошо.

У меня странное чувство, будто меняю собственную жизнь. Словно Спенсер стал для меня спасательным кругом, а до сих пор я жила, плывя по течению.

Никаких сообщений для меня не поступало, и я почувствовала облегчение и даже любопытство от того, что Даг так и не позвонил. Все же отношения наши без обязательств.

Я заказала кофе, йогурт и направилась в душ. Выйдя из душа, подписала чек и сделала звонок.

– Привет, – сказала я.

– Это даже забавно, дорогая, – сказала мать.

– Забавно? Что ты имеешь в виду?

– Хочу сказать, что за последние два дня мы говорили по телефону больше, чем за месяц дома.

– Пусть так, – рассмеялась я. – Я просто звоню узнать, не выкроишь ли ты свободное время для ленча.

– Забавно.

– Мама, я хочу с тобой поговорить. Возможно, попросить совета.

– Знаю. Чувствую по голосу.

– Мама! Пожалуйста, не делай из этого проблемы.

– Скажи когда, дорогая, и я постараюсь освободиться.

– В воскресенье.

– Забито. Завтрак в моем доме. Да, кстати, Салли, сегодня в утренней газете появилась статья. Даже не спрашиваю, как тебе удалось стать соавтором, раз ты не в городе. Рада за тебя. Статья просто взрывная. Меня волнует исчезновение Джонни-Боя. Он был приятным молодым человеком, и твой отец был о нем хорошего мнения. Тебе не кажется?

– Не знаю. Возможно, он просто спрятался, испугавшись, что с ним может случиться то же, что случилось с братом.

– Тогда остается надеяться, что он взял с собой жену и детей.

– Разумная мысль, мама.

Положив трубку, я взяла ручку и сделала для себя несколько пометок. Возможно, Джонни Мейерз замешан в убийстве. Но почему? Судя по компьютерным данным, он строитель в Тампе, работает по индивидуальным контрактам. Ничего грандиозного, только частные дома.

Я взглянула на часы. Половина одиннадцатого. У меня есть еще несколько минут, перед тем как начать прослушивать магнитофонную запись вчерашнего разговора с Касси. Я позвонила Бадди.

– Откуда, черт возьми, ты узнала, что Джонни Мейерз исчез? – спросил он сразу вместо приветствия. – Я полагал, ты работаешь над своим шедевром для журнала.

28
{"b":"156720","o":1}