ЛитМир - Электронная Библиотека

А она стонала, закусывая губу на каждое проникновение, и только жаждала большего. Впрочем, это ее желание, мужчина удовлетворял с настойчивым рвением.

И когда Крис потерялась в бессчетном количестве оргазмов, которые испытала. Захныкала, почти готовая умолять о пощаде, Клод резко наклонился, накрывая губами ее ухо.

— Нет, девочка, я лучше знаю, когда хватит. — Уже с напряжением, надрывом, не в силах скрывать, что и он был на самой грани, пробормотал мужчина, и сильно, до упора, ворвался в ее лоно.

И да, он оказался прав.

Кристина была вполне способна еще раз раствориться в этом сумасшедшем удовольствии, ощущая, как горячее семя Клода, пульсируя, заполняет ее.

С хриплым стоном, он упал на нее сверху, стараясь упираться на руки и позволяя Крис сохранить дыхание. Обхватив ее ладони своими руками, он сделал синхронными их прерывистые вдохи.

Глава 7

12 век от рождества Христова

Тяжело дыша, девушка прислонилась к грубо сколоченным доскам стены сарая.

О, Луна! Что же она творит?! На что надеется?

Ни на что. У нее не было надежды. Так же, как и сил. Потому она и оказалась в этой ситуации. Потому и начала странную пляску с дьяволом, которая могла привести лишь к одному — к смерти.

Задержав дыхание, чтобы унять бешеный стук сердца в груди, Кристиана крепко сжала кулаки и шагнула внутрь темного пространства. Босые ноги закололо от сухих соломинок.

Ее уже ждали.

Кристиана не знала, как ощутила это присутствие, но то, что Глава был здесь, не вызывало никаких сомнений.

— Ты прекрасно танцевала, девочка. Даже по приказу, я уверен, у тебя не вышло бы лучше. — Голос был тихим и довольным. Ее собеседник, казалось, был удовлетворен тем, что происходило.

Для Кристиан это было хорошим признаком. Давало шанс ее семье. Позволяло ей, одной из самых слабых послушниц, надеяться на помощь.

Только…, стоило ли это того?

Она оборвала такие мысли, стараясь не вглядываться во тьму, прикрывая глаза веками. Кристиана не желала видеть Главу. Никто, в здравом уме, не пожелал бы подобного. Не потому, что его вид наводил ужас. Нет. Просто, не всякому, кто смотрел открыто на Главу, нравилось то, что тот мог потребовать за такую самоуверенность.

— Благодарю. — Тихо произнесла она, не поднимая глаз. — Если вы считаете, что это было именно так…

— Не стоит лукавить, моя дорогая. — В голосе Главы появилась усмешка. — Ты прекрасно знаешь, что все и было именно так. Даже меня не оставили равнодушными чары твоей невинной прелести и страсти, что уж говорить о нашем Магистре, который и утром был очарован тобой.

Кристиана просто стояла, молча принимая эту заставляющую дрожать ее пальцы похвалу. Молясь и Луне, и Матери, чтоб это оказалось лишь изощренной шуткой безумного разума. Ибо внимание Главы было не тем, что ей хотелось бы пережить на своем опыте. Или, даже вероятно, не тем, после чего ей позволили бы выжить.

Будто прочитав затаенные опасения девушки, ее собеседник усмехнулся, нарушив тишину сарая сухим надломленным смехом.

— Не стоит опасаться, девочка. Нынче, ты ценнее в этой роли, нежели будучи подо мной. Хотя…, кто знает, что я возжелаю в следующий миг? — Усмешка приобрела зловещий оттенок, которым, казалось, начала переливаться тьма пустого помещения. Кристиана замерла, боясь шелохнуться. — Но…, пока, меня все и так устраивает.

Кристиана, облегченно, набрала воздух в легкие.

— Возвращайся, девочка. — Глава прошелся в темноте помещения, оставляя в воздухе слабый привкус горьковатого аромата. — И помни, что только честность и открытость защищают тебя.

Ей безумно хотелось уйти отсюда, как можно скорее. Сорваться с места, и убежать далеко-далеко, стремительно, подобно испуганной лани. Но Кристиана не могла позволить себе ничего подобного. Иначе, все, ради чего девушка согласилась на это, потеряло бы смысл.

