ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что ж, раз уж я не смогу больше поспать. — Кристина укоризненно посмотрела на ворона, который и был виновен в ее ночном бдении. — Пошли, заварим мне чаю, и будем читать.

Жан согласно каркнул, словно в попытке загладить свою вину.

Усмехнувшись, Крис почесала под клювом у друга, отворачиваясь от окна. Но все же, не удержавшись, еще раз, посмотрела на Луну через плечо, ощущая все то же, непреодолимое притяжение, как и всю свою жизнь…

Но и сосредоточиться на чтении Кристине никак не удавалось. Казалось, что вот то, непонятное состояние, с которым ее вырвали из сна, никак не покидало девушку, заставляя мелко дрожать кончики пальцев и зябко кутаться в мягкий и теплый халат, словно ее, и в правду, морозило.

— Может, я все же, заболеваю, Жан? Как думаешь? — Девушка бросила насмешливый взгляд своих прозрачных, аквамариновых глаза, на ворона, поверх ободка чашки. — Может и меня эта зараза стороной не обошла?

Жан посмотрел на нее, умудряясь взглядом своих черных глаз, выразить снисходительную насмешку и… фыркнул…

Вороны не фыркают?

Наверное, но Кристина всегда считала, что ее питомец — нечто большее, чем простая птица, и уже давно, не пыталась понять, как он умудрялся делать все, что Жан делал. Просто принимала это.

— Смейся, смейся, Жан. — Крис сделала еще глоток горячего чая, отодвигая от себя книгу, и откидываясь на спинку стула. — Не стоило позволять этому Тэдди себя целовать, он точно был заразным. — Таким заявлением она добилась одобрительного карканья со стороны стола, на которой Жан поглощал семена.

О, девушка ни капли не сомневалась, что именно так ее птица и отреагирует.

Жан, на дух, не переносил ни одного из тех мужчин, которые пытались выстроить хоть какие-то отношения с его хозяйкой. Возможно, оберегая свое место, или защищая гнездо, Кристина не сильно разбиралась в столь ревнивом поведении питомца. Но факт оставался фактом: стоило какому-то мужчине появиться в жизни Крис, и ворон приходил в весьма скверное расположение духа, нещадно мучая «счастливчика».

Больше всего не повезло тем, кому Кристина позволила попасть в свою спальню. Впрочем, учитывая плачевный результат таких попыток, нельзя сказать, что девушка так уж защищала горе-любовников от нападок Жана.

Больше на словах, если честно.

И, сказать по правде, почти и не испытывала стыда за такое и свое, и птицы — поведение.

Наверное, было не совсем нормально для здоровой девушки двадцати шести лет, проводить ночи на кухне в обществе ворона и книги по черной магии. Но, так уж было.

И вспоминая свои три, неудачные попытки сблизиться с реальными мужчинами, Кристина склонялась к мысли, что такое занятие — было во стократ предпочтительнее того, невыразительного, удручающего, и навевающего лишь разочарование и ощущение грязи, пыхтения своих кавалеров под одеялом.

Она могла простить такое Джеку, в конце концов, он, как и она, на тот момент, был девственником, не удивительно, что Крис не смогла испытать удовольствия от секса с прилично хватившим лишку студентом, да еще, и делающим это в первый раз.

Но, когда те же ощущения повторились и со вторым кандидатом на постоянные отношения, а спустя пару лет, и с третьим, Крис просто решила поставить крест на всем этом утомительном мужском сопении.

Что-то не так было с этими мужчинами.

Наверное, они думали иначе. Вполне вероятно, что эти парни именно ее, Кристину, считали фригидной ледышкой.

Но она-то знала, что это было не так.

Кристина могла испытать удовольствие.

О, да! Совершенно точно, могла.

Проблема состояла в том, что все оргазмы в своей жизни, Кристина испытала, будучи одна в кровати…, во сне…, с тем мужчиной, который так долго снился ей…

Возможно…, только возможно, что это было, все же, поводом, для обращения к психотерапевту.

В конце концов, когда мужчина из снов, удовлетворяет тебя так, как не может ни один реальный — причина, определенно, скрыта в подсознании. Фрейд, как бы там ни было, был не таким уж и маразматиком, как его пытались теперь представить.

