ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

  -Высказывания ваши, кто спорит, приятны слуху, но постарайтесь в будущем избегать суетного славословия. Учтивость как проявление вежливости по отношению к другому человеку - качество, безусловно, замечательное, пока не переходит в откровенное подобострастие, прикрывающее эгоистические интересы и унижающее произносящего льстивые речи, а заодно и развращающее души благосклонно их воспринимающих, культивируя в них высокомерие и вседозволенность.

  -Ой, простите, пожалуйста! - Лиэнна огорчилась так искренне, что любому стало бы ясно - никаких корыстных побуждений у неё не было и в помине.

  -Принимаю ваши извинения и, с вашего позволения, оставлю пока записки и их перевод у себя для более тщательного ознакомления.

  -Ничего не имеем против!

  -Благодарю. И больше не смею вас, Лиэнна, задерживать, а вот с вашим спутником хотелось бы побеседовать ещё немного.

  -Я подожду за дверью?

  -Да, конечно.

  Фигуру девушки окутал телепортационный туман и, когда он рассеялся, Лиэнна обнаружила, что стоит в коридоре у дверей собственной комнаты.

  Эрик внутренне сжался, судорожно вспоминая, за какой проступок следует ожидать нахлобучки - известно ведь, просто так начальники не просят задержаться для приватной беседы. Однако, к немалому его удивлению, Гарозиус стал расспрашивать о вещах вполне тривиальных - про школьные годы нашего героя, взаимоотношения в семье, бытовые проблемы жизни в России.

  -Давно хотел лично побеседовать с каждым из учеников, понять, что он из себя представляет, да всё недосуг было, - как бы извиняясь, произнёс под конец Архимаг. - Но лучше поздно, чем никогда, разве не так? Значит, говоришь, чародеев у тебя в роду не было, и до поступления в Академию никогда с волшебством не сталкивался?

  -Именно так, Гроссмейстер!

  -Не жалеешь о сделанном выборе?

  -Ни в коем разе. Мне здесь очень понравилось.

  -А в какой специальности хотел бы достичь совершенства?

  -Пока не решил. Скорей всего, в магии Духа. Хотя пока не знаком с основами Спиритизма и Трансформаций, возможно, они понравятся больше.

  -Ничего страшного, мало кто из учеников после всего лишь года обучения принимает окончательное решение посвятить себя полюбившемуся разделу магии; иные меняют учителей всего за полгода до обретения статуса бакалавра. Так что не переживай, всё ещё впереди, немного настойчивости и трудолюбия, и любое волшебство будет по плечу. Тогда уже не тебе придётся искать себе учителя, согласного продолжить твоё обучение, а наоборот - Мастера будут оспаривать между собой честь взять тебя в ученики!

  На той благостной ноте и закончилась аудиенция; Эрик точно таким же образом отправился прямиком в свои апартаменты, немного огорчившись напоследок, что так и не удалось прогуляться по загадочному третьему этажу Штарндаля.

  Архимаг же, постояв минуту в задумчивости, открыл магически запертый сейф, иллюзорно замаскированный под тумбочку с цветочной вазой, и достал из него картонную папку с надписью 'Дело о применении студентом I курса Эриком Ставцевым магии высшего порядка', в верхнем правом углу которой теперь красовался лиловый штамп 'Особо секретно. Выдаче не подлежит. Прочтение и копирование только с одобрения Гептаграммы'.

  Часть 2. Гости званые и незваные.

  Глава 19.

  Подобно лесному пожару, слух о скором приезде делегации гномов-волшебников вихрем пронёсся по замку, встряхнув полусонное царство вековечной Штарндальской неторопливости. Повсюду сновали руководимые мистером Фиттихом големы, наводя чистоту и порядок как внутри, так и снаружи здания. Студентам заповедано было не только ликвидировать свинарники в собственных комнатах, но и одеваться поприличнее - дабы не оскорблять взор гостей, привыкших к традиционным нарядам, футболками с похабными изображениями и мини-юбками (а кто проштрафится - на месяц чистить по ночам клозеты!). Хоть и казалось маловероятным, что столь высокопоставленные гости снизойдут до лицезрения ученических келий, Эрик на всякий случай провёл у себя генеральную уборку.

