ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Так она и вправду имеет на вас виды? В этом причина?

Стрезер почувствовал себя неловко: мысли его друга принимали слишком прямое направление, и он тут же сделал вид, что не вполне понимает, о чем речь.

– Причина моей поездки?

– Причина вашего подавленного состояния и всего прочего. Даже невооруженным глазом, знаете ли, видно, что она загнала вас в угол.

Тут уж искренности Стрезеру было не занимать.

– Так вы решили, что я попросту сбежал от миссис Ньюсем?

– Каюсь, не знал, – сказал Уэймарш, – что вы такой привлекательный мужчина. Сами знаете, как эта дама вас отличает. Ну разве что, – проговорил он то ли с иронией, то ли с тревогой, – вы сами имеете на миссис Ньюсем виды. Что, она тоже сюда пожаловала? – спросил он с притворным ужасом.

Его друг невольно – чуть-чуть – растянул губы в улыбке.

– Успокойтесь, нет! Она – слава тебе Господи – и еще сто раз слава тебе Господи! – осталась дома. Она собиралась ехать, но передумала. Я некоторым образом здесь вместо нее и в этом смысле действительно – отдаю должное вашей догадке – прибыл сюда по ее делам. Как видите, тут много всяческих связей.

Но Уэймарш упрямо видел только одну:

– Включая, стало быть, и ту, которую я назвал.

Стрезер вновь прошелся по комнате, поправил на приятеле одеяло и решительно шагнул к двери. Он испытывал такое же чувство, как сиделка, выполнившая все на нее возложенное и заслужившая право на отдых.

– Возможно, много больше, чем мне сейчас хотелось бы растолковывать. Не бойтесь – я ничего от вас не утаю: вы услышите столько, сколько вам и не переварить. Я очень рассчитываю – разумеется, если наши пути не разойдутся, – услышать ваше мнение о том, во что я вас посвящу.

Уэймарша в этих посулах, по обыкновению, заинтересовало побочное соображение.

– Вы хотите сказать, вы не уверены, что наши пути не разойдутся?

– Я лишь учитываю такую опасность, – по-отечески предупредил Стрезер. – Поскольку слышу, как вы стенаете, что вам хочется домой, и склонен думать, вы способны на подобную глупость.

Уэймарш выслушал его молча, как большой разобиженный ребенок.

– Что вы намерены со мной делать? – спросил он после паузы.

Такой же вопрос несколько часов назад Стрезер задал мисс Гостри и сейчас невольно подумал – неужели это звучало так же по-детски? Но он, по крайней мере, мог дать более определенный ответ:

– Поехать с вами в Лондон.

– Но я уже был в Лондоне! – почти простонал Уэймарш. – И меня там, Стрезер, ничто не привлекает.

– Возможно, – добродушно кивнул Стрезер. – Надеюсь, однако, привлекаю я.

– Так мне придется туда с вами ехать?

– Сказав «а», надо сказать и «б».

– Пусть так, – вздохнул Уэймарш, – делайте ваше черное дело! Только, прежде чем тащить меня за собой, извольте все рассказать.

Но Стрезер уже вновь погрузился в воспоминания – частично приятные, частично покаянные – о событиях прошедшего дня, пытаясь решить, выглядел ли он в своих претензиях так же комично, как его друг, и совсем потерял нить разговора.

– Рассказать вам?…

– Ну да. Какое поручение на вас возложили?

Стрезер в нерешительности помолчал.

– Видите ли, – сказал он, – поручение мое такого рода, что я при всем желании не сумею его от вас скрыть.

Уэймарш с мрачным видом уставился на него.

– Вы, стало быть, хотите сказать, что приехали ради нее?

– Из-за миссис Ньюсем? Да, конечно, я же сказал. В значительной мере.

– Тогда зачем говорить, что вы приехали ради меня?

Стрезер в нетерпении вертел в руке ключ от своего номера.

– Все очень просто. Я приехал ради вас обоих.

Уэймарш, вздохнув, наконец повернулся на бок.

– Ну, я-то не имею на вас видов.

– Я тоже, раз уж на то пошло…

И с этими словами Стрезер, смеясь, удалился.

