ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Простой вопрос вдруг привел Дьенка в замешательство. Он поблек и замер, почти растворившись в тенях, и ответил после короткой, но заметной паузы:

— Нет! Никаких голосов.

— Почему мне кажется, что ты говоришь неправду?

— Я же призрак, как ты выразился, — Дьенк взял себя в руки, — ветер не касается меня.

— Получилось! — раздался вдруг ликующий возглас вслед за очередным сдвоенным «бух!» по траве. — Я прыгнула!

Брюс и Дьенк обернулись и удостоились повторения победного прыжка. Элия, почти не путаясь в широких юбках, разбежалась, изо всех рванула ввысь и вперед и дотянула-таки до второй линии. Правда, отчего-то это достижение не вызвало восторга ни у Брюса, ни у Дьенка.

Запыхавшаяся девушка плюхнулась у костра, схватив пирожок из узелка, навязанного щедрым пекарем. И тут же с сожалением положила его обратно.

Брюсу захотелось выругаться в полный голос.

— Я вот думаю, — не замечая его взгляда, заговорила Элия, с усилием отводя взгляд от соблазнительной сдобы, — а если это правда? Про то, что он ищет свою потерянную любовь… Мне даже жаль его.

— Спорим, что твое сочувствие испарится бесследно, едва он появится у тебя за спиной, или… — Брюса осенила ужасная догадка. — Или ты хочешь затеять с ним умиротворяющую беседу?

Элия лишь презрительно скривилась, вороша палкой притихший костерок. Потом глубоко вздохнула:

— Просто странно, в какой ужас может обратиться даже любовь в человеке.

— Это зависит от человека. — Брюс сощелкнул с рукава отлетевшую искру.

— И для этого ему необязательно умереть, — тихо присовокупил Дьенк.

Сумерки прокрадывались между деревьями, задерживаясь все дольше. Серые тени обретали лиловость, а затем насыщались чернотой. Тьма вспенивалась, заполняя трещины и колдобины, расползалась под корнями, все увереннее обнимала деревья.

Навязчиво пахло розами, как перед грозой.

Замок затаился, выжидая. Все его окна строго смотрели на пришельцев.

* * *

— Не вздумай за мной ходить! — Элия неловко подвязала широкое платье ремнем. — Он может тебя заметить, и тогда все пропало.

— Никого он не заметит, ослепленный страстью к тебе, — Брюс скривился.

Без содрогания смотреть на это чучело, топорщившееся жесткими от вышивки складками платья, было невозможно. Хорошо еще, Даринка не отличалась высоким ростом, так что подол едва доставал Элии до щиколоток. Но ширина!..

— Мне не нужна твоя помощь, — сердито повторила Элия. — Сиди и не мешайся.

Брюс подождал, пока она уйдет достаточно, и двинулся следом.

…В сумерках замок словно увеличился в размерах, а ночью во тьме и вовсе распух, пропитав своими миазмами, казалось, все вокруг. У Брюса даже в носу засвербело.

В верхнем уцелевшем окошке башни дрожал синеватый огонек. Кроме этого — ни малейшего движения.

Куда ушла Элия, Брюс не засек, слегка запоздав, пробираясь через заросли и упустив девушку из виду. Но во дворе ее уже не было.

— Вон он! — вдруг с ужасом вскрикнул Дьенк прямо над ухом, заставив Брюса подскочить.

…«Он» стоял на той же самой галерее, по которой днем ходила Элия. Брюса ознобом дернуло от этой жуткой угловатой фигуры — неподвижный человек в доспехах. Из нагрудных лат на уровне сердца торчит длинное, в половину руки, стальное лезвие. Вместо лица — белесое тестяное месиво. Волосы паклей висят вдоль щек.

«…он хватает девушку и прижимает ее к себе, как в горячих любовных объятиях… — дрожащими голосами наперебой болтали дочки пекаря, сладко замирая от ужаса, который теперь их не касался. — И меч протыкал сердце бедняжки насквозь!..»

Брюс моргнул, и Любовник исчез, словно растворился.

— Брюс! Он рядом с ней!

Да уж видим… Нелепая фигура в растопыренном платье, заметная даже в сумраке, шла прямо навстречу засевшей в тенях твари.

— Элия! — не удержался и закричал Брюс. — Впереди!

Фигура в платье замешкалась, обстоятельно озираясь. Куда подевался Любовник, Брюс не заметил, но понесся ко входу в замок, надеясь поправить хоть что-нибудь. Запоздалые сожаления гнали его не хуже собачьей своры. Почему он так медлил? Почему все-таки не дал этой сумасшедшей по голове и не уволок отсюда?!

