ЛитМир - Электронная Библиотека

После такого поцелуя ее дыхания не хватало на слова, только на слабый кивок. Вероятно, на это он и рассчитывал, планируя таким образом отвлечь от новости о постоянной охране. Уже успев немного изучить этого мужчину, Крис вполне могла допустить подобный вариант.

— Я заберу тебя вечером, — губы Клода все еще были близко к лицу Кристины, пока он продолжал «инструктаж», а его ладонь обхватывала ее щеку. — А ты — будешь звонить мне, если вдруг, что-то случится, или если тебе покажется что-то неладное, и каждый час — просто, чтобы сказать, что не случилось ничего. Ясно?

— Это немного напоминает паранойю, Клод, тебе так не кажется? — Кристина отстранилась, усмехаясь, и потянулась к ручке двери.

— Возможно, — легко согласился Клод, останавив ее руку, и сам вышел из машины. — Но я не собираюсь снова допустить ошибку, — продолжил он, открывая дверь с ее стороны, и подавая Кристине руку, чтобы помочь выйти. — Это не обсуждается.

— Клод…, - она собиралась возмутиться и напомнить, что пока он, со всем этим бредом о магии и колдунах, о перерождении и воспоминаниях из прошлого, не появился в ее жизни — Кристине ни разу не угрожало ничего серьезней, чем нелестная критика ее журнала в рейтинге, или падение кирпича с крыши дома. То есть все то, что по статистике, могло угрожать любому человеку.

Однако Клод, уже знал, казалось, как можно прервать любое возмущение Кристины. И последней здравой мысль до того, как она полностью отдалась поцелую, которым он отвлек ее, было недовольство тем, сколь быстро Клод нашел к ней подход. А потом, на пару минут, она забыла и о том, что стояла на улице, посреди метели, и обо всем, что узнала за утро и предыдущую ночь. В этот миг не было ничего важнее его губ, которые так нежно, но с напором, ласкали ее рот; его языка, который лишал всякого здравого смысла своими движениями. Ничего, кроме Клода. И это казалось чересчур верным…

— Я жду звонка через пятьдесят пять минут, девочка, — дыша не менее прерывисто, чем она сама, Клод, наконец, отстранился от ее губ, целуя щеку. — Если ты не позвонишь — я буду здесь через десять минут. Потому, когда мысль о паранойе придет тебе в голову, Кристина, вспомни, чем окончился прошлый мой визит в твой кабинет, — он насмешливо скривил губы и легко поцеловал кончик ее носа, разворачивая Крис ко входу, — через пятьдесят три минуты, — уточнил он еще раз, вызывая у Кристины нечто, напоминающее недовольный рык. Впрочем, Клод не казался впечатленным или испуганным подобным проявлением ее раздражения в ответ на его настойчивость.

Глава 13

Часы показывали без двадцати минут двенадцать.

Это был рекорд. Из трех часов, прошедших с момента их расставания, последние тридцать минут были самым продолжительным временем, за которое Крис ему ни разу не позвонила.

Клод усмехнулся. Да уж, дать ей время — было хорошей идеей. Очевидно, его присутствие рядом, чересчур отвлекало Кристину, мешая думать. Потому что, первый раз она позвонила ему спустя десять минут после их «прощания».

Воспоминание о том, как он едва не развернул машину, наплевав на здравый смысл и решение дать ей отдохнуть от всей этой мистики, едва увидел на дисплее номер Крис, заставило Великого Магистра покачать головой. Он слишком серьезно отнесся к вопросу ее безопасности. Но не собирался об этом сожалеть.

Однако то, как именно звучал ее голос на вопросе «Я — ВЕДЬМА?!» в трубке — послужило хорошей компенсацией за этот… хм, за беспокойство. Очень, очень сильное беспокойство, испытанное по ее вине.

Кажется, Кристину немного обидел его смех в ответ на эти слова…

Но она быстро отошла.

После этого, не проходило и десяти минут, чтобы Крис ему не позвонила. И каждый раз у нее был целый список вопросов.

Чертовски огромный список забавных вопросов.

Клод даже начал подозревать, что все время в промежутках между их разговорами она тратит на их составление.