III

Накануне Стрезер сказал мисс Гостри, что они с Уэймаршем выедут скорее всего дневным поездом, а назавтра выяснилось, что эта дама собирается отбыть утренним. Когда Стрезер спустился в кафе, она уже позавтракала; Уэймарш еще не появлялся, и у нашего друга было достаточно времени, чтобы напомнить об условиях заключенного между ними договора и назвать ее щепетильность чрезмерной. Право, не стоит убегать в тот самый момент, когда обнаружилось, как она нужна! Он подошел к мисс Гостри, когда она подымалась из-за стола в нише у окна, где просматривала утренние газеты, и в памяти Стрезера – о чем он не преминул ей доложить – всплыл образ майора Пенденниса[4] за завтраком в клубе – комплимент, который, по словам мисс Гостри, она высоко оценила, и он принялся так горячо упрашивать ее задержаться, словно пришел к выводу – в особенности после видений минувшей ночи, – что никак не может без нее обойтись. Во всяком случае, она должна до отъезда научить его заказывать завтрак, как это принято делать в Европе, и в первую очередь помочь ему справиться с трудной задачей – заказать завтрак для Уэймарша. Последний, отчаянно шепча из-за двери, возложил на него священные обязанности по части бифштекса и апельсинового сока – обязанности, которые она, взяв на себя, выполнила с исключительной расторопностью, не уступающей ее блестящей сообразительности. Ей уже приходилось отучать прибившихся к чужому берегу соотечественников от привычек, по сравнению с которыми привычка начинать день с бифштекса – сущий пустяк, и не в ее правилах, учитывая накопленный опыт, сворачивать с избранного пути; правда, по зрелом размышлении, она высказала более широкий взгляд на этот предмет: в известных случаях всегда возможен выбор обратной тактики.

– Иногда, знаете ли, предоставить их самим себе…

Ожидая, пока накроют стол, они прошли в сад, и Стрезер, слушая откровения мисс Гостри, находил их для себя крайне интересными.

– И что тогда?

– Значит, все для них настолько усложнить – или, напротив, если угодно, упростить, – что ситуация неизбежно разрешается сама собой: они жаждут вернуться домой.

– А вы жаждете для них того же, – весело вставил Стрезер.

– Не скрою – жажду и стараюсь отослать их туда как можно скорее.

– Как же, как же. Вы доставляете их в Ливерпуль.

– В бурю годится любая гавань. Да, при всех прочих моих обязанностях, я еще и агент по репатриации. Мне хочется вновь заселить нашу опустошенную родину.[5] Иначе что с нею станется? И хочется отвадить чужих.

В ухоженном английском саду, овеянном свежестью утра, Стрезер чувствовал себя на редкость приятно: ему нравилось, как хрустит под ногами плотно убитый, пропитанный влагой мелкий гравий, а праздный взгляд с удовольствием блуждал по ровным бархатным лужайкам и чисто выметенным изгибам дорожек.

– Чужих людей?

– Чужие страны. Да, и чужих людей. Я хочу вселить уверенность в наших собственных.

– Чтобы они не рвались сюда? – не без удивления спросил Стрезер. – Тогда зачем же вы их встречаете?

– Ну, требовать, чтобы они не приезжали, – это пока чересчур. Я ставлю себе иную задачу: пусть скорей приезжают и еще скорей возвращаются. Я встречаю их, чтобы помочь пройти испытание Европой как можно быстрее, и, хотя никогда никого не останавливаю, у меня есть свои способы внушить им все, что требуется. Я разработала целую систему, и в ней, если желаете знать, – продолжала Мария Гостри, – заключена моя тайна, моя сокровенная миссия и та польза, которую я приношу. Видите ли, это только кажется, что я их ублажаю и поощряю; каждый мой шаг продуман, и я неуклонно делаю свое подспудное дело. Могу, если угодно, сообщить вам свою формулу, но, думается, практически я добиваюсь успеха. Я отправляю вас домой выдохшимися. И вы остаетесь там. Пройдя через мои руки…

– Мы уже не появляемся здесь вновь? – Чем дальше она шла в своих объяснениях, тем дальше он, видимо, способен был следовать за ней. – Мне не нужна ваша формула. Я уже понял – и сказал вам вчера, – какие за вами бездны. Выдохшимися! – повторил он. – Благодарю вас, – коль скоро вы собрались столь изысканно спровадить меня отсюда, благодарю за предостережение.

вернуться

4

В романе У.-М. Теккерея «Пенденнис» (1850) дядя героя, майор Пенденнис, своими увещеваниями удерживает юного племянника от брака со странствующей актрисой.

вернуться

5

Согласно этому и некоторым другим косвенным указаниям, действие «Послов» происходит в США после Гражданской войны (1861–1865), ее последствия еще напоминают о себе. Основные эпизоды, по-видимому, относятся к концу XIX в.

6
{"b":"156782","o":1}