ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вы, конечно, знаете, что Касси была назначена исполнительным продюсером отдела новостей на «ДБС»? – Когда я кивнула, она продолжила: – Здесь был полный хаос. Мы буквально на ходу создавали канал. Сумасшедшее было время.

Лицо хозяйки ток-шоу затуманили воспоминания.

Потрясающая женщина. Вполне понимаю, почему она пользуется таким успехом у публики. В ней есть и чуткость, и нежность, и даже ранимость.

Она подняла на меня глаза.

– Я не делаю секрета из того, как тогда перестала пить.

– Вы писали, как стали подругами с Александрой Уоринг и она помогла вам покончить с алкоголем.

– Мм, – промычала она, вспоминая те дни.

– Но вы ничего не рассказали о Касси.

– Это потому, что она заставила меня многое вычеркнуть.

– Правда? – навострила я уши.

– Да. Странно, конечно. Потому что я писала, какой удивительной она была, что именно Касси договорилась с человеком, который привел меня на встречу анонимных алкоголиков. Но прошу вас, не упоминайте нигде это общество, так как предполагается, что мы анонимы.

– Договорились, – кивнула я.

– Она же организовала график моей работы, нашла мне хорошего терапевта, диетолога, который помогает людям в период выздоровления, она… О, она сделала все возможное. Касси хотела, чтобы я использовала каждый шанс, чтобы вылечиться, она даже была готова предоставить мне отпуск на месяц или два. Но я не воспользовалась ее добротой. Вместо этого приняла услуги Александры.

Все это мне было хорошо известно из книги. Она оставалась с Александрой, пока ее здоровье полностью не восстановилось.

– Но почему Касси захотела, чтобы вы опустили эти подробности?

– Потому что это Касси. Она считает, что сделанное ею должно быть отнесено на счет всей команды. Поэтому я и говорю – наш канал! Касси такая, какая есть, и все здесь полагаются на ее мнение и поддерживают ее во всем.

Я нашла забавным, что Джессика, начав кормить меня рассказами о Касси, не сообразила, что они говорят мне больше о ней самой, чем о Касси. Хотя Джессика явно обожала свою начальницу, у меня не было уверенности, что она хорошо ее знает.

А может быть, Джессика не хотела переступать границы Дозволенного.

Она упомянула о своем недавнем венчании с Уиллом Рафферти, исполнительным продюсером отдела новостей, которое широко освещалось в прессе. Я спросила, была ли на свадьбе Касси.

– Конечно, была! – Она даже вскрикнула. – Сказала, что не может быть подружкой невесты, поскольку стара как мир, ну и прочую чепуху, поэтому я не настаивала.

– Ею стала Александра.

Джессика кивнула.

– И актриса Джорджиана Гамильтон-Эрис. И Элис Вашингтон, у которой сейчас собственное шоу. И еще одна моя подружка с Запада.

Интервью длилось долго, почти три часа магнитофонной записи, пока не пришла Марианна и не сказала Джессике, что ей пора готовиться к записи вечернего шоу.

– Надеюсь, вы придете, – сказала мне Джессика. – Полагаю, вам будет интересно. – Я колебалась, и она добавила: – Ну конечно, вам надо работать.

– Не в этом дело. Мне надо встретиться с другом…

– Ни слова больше! Мы выпишем ему пропуск. Марианна все организует.

Я сразу же позвонила Спенсеру, и он согласился, сказав, что будет в «Уэст-Энде» в шесть часов.

Марианна проводила меня в кафетерий и составила мне компанию за ленчем, признавшись, что ей велено не спускать с меня глаз. А в два часа пришла Чи-Чи, чтобы сопроводить ценя к Лэнгли Петерсону, возглавлявшему все электронные компании в империи «Даренбрук комьюникейшнз».

Лэнгли Петерсон, высокий, спокойный и терпеливый, судя по всему, хорошо уживался в этом курятнике. Глядя на фотографию его жены Белинды, сестры Джексона Даренбрука, я пришла к заключению, что она не слишком привлекательная. Интересно, выходит ли он когда-нибудь из себя, работая с такими красотками, как Касси, Джессика и Александра?

– Итак, вы собираетесь писать статью о Касси, – сказал он, усаживаясь за стол, что скорее говорило не о властности его натуры, а о застенчивости.