— Простите, что напоминаю, Глава. Но мой отец, он…

— Не тревожься, я помню о нем. — Небрежно прервал ее собеседник. — И никогда не нарушаю своего слова. Ему помогут, как и было обещано. Иди. Вполне вероятно, что Магистр ищет тебя. А мы бы не хотели заставлять его ждать, не так ли, моя славная? — Эта насмешка, которой было пропитано все округ, жгла Кристиане кожу, напоминая о том, как глубоко она оказалась замешана в том, чего всю свою жизнь стремилась избежать.

— Как прикажете, мастер. — Еще ниже склонив голову, Кристиана так сильно сжала кулаки, что ногти больно впились в кожу, оставляя следы на линиях ладони.

Не рискуя оставаться еще хоть на мгновение, памятуя о том, как непредсказуем в желаниях может быть этот человек, Кристиана торопливо покинула помещение, стремясь оказаться как можно скорее и как можно дальше.

И только отойдя на приличное расстояние и оказавшись на самом берегу небольшой реки, она позволила себе остановиться, делая глубокий вдох.

Кристиана действительно безумно боялась этого человека. И надеялась, что сможет здесь успокоиться и прийти в себя.

Крис запрокинула голов, и взглянув на круглую полную Луну, медленно направилась к далеким кострам, стараясь не повредить и без того израненные ступни еще больше. Она не думала, что ей придется идти на встречу с Главой, когда, взбудораженная взглядом того мужчины, ускользнула от костра, оставив и обувь, и бубен в круге. И теперь, кожа ее ног была изранена и поцарапана камешками и сучками.

До чего же неразумно. И непозволительно расточительно!

У нее не было денег, чтобы заплатить кожевнику за пошив новых туфель. У нее даже не было кожи, чтобы, вообще, можно было вести об этом речь. Ей следовало вернуться к тому костру, надеясь что люди, прекрасно осведомленные о бедственном положении семьи Кристианы, не забрали ее обувь. И бубен.

Ну не глупо ли было убежать, оставив единственное, что помогало ей время от времени зарабатывать немного медяков, чтобы купить еду. Пение и травы, из которых Кристиана, благодаря своей довольно незначительной силе, готовила различные настои, было единственным, что не давало всей ее семье умереть с голоду.

Нужно было возвращаться. Но ей было страшно.

И правда состояла в том, что не Магистра испугалась Кристиана, и даже не того, как он смотрел на нее во время танца. А того, как ее тело дрожало, когда его глаза пробегали по ней, задерживаясь, словно касаясь кожи под тканью. Она была ошарашена тем, что испытала, когда его пальцы, руки этого мужчины обследовали ее, ища пропавший хлеб. Дикое, необъяснимое желание податься навстречу, полностью окунуться в горячий взгляд карих глаз, затеряться в дурманящем аромате этого мужчины, красивее которого Кристиана не встречала за всю свою жизнь — вот что заставило Кристиану бежать прочь.

Ощущения оказались такими необычными. Такими тревожащими и пугающими, что ее сердце начинало с неистовой силой биться в груди при виде него. Словно, только в присутствии этого мужчины и оживало, все остальное время лишь выжидая без него. И кровь Кристианы с неистовой скоростью неслась по телу, разнося возбуждение и непонятное томление, жар, словно в танце…, только сильнее, в тысячу раз яростнее.

Еще раз вздохнув, девушка медленно побрела к огням, стараясь идти ближе к воде, где трава была гуще и мягче, и не колола ступни жесткими остовами.

«У меня не было выбора», — думала она.

Той мизерной силы, которой она обладала, было совершенно недостаточно, чтобы излечить отца. У Ордена же были лучшие целители. Именно потому она и вступила в него, согласившись принести в жертву все, что могли с нее потребовать.

Ступни все равно жгло, превращая каждый шаг почти мукой. Стремясь унять боль, Кристиана, закусив губу, шагнула в прохладу журчащей воды и облегченно вздохнула, ощутив, как река смывала боль с ее кожи.

Так и не выйдя из воды, она присела на валун.

Только минутку. Она посидит тут совсем чуть-чуть, а потом пойдет назад к тому костру.

Запустив пальцы в длинные волосы, она потерла кожу головы, стараясь успокоиться. Вслушиваясь в привычный перезвон подвесок браслета на руке. Кристиана посмотрела на глиняные и деревянные фигурки животных, которые задевая один другого, создавали мягкий мелодичный перестук. И в очередной раз грустно вздохнула. Она приподняла одну ступню и осмотрела кожу, мокрую от прохладной воды.

22
{"b":"156763","o":1}