ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

…ПОЕЗДОМ, КОТОРОГО НЕТ

А в конце техногенного XX века это направление облюбовал самый настоящий поезд-призрак. По его исчезнувшим следам отправимся и мы.

Справка ЖП:

В конце прошлого столетия жители азербайджанской Нахичевани раз в неделю в предрассветных сумерках наблюдали три странных вагона, в тумане парящие над Араксом… Поезд «Москва-Тегеран» получил в народе прозвище «призрак» не зря: поезда такого на самом деле не было, но были три прицепных вагона категории «СВ» — исключительно для дипломатов и специальных советских лиц, командированных в Иран. В 80-90-е годы на Курском вокзале спецвагоны прицепляли к поезду «Москва-Баку», а затем в Джульфе (азербайджанско-иранский приграничный пункт) — к местному поезду «Табриз-Тегеран». Через реку же Аракс, по которой проходила советско-иранская граница, три таинственных вагончика перегонялись по специально построенному для «поезда-призрака» мосту — отдельным локомотивом и глубокой ночью. С началом карабахского кризиса Нахичевань (самая южная часть Азербайджана, отрезанная от основной его территории землями Армении) оказалась в блокаде, и сообщение «Москва-Тегеран» умерло. Бетонный остов моста да раскиданные вдоль берегов Аракса останки вагонов — вот и все, что напоминает сегодня об исчезнувшей дороге. А если бы она и уцелела, то была бы уже не призрачной, а военной — немалая часть маршрута «Москва-Тегеран» лежала через Чечню.

ПЕРЕГОН 1: МОСКВА — БЕЛГОРОД

На каждом полустанке этого отрезка пути тебя поджидают уютные бабушки в ситцевых платочках, вооруженные ароматной жареной курочкой, солеными огурчиками и отварной картошечкой, щедро сдобренной маслом и укропом. Эх, родная средняя полоса! Так и вспоминается царское застолье в кино «Иван Васильевич меняет профессию»: щука фаршированная, рябчики в сметане, блинки с икрой и семужкой да почки, тушеные с овощами (царице — три раза!) Но, если провести параллель и сравнить родного среднерусского мужика с национальной едой, он будет, увы, не всеми этими лакомствами, а — простыми и убедительными Кислыми Щами с Водкой. И это не так уж плохо: наш мужик хотя и прост, а порой и крут нравом, зато за ним — как за каменной стеной. Поссорившись со своей зазнобой, он не подаст на нее в суд как американец, не потащит к психоаналитику как европеец, не сожжет бедняжку заживо как индус и не выгонит из гарема как араб. Русский спокойненько хлебнет щец, стопарик-другой опрокинет… Потом, правда, может и в глаз дать. Но не факт — с каждым днем рукоприкладство к женскому полу на Руси все больше уходит в прошлое. Душа у Кислых Щей прямо-таки есенинская — вся нараспашку и слегка хулиганская. Бывает, как запоет что-нибудь наше, застольное, зычный голос его как взмоет над русским полем и понесется над необъятными родными просторами — аж слеза прошибает! Так что с крепким, но не лишенным романтики, парнем-щами надо всего лишь правильно обращаться: не бить, не материть, не заставлять его бриться и чистить ботинки и не отнимать водку. И тогда от романа с ним можно получить немало ярких впечатлений — песни под гармонику и поцелуи за околицей, танцы в клубе и любовь на сеновале. Незатейливо, зато натурально — никаких искусственных страстей.

ПЕРЕГОН 2: ХАРЬКОВ — РОСТОВ-НА-ДОНУ

По мере продвижения на юг, у станционных бабушек-торговок становится все более выраженный украинский говорок и ассортимент: «Ну шо, доню, сальцо или шпундру? Или кныши с пылу с жару с лучком?» Даже не верится, что через украинскую землю проходит совсем небольшой участок нашего пути (в районе Харькова) — настолько в пограничных с незалежной русских весях уважают смачную речь и кухню соседей! Повелось так издавна: с самых тех пор, как украинская Одесса была признана мамой, а русский Ростов-Дон — при ней папой. И даже русские по крови хлопцы — все как один в этих краях гарны! Так и хочется застрять тут на недельку-другую: кулеш галушками заедать да с парнями хороводить! А главный персонаж в этой щедрой на соленую шутку и острое словцо многонациональной толпе — славный парубок Кендюх с Горилкой. Уж он тебя, если погостить останешься, «пидым разом» и по Дону гулять, и рассветы встречать, и во степи с шашкой наголо в любви объясняться. Отчего заезжую дивчину не ублажить? А коли надоест тебе его удаль молодецкая и ты тихонько уедешь, не простившись — не обидится. Привыкли они к этому: уж сколько нас в ихних здравницах в советские времена перегостило! Ну, придет — тебя нема. Пидманула-пидвела — ну что поделаешь?