Он не удивился вопросам о душе, скорее ждал чего-то подобного. Но не поверил себе, когда она, весьма прагматичным голосом, начала уточнять, насколько именно далеко позволено заходить в применении магии, с сохранением пропуска в рай?

Откинувшись в своем кресле, Клод, не выдавая своего удивления таким вопросом, как можно безучастней, постарался выяснить, какой именно вид черной магии Кристина решила практиковать, раз сомневается в сохранности своей души?

И вот тут, услышав в ответ нецензурное высказывание, произнесенное почти шепотом, он понял, что недооценил, насколько это все для нее может быть трудно, осознать то, что это — новая реальность жизни Кристины, а не глупый, неудачный розыгрыш.

Тогда Клод стал просто отвечать на любой, даже самый странный вопрос с ее стороны.

А ее интересовало все, любые, самые незначительные детали. Порою даже, такое, что Клод растерянно качал головой, удивляясь, отчего Крис пришла к подобной мысли. Конечно, ему самому было несоизмеримо легче принимать свою суть. Клод родился и рос среди тех, кто прекрасно знал о своих силах. Кристине так не повезло.

А потому, сидя в своем кабинете на третьем этаже резиденции Ковена, он спокойно и тщательно рассказывал обо всем, что вызывало ее интерес. От влияния времени года на уровень силы, до методов использования магии в играх на бирже. Самым смешным ему показалось ее расстройство от того факта, что Кристина могла неосознанно использовать собственный дар в управлении подчиненными.

Клод ухмыльнулся этому огорчению но, стараясь, чтобы голос не отразил усмешки, спросил — почему ее это расстраивает? А когда Кристина сказала, что хотела сама по себе добиться хорошей работы своих сотрудников, он спокойно и настойчиво, стараясь сказать, как можно мягче, произнес: «Но это и есть ты. Сила — такая же часть тебя, как твой разум».

И он ощутил, что часть его спокойной уверенности, передалась Кристине.

Еще раз посмотрев на циферблат, Клод встал и подошел к окну, наблюдая за продолжающимся снегопадом.

Без пятнадцати.

Это было странно, но он почти испытывал дискомфорт от того, что она перестала звонить так часто.

Или же это беспокойство было иного рода?

У нее могли быть дела, в конце концов. В перерывах между тем, как допрашивать его, Кристина могла и работать.

Рассеянно глядя на кружащиеся снежинки, Клод делал то, что ему еще не приходилось делать — приводил в порядок свои чувства и эмоции, пытаясь вычленить то, что вызывало почти ощутимое неудобство.

Верховный Магистр не привык испытывать эмоции. Его часто считали бесчувственным. Называли за глаза ледяным выродком. Он это знал.

И Клода ни капли не беспокоило подобное, потому что он был именно им. Эмоции и чувства были чем-то, что никогда не нарушало его сосредоточенности. Не потому, что Клод не хотел бы ощутить нечто подобное. Просто так было.

Он мог ощутить отдельный проблеск интереса, мог испытать желание или потребность в удовлетворении своей нужды. Но это никогда не превалировало в нем. Никогда не было сильнее его стремления обрести максимальную силу и мощь. Никогда не заставляло терять голову и творить безумства, на подобии тех, что он и совершал с первой секунды встречи с Крис. Это было настолько непривычным и новым, что следовало потратить время, чтобы разобраться в самом себе, навести подобие порядка в этом клубке непонятных, бурлящих чувств.

А вот сейчас — он чувствовал. И это не было приятно. Потому что чувствовал Клод — страх.

Он боялся за Кристину. И эта боязнь усилилась за последние пятнадцать минут.

Обычный человек махнул бы на подобное ощущение рукой, со смешком сваливая все на разгулявшуюся паранойю. Маг не мог позволить себе подобной безалаберности, игнорируя интуицию.

Стремительно отвернувшись от метели, он потянулся за телефоном, лежащим на столе. Пусть лучше он перегнет палку и снова будет обвинен во вмешательстве в ее личную жизнь, чем…

Не успел Клод нажать на дозвон, как дисплей телефона вспыхнул. На экране засветилось не то имя, которое Клод хотел бы видеть. И то, что звонил Дрю, было чертовски плохим признаком. Полчаса назад, Клод послал его сменить Фреда, который до этого охранял Кристину…

45
{"b":"156763","o":1}