Однако, Кристину, пожалуй, устраивало такое положение дел.

Сны, которые она видела с двенадцати лет, далеко не все были наполнены эротизмом.

Ох, нет!

Она не была озабоченной извращенкой, в конце концов, и это успокаивало ее, позволяя самой себе искренне наслаждаться теми ночами, когда Крис снился ОН.

В остальное же время, фантазии спящего ума, скорее, отражали ее увлеченность культами и магическими ритуалами, перенося Крис то на тайные церемонии, то в самую гущу жизни средневековых поселений…

И каждый ее сон, был поразительно реален…

Что, как ни прискорбно было признавать, так же, свидетельствовало в пользу изменения психики. И если такую реалистичность быта европейцев начала смутных времен она еще могла объяснить себе тем количеством книг, которые поглотила за жизнь, то детальность и… хм, поразительную изобретательность своих эротических сновидений, заставляющих ее краснеть по утрам, Кристина не могла сама себе объяснить.

Чем-чем, а литературой или другими материалами, содержащими эротику, девушка не увлекалась никогда. А те, жалкие попытки, ну никак не могли ее подсознанию дать такие картины…

Жан переступил лапами по столу, отвлекая Кристину от очередного приступа самоанализа. Пожалуй, стоило, все же, попытаться почитать, а вдруг, эта книга будет настолько нудной, что ее сморит сон?

Хотя, это никогда не срабатывало…, к сожалению.

Глава 2

Клод стремительно шел по коридору штаб-квартиры Ковена, пытаясь унять бушующее раздражение.

— Вы хотите мне сказать, что за пять дней до ритуала, вы обнаруживаете какой-то источник энергии, но не можете установить ее локализацию?!

Вот дерьмо! Не было похоже, чтоб ему удавалось совладать со своей яростью!

— Поймите нас правильно, Магистр. — Один из членов Совета Ковена склонил голову, признавая то, что такое упущение, было сродни слабости, и весьма отрицательно характеризовало этих самых Старейшин. — Да, мы признаем, что совершили где-то ошибку. Но никому из нас, ни по отдельности, ни совместными усилиями не удается определить, где именно источник этой неучтенной силы. Но, и я прошу обратить на это ваше внимание, Магистр… — Советник остановился, не успевая за размашистыми шагами, и склонил голову, откидывая на спину капюшон ритуальной мантии, блеснувший серебряным шитьем по краю. — Что это — весьма слабое сияние, которое не может изменить исход ритуала.

Клод иронично осмотрел своего собеседника, искренне радуясь в душе, что положение Магистра избавило его от необходимости носить этот балахон. Теперь он сам решал, в каком одеянии являться на собрания.

— Вы ошибаетесь, Джаред. — Мужчина обратился к Советнику по имени, придавая этим неформальность всему, что будет сказано между ними. — Всего лишь одна капля воды может заставить перелиться чашу, если она наполнена до краев. А, ведь, именно это мы и делаем. Максимально накапливаем и потенцируем всю энергию для ритуала. Так что, — Магистр рассматривал пальцы своей ладони, произнося все это. — Даже очень слабый источник энергии — должен быть локализован и учтен. Ясно?

— Но, Клод… — Попытался возразить Джаред, поднося руку ко лбу, и потирая кожу, испытывая неуверенность, очевидно.

Магистр иронично хмыкнул, наблюдая за этим.

Было чертовски приятно, заставлять нервничать тех, кто когда-то ставил под сомнение силу самого Клода.

— Дайте мне платок, Джаред. — Магистр прервал начинающиеся оправдания. — Я не желаю ничего слышать. — Проговорил мужчина, вытирая пальцы белым кусочком тончайшего шелка, который протянул ему собеседник. — Если в течение двух дней я не буду знать, кто или что причина этой силы — на следующей церемонии, в жертву будет принесен один из моих Советников. Пора добавить каплю свежей крови в это застоявшееся болото. — Усмехнулся Клод, возвращая, испачканный кровью, оставшейся после ритуала, платок его побледневшему владельцу. — Все ясно? Вот и хорошо. — Кивнул маг после неуверенного подтверждающего «да» собеседника. — И доведите это до сведения каждого Советника.

3
{"b":"156763","o":1}