– Да, – ответила я, поставив диктофон на его стол.

– Должен заметить, очень удивлен этому факту. Касси не из тех людей, которые выставляют себя напоказ.

– Думаю, она рассматривает это как возможность содействовать распространению новостных программ «ДБС».

– Ну, это на нее похоже, – сказал он, тихо рассмеявшись. – Что бы вы хотели узнать?

Я зачитала ему фрагменты интервью бывшего босса Касси.

– Да, – согласился он, – она такой же и осталась. Вне всякого сомнения, в компании ее все обожают. Касси вселяет в людей веру в нашу компанию, без чего не обойтись в этой индустрии. Она самая лучшая. Она единственная.

– Уверена, ей приходится делать и неприятную работу. Хочу сказать, нельзя оставаться все время приятной во всех отношениях.

– Она и не остается, – поспешил он заверить меня и засмеялся. – Она и я… Мы с Касси иногда так ругаемся, что вы в это просто не поверите. Как-то Ад ель, моя секретарша, даже прислала сюда охранника в полной уверенности, что случилось нечто страшное. – Он засмеялся. – Правда. Никого из нас нельзя назвать слабым противником, но, когда мы не согласны друг с другом, это превращается в битву. И когда мы выходим из себя, что случается, возможно, раз в год, и всегда только между нами. Но она знает, что я это выдержу.

Мы поговорили о характере Касси, о том, что у нее есть и норов, правда, глубоко спрятанный, а затем я спросила, приходилось ли Касси кого-нибудь увольнять.

– Она многих уволила, – ответил он. – Это телевидение. Люди приходят и уходят, и если они не в состоянии делать свою работу как следует, их увольняют.

– Значит, есть люди, которые не в восторге от нее? Назовите парочку имен.

– О Господи, – сказал он. – Вы припираете меня к стенке и вынуждаете быть болтливым. Я не могу себе этого позволить. Вы не должны это спрашивать! Это может повредить многим людям!

В ответ я перемотала магнитофонную ленту и стерла последнюю фразу.

– Всего несколько имен, – уговаривала я.

Он назвал мне два. Продюсера кабельного новостного канала и ведущей еженедельного утреннего шоу в Нью-Йорке.

Когда мы закончили, Адель зарегистрировала оба интервью.

Глава 28

Я летела в гостиницу как на крыльях. Неплохой материал подбирается.

Заказав в номер чайник, начала переносить записи с магнитофонной ленты на компьютер. Позвонил Спенсер, чтобы убедиться, что наша встреча в шесть в «Уэст-Энде» остается в силе. Я вернулась к работе и, слушая интервью с Джессикой Райт, пару раз не удержалась от смеха. Я потеряла счет времени и оторвалась от работы только в пятнадцать минут шестого, чтобы быстро принять душ. Я нанесла на волосы кондиционер, когда зазвонил телефон. Он был в ванной комнате, и, снимая трубку, я боялась, что меня может ударить током, так как волосы мокрые.

– Привет, Салли. – Звонил Бадди Д'Амико. – Извини, что беспокою. – Пауза. – Ты где, на Ниагарском водопаде?

– У меня телефон в ванной комнате. Душ принимаю.

– Сможем ли мы когда-нибудь вернуть тебя на ферму? Телефон в ванной комнате, ла-ди-да-ди-да!

Я завернулась в полотенце.

– Что произошло?

– Это я хочу спросить у тебя. Я слышал, ты разыскиваешь список членов масонской ложи более чего двадцатилетней давности.

– И кто же связался с тобой?

– У каждого детектива свои источники информации. Послушай, Салли, без шуток, зачем он тебе?

– Почему ты спрашиваешь?

– Потому что я занимаюсь расследованием убийства.

– Как связано одно с другим?

– Поэтому я и обратился к тебе.

Интересно. Если я скажу, что моя просьба о списке никак не связана с его расследованием и что взыграло мое любопытство, потому что сумасшедший Пит думает, будто мой отец замешан в деле какой-то секты сатанистов, тогда, возможно, Бадди успокоится. С другой стороны, раз он спрашивает, значит, убежден, что какая-то связь имеется.

– Хотела убедиться, что Тони Мейерз не связан с ними.

42
{"b":"156720","o":1}