ЛитМир - Электронная Библиотека

Его лицо застыло, став каменным. Но он не оттолкнул Кристину. Нет. Даже, пожалуй, крепче сжал пальцы, которые так и держали ее щеки.

— Вероятно, — медленно, задумчиво произнес он, — ты в чем-то права. Однако, — Клод надавил на ее скулы, заставив Кристину посмотреть ему в глаза. — Я не думаю, что мое желание заполучить больше могущества для Ковена оказалось решающим, — он говорил так, будто бы рассуждал, предлагая ей обсудить это с ним. — Я не был одержим этим.

— Да? — Крис вздернула бровь, и в ее голосе явственно звучала горечь. — Тогда для чего ты так часто уезжал, оставляя меня на попечение своих помощников? Разве ты не был доволен тем, что мы имели?

С силой выдохнув, он резко поднялся и стремительно отошел к камину. Пламя вновь рванулось вверх, выдавая смятение того, кто не привык сомневаться в себе и своих решениях.

— Ты действительно считаешь так? — как-то задумчиво поинтересовался Клод, в противовес тому, насколько яростно бушевала его сила, сжимая вокруг них воздух. Впрочем, Кристине это не причиняло дискомфорта. Он оберегал ее и от своего гнева.

Она опустила ноги на пол и погрузила босые ступни в пушистый ковер.

Что Крис могла сказать? После того, что она узнала об их прошлом…

Да, Кристина действительно считала, что стремление Клода к максимальной мощи виновато во многом. Она не обвиняла любимого. Нет. Но и отрицать очевидного — не могла.

— Скажи, — Крис поднялась с дивана, испытывая слабость. — Ты помнишь ту ночь, когда наступило пересечение сил и времен? Тогда, когда они столкнули нас в зале?

Клод кивнул, все еще глядя на бушующее в камине пламя.

— Ты вошла в зал через южные двери, — голос Магистра гулко разнесся по комнате, и огонь Затрещал поленьями, вторя ему. — Тонкая и бледная, закутанная в мантию Ордена, сжимая в ладони ритуальный кинжал, — он говорил медленно.

Кристина предположила, что теперь, зная о ее воспоминаниях, Клод пытается по новой переоценить свои собственные. Не обвиняя Кристину, а ища в памяти доказательства ее невиновности.

— Да, два дня наставлений Главы не добавляют свежести внешнему виду, — иронично хмыкнула она, непроизвольно обхватив себя руками. Будто бы вспомнила боль пыток наставника Ордена.

Клод резко втянул в себя воздух, который едва не крошился от малейшего его движения.

— Крис…

Но она дернула головой, не дав ему продолжить.

— Я испытала ужас, увидев тебя, прикованного к стене, — отрешившись на время от эмоций, сказала она. — И тут они впихнули в мои руки тот кинжал. А Сэм сказал, что если я не убью тебя — они уничтожат каждого близкого мне человека. Мучительно и медленно. У меня на глазах, — она уставилась в окно, за которым завывал морозный зимний ветер. — Вот только, я сама это сделала, Клод. Там, в зале, — Кристина опустила глаза, рассматривая ворсинки ковра. — Меня уже не волновали жизни и судьбы моих родителей. Было лишь одно живое существо помимо тебя, которое имело значение. Но я сама убила его, чтобы дать тебе хоть какой-то шанс спастись, чтобы выиграть время для тебя.

— Кристина? — Клод, не понимая ее слов, повернулся и впился глазами в лицо Крис. Но она не желала пока встречаться с ним глазами.

— Тогда, убивая себя, вместо тебя в ритуале, я сознавала, что убиваю двоих — себя, и не рожденного ребенка, которого мы с тобой зачали…, - голосом, срывающимся от этих слов, наконец-то призналась Кристина, не зная, какой будет реакция Клода. — О котором я так и не успела рассказать тебе. Ты так быстро уехал в то утро, перед нападением.

Она все еще стояла посреди комнаты, обхватив себя руками. И отсчитывала секунды ударами сердца в могильной тишине, упавшей на комнату. Крис насчитала три.

— Ты должна была убить меня, Кристина! Должна была! — ладони Клода с нажимом обхватили ее, придавив Крис к его мощному торсу. Его тепло окутало ее, избавляя от тоски и ужаса из-за понимания от того, что она тогда сделала.