ПЕРЕГОН 3: НАЗРАНЬ — БАКУ

Помнишь старую присказку: «Если едешь на Кавказ, солнце светит прямо в глаз»? Это правда: едва миновав Ставрополь, чувствуешь — солнышко припекает уже не по-детски, а глаза всех встречных джигитов блестят как кинжал. И девичье сердце пускается в пляс, прямо как в те далекие времена, когда родители с боем, но отпустили в студенческий лагерь на Каспийском море.

Когда-то, пока испепеляющим ураганом не прокатилась здесь война, Кавказ был одним из благодатнейших мест на земле: живописные горные вершины, живительные минеральные источники, ласковое море, вино, фрукты и темпераментные черноусые красавцы. Город Грозный, мимо которого лежит наш путь, купался в зелени и радовал взор изяществом архитектурных линий. Дагестанский Дербент, что на берегу Каспия, манил путешественников редкой красоты видами и истинным кавказским гостеприимством своих жителей. А далее, если двигаться вдоль каспийского побережья, путника ждала жемчужина Закавказья — красавец Баку. Город, где для курортницы каждая жаркая, напоенная ароматом роз, ночь могла стать настоящей симфонией любви. Не зря на этой земле влюблялись, черпали вдохновение и писали нетленные строки почти все русские классики. Впрочем, во многих оазисах Кавказа и сейчас неплохо, а другие старательно возрождаются. Ибо Бог создал эти места для любви и неги, а совсем не для кровопролития. И сегодня встреченный тобой в этих краях джигит, которого мы условно обозначим как Долма с Каспием,все так же способен исполнить любой каприз приглянувшейся ему девушки. Приезжай — и он непременно накормит тебя рашид-халвой (чтобы губки были сладкие!). Затем подарит 101 розу, станцует лезгинку на крыше собственного авто и пронесет тебя на руках до иранской границы. Благо она уже недалеко.

ПЕРЕГОН 4: ТАБРИЗ — ТЕГЕРАН

Иран (до 1935 года — Персия) — одно из древнейших государств на Земле и чуть ли не самое противоречивое место на свете. Это строжайшее в мире исламское государство всего пару десятков лет назад считалось самым европеизированным в Азии, а его столицу Тегеран называли не иначе как «Париж Востока». Американцы и европейцы любили прошвырнуться в Тегеран и на иранское побережье Персидского залива: отдых и шоппинг в богатейшей нефтяной державе были недороги, а культурная, светская и ночная жизнь — едва ли не более разнообразна, чем на элитных западных курортах. Ну и, конечно, влекли туристов персиянки — слухи об их прелестях ходили по всему миру. Иранские мужчины гордились красотой своих соотечественниц — но вполне цивилизованно, без фанатизма. Браки с иностранцами в стране не возбранялись, а с некоторыми европейцами (немцами, например) даже поощрялись — уж больно детки красивые получались! Исламская революция 1979 года все изменила: красавиц укутали в паранджи, развлечения запретили, а слухи теперь поползли про иранских мужчин — причем, самые ужасные. Дескать, держат они своих писаных красавиц в черном теле: бьют, не разрешают выходить на улицу и заставляют целыми днями молиться, рожать детей и пахать по дому. И совсем немногим, знакомым с Ираном не понаслышке, известна страшная тайна иранских мужей: они так боятся и уважают своих жен, что слушаются их как дети. И все это — при одном единственном условии: чтобы супруга на людях не показывала свою власть над мужем и не позорила мужика в глазах мусульманской общественности! Учитывая, что такова ситуация в каждой второй иранской семье, можно смело утверждать: в этой стране женщина — пусть серый, но кардинал, а мужчина — пусть тайный, но белый и пушистый. И раз мы больше иранцев не боимся, давай знакомиться — Абгушт с Айраном.Это парень хоть куда: водку не пьет, по бабам не шастает и деньги в карты не проигрывает — все это запрещает ему Аллах. Только представь: весь тот джентльменский набор, которым вооружен каждый заштатный ловелас в менее религиозной стране (совместное распитие горячительного, танцы до утра, долгие прогулки по городу в обнимку) для иранца недоступен. Ведь на его родине стоит просто взять подругу за руку в общественном месте, как тут же загремишь в полицию. Но это только на первый взгляд кажется, что без всех этих нехитрых донжуанских радостей вроде как и романа не получится. Еще как получится — в том-то вся и фишка! Уже на следующий день знакомства иранский кавалер пригласит тебя к себе домой. Но не подумай дурного: тебя сразу проводят на женскую половину, где ты познакомишься с мамой своего ухажера, его сестрами, женами и детьми (если таковые имеются). Вы попьете чаю с уилу-шербетом, покурите кальян и поболтаете о том-о сем по-персидски. На следующий день ты в ужасе побежишь покупать обратный билет и поспешно прыгнешь в самолет. А вдогонку тебе полетит телеграмма от персидского поклонника — с предложением руки и сердца. Разве не круто?

58
{"b":"156756","o":1}