  А заодно засел за чтение книги, выданной ему Мастером Халидом ещё в день приезда в Академию. Будь она на русском, давно осилил бы в часы отдыха, но аглицкий текст предполагал необходимость активной мозговой деятельности, да и затрат изрядного количества времени, которого вечно не хватало. И лишь теперь, когда визит легендарных обитателей горных пещер стал вопросом нескольких дней, Эрик, пересилив себя, взялся за перевод.

  Повествование на сей раз велось от лица некоего учёного - историка и этнографа, собравшего воедино наиболее достоверные свидетельства очевидцев, снабдив их научной интерпретацией. В кратком пересказе, без упоминания частностей, представляющих интерес лишь для теоретиков, и опуская излишне пространные рассуждения, способные скорее утомить, нежели позабавить, содержание книги выглядело следующим образом.

  '...Скандинавские сказания, повествующие о сотворении мира, упоминают об одновременном создании братьями-богами Одином, Вили и Вё двух народов - светлых эльфов, до сей поры именующихся эльфами, и чёрных эльфов, впоследствии получивших название гномов. Данный миф отражает факт, что когда-то и те и другие населяли одну планету; на это указывает близкородственность языков, позволяющую пусть и с трудом, но всё же понимать друг друга без услуг переводчика.

  Согласно легендам обеих рас, прародители эльфов населяли леса и степные равнины, развивая земледелие и ремёсла; наиболее крупные их поселения, располагавшиеся на перекрёстках торговых путей, постепенно превратились в города, ставшие культурными центрами эльфийской античности. Наиболее воинственные племена заселили южные степи, где вели кочевой образ жизни, добывая пропитание скотоводством и охотой, а заодно с завидной регулярностью совершая набеги на соседей.

  Гномов, напротив, больше привлекали возвышенности и горные хребты, где основой их деятельности стало добывание руд, выплавка металлов и изготовление из них разнообразных изделий, обменивавшихся на древесину и продовольствие. В отличие от эльфов, ценивших эстетику изящных искусств, увлекавшихся философскими спорами и сочинением поэм, гномы отдавали предпочтение математике, механике и конструированию машин, способных облегчить их тяжкий труд в шахтах и кузнях.

  Многие столетия две нации мирно жили бок о бок - вплоть до Эпохи Раздора. О причинах её наступления нет единого мнения: одни исследователи предполагают ухудшение климатических условий на планете, вызвавшее массовое переселение народов, и, как следствие, кровавые 'разборки' между 'гостями' и 'хозяевами'; другие кивают на появление лидеров, сумевших собрать значительные силы для продолжительных завоевательных походов, третьи видят корень зла в религиозных распрях, побудивших жрецов объявить священную войну 'неверным'. Так или иначе, но период мирного сосуществования закончился; всё более широкомасштабные столкновения привели к появлению у обеих сторон регулярных армий. Основу эльфийской составляла кавалерия - лучники на боевых единорогах и пешие солдаты, вооружённые в основном копьями. У гномов отсутствие конницы с лихвой компенсировала бронированная пехота, поддерживаемая отрядами стрелков-арбалетчиков, а также камнеметательные и огнемётные механизмы. Специфика войны состояла в том, что эльфы предпочитали избегать сражений в чистом поле, где крайне редко удавалось пробить оборону или остановить идущие в наступление гномские фаланги - превосходство оружия и доспехов из железа над деревянными стало очевидным сразу после начала активных боевых действий. Зато обитатели равнин легко брали реванш в партизанских стычках, ставя ловушки и засады, откуда расстреливали врага в упор, после чего с лёгкостью уходили от погони.

  То затухая во время перемирий, то обостряясь вновь, военные действия продолжались в пользу гномов, пока среди эльфов не объявился талантливый полководец Гиишминн, отвоевавший захваченные неприятелем города и перенёсший пламя баталий на его территорию. Гномы при приближении его войска бежали в ужасе, по заранее прорытым туннелям уходя всё дальше в горы. Эльфы же, дойдя до пригородов вражеской столицы, остановились, ожидая подкреплений союзных племён кочевников. А заодно осваивая искусство управления захваченными катапультами, без которых взять горную цитадель не представлялось возможным, намереваясь разграбить и сжечь её дотла, чтобы никогда не возродилась вновь.

37
{"b":"156790","o":1}