— Она там! — Дьенк вынырнул из стены.

Внутри небольшой замок казался запутанным и обширным. Из проломов и окон на вскрытые и раздолбанные полы лился едва различимый свет, размывавший честную тьму до лживых сумерек. Налетев на что-то громоздкое, Брюс шарахнулся назад.

— Уходи! — вдруг закричала невидимая Элия откуда-то сверху. Страха в ее голосе не было, только раздражение. — Ты отвлекаешь его! У меня все идет по плану!

Брюс замешкался, подслеповато вертя головой, потом попятился к выходу. Над головой звучно протопали, осыпая каменную крошку. Потянуло мертвечиной. Замок дышалтьмой, путая сознание.

Свежий воздух пах пылью и проклятым шиповником. Зато обзор отсюда, несомненно, лучше…

В следующую минуту сверху шумно прыгнули.

Элия, выскочившая из расселины над лестницей, мельком огляделась, заметила Брюса, успела скорчить гримасу и, подобрав юбки, уверенно понеслась прочь. Тварь, что выпрыгнула за ней следом, приземлилась бесшумно. Пробежали тусклые отсветы по вороненым доспехам, когда монстр разогнулся во весь рост. Тени у него не было.

— А ну… — Ничего разумного от неожиданности Брюс не придумал. Только подобрать ближайший булыжник и с размаху запустить в Любовника.

Тускло брякнуло.

По длинному наточенному лезвию мелькнул лунный блик. Белесая безглазая масса под копной спутанных волос исказилась быстрой судорогой. Потом Любовник повернулся и устремился за убегавшей девушкой.

Ну, осталось надеяться, что она не растеряла прыжковые навыки…

Звучно хрустели кусты. Шум удалялся. Потом опять стал приближаться. Запыхавшаяся Элия вывалилась из зарослей слева. Остановилась рядом с Брюсом, пытаясь отдышаться.

— Получилось?

— Нет, — совершенно невозмутимо сообщила она, перемежая слова жадными вдохами. — Он бежал за мной, но прыгать не стал.

Почему? Да кто его знает… Кажется, не самый подходящий момент интересоваться добродетелью девушки.

Из дальних зарослей показалась неутомимая меченосная тварь. Бег Любовника был монотонен и ровен, как по каменному полу. Только травы слегка кланялись, расступаясь. Ну, хотя бы очевидно, что не призрак.

— Я задержу его! — вызвался Дьенк, метнувшись твари наперерез.

Любовник притормозил и подался назад, словно пережидая порыв ветра. Дьенк болезненно взвыл, прикоснувшись к существу, и сразу же бросился прочь. Помедлив, Любовник свернул за ним.

— Уходим, — решил Брюс, потянув за собой Элию.

На этот раз возражений не последовало.

— Что делать? — Элия выпутывалась из злополучного платья, с треском обрывая рукава и оборки. — Нельзя так все оставлять!

— Еще как можно!

— Он не провалился, значит, пойдет искать новую жертву.

— Он наверняка пойдет искать тебя. И тебе нужно улепетывать как можно дальше, чтобы он не смог догнать. Эти твари привязаны к месту своей смерти. Беги, пока Дьенк его задержал.

Брюс, еще не договорив, осознал, что брякнул лишнее.

— Дьенк с ним?! — Элия круто развернулась, устремившись обратно.

— Стой!

К счастью, как раз в этот момент Дьенк вынырнул из тьмы. Выглядел он изрядно потрепанным и перепуганным.

— Стой, Дьенк уже здесь!

— Врешь! — Элия свирепо перебросила косу через плечо.

— Не вру… Да стой же, он хочет что-то сказать…

— Я завлек его в лес, — выдохнул истерзанный Дьенк. — Но он вернется. Я ничего не могу с ним сделать… Когда попытался проникнуть в него… — он всхлипнул в ужасе. — Это бездна!

— Дьенк тоже считает, что надо уходить, — вкратце перевел Брюс.

Элия презрительно скривилась:

— Все-таки ты врешь! Нет здесь никакого Дьенка! Он бы никогда так не поступил! Он храбрец!

Поникший Дьенк внезапно приосанился. Брюс схватился за голову. Ощущение близкой угрозы стало едва переносимым. Нечто плыло через ночной лес, приближаясь.

49
{"b":"156786","o":1}