— Что бы это дало, Клод? — прижавшись к нему спиной так, будто старалась растворить в любимом, — прошептала Кристина. — Они бы все равно убили меня…, нас. А так…, так ты смог дать нам всем еще один шанс. И, — она повернула лицо так, чтобы увидеть янтарные глаза. — Тебе придется постараться и приложить все усилия, чтобы в этот раз не позволить Ордену нас сломать, — потребовала Кристина.

Клод промолчал.

Но по тому, с какой силой он обнимал ее, по странной связи, что только крепла между ними с каждой раскрытой тайной — Крис знала, что в этот раз Магистр не будет разрываться между двумя устремлениями. Клод сделал выбор. В тот самый момент, когда все узнал. И теперь, им осталось только бороться за него.

Глава 20

В комнате царила полутьма. Шторы на окнах были плотно задернуты. И только отблески огня в камине, да маленькие огоньки пламени сотен потрескивающих свечей давали красноватое освещение.

Кристина медленно опустилась на колени, находясь точно в центре круга, созданного ею из горящих свечей. В ее ладони, крепко зажатая, лежала крохотная глиняная фигурка голема ворона.

Сегодня даже ее малая сила имела значение. Пересечение времен являлось тем моментом, когда и настолько слабая ведьма, как она, могла оказаться полезной Ковену и своему любимому.

Глубоко вздохнув, Крис принялась медленно, тихо и четко проговаривать слова заклинания, которые теперь так охотно ей подсказывала пробужденная память.

Она находилась в полном одиночестве не только в комнате, но и во всей квартире. Клод даже слышать не захотел о том, чтобы брать Кристину с собой на собрание Ковена перед тем, как отправиться к Главе. Он не собирался оповещать Орден об официальном начале войны. Считал, что Глава сам сделал подобное заявление, когда похитил Кристину.

Сейчас, используя момент на полную, ее Магистр должен был проводить последний ритуал, который позволит ему усилить себя и свой Ковен в этой битве. И его мощь будет только нарастать с каждой каплей крови, вытекающей из жертвы, которую принесут для этого.

Однако, даже несмотря на такую мощную подпитку, Крис полагала, что и ее сила не будет лишней для Клода.

Именно потому в пустой, защищенной от любого проникновения квартире Магистра, сейчас звучал ее тихий речитатив.

Огромный зал в штаб-квартире Ковена заполнился до отказа.

Казалось, что и струйке дыма не просочиться между ритуальными одеяниями магов, которые собрались для решающего этапа тех ритуалов, которые выполнялись ежедневно на протяжении последних тридцати трех дней.

Вот только главная жертва оказалась более значимой, чем планировал или ожидал хоть кто-нибудь из них. Один из двенадцати главных помощников Магистра, Советник, лежал на холодном мраморе пола, исчерченном символами заклинания, и пытался освободиться, разрывая свои мышцы, кожу, сухожилия.

Безнадежно и бессмысленно.

Клод не вслушивался в слова заклинаний, которые монотонно напевали его помощники. Он не замечал судорожных подергиванийраспятого Фреда, лежащего у его ног. Металлические колья, вбитые в руки и стопы предателя, не давали тому сдвинуться с места и нарушить узор символов, что должен был связать призываемую силу с кровью Фреда.

Но не из-за поверженного и наказанного врага на губах Магистра играла удовлетворенная улыбка.

Он ощущал, как его окутывает и оплетает теплая, искрящаяся сила его любимой.

Кристине не стоило этого делать. Следовало бы поберечь энергию для себя, чтобы полностью восстановится после всего, что Глава с нею сотворил. Но его упрямая маленькая ведьма как всегда поступила по-своему.

Не оборачиваясь, Клод протянул руку, зная, что Дрю уже должен подать кинжал. Холодное лезвие привычно легло в руку.

Клод посмотрел в глаза тому, кто второй раз за восемьсот лет пытался разрушить его жизнь, и жизнь Кристины. Кто так или иначе был повинен в смерти его ребенка. И по хаотичному метанию глазных яблок предателя понял, что тот ясно видит свою судьбу в его взгляде.

Вот только убежать не может. Даже в тот иллюзорный мир пыток, которым еще недавно мучил его Глава, за попытку играть против них при нападении на Кристину. Он был легче реальных пыток Верховного Магистр. Но Клод безжалостно выдернул Фреда из того два часа назад, когда приехал в штаб-квартиру Ковена.

69
{"b":"156763